Речная прогулка по ночной Сене



Я не верил, когда мне говорили, что ночная прогулка по Неве несравнимо прекраснее, нежели прогулка по ночной Сене. Но побывав в Париже, смог убедиться в справедливости этих слов.

Чем-то Сена напоминает Неву. Наверное, из этого родился анекдот. Двое идут по набережной Сены, и один у другого спрашивает: "Ты не знаешь, как называют эту реку?" – "У нас называют Нева, а как здесь, не знаю".

Хотя, честно говоря, после простора Невы, Сена напоминает скорее Фонтанку или малую Невку.

В Париже 38 мостов, и самый красивый это мост Александра III. В фильме Люка Бессонна "Ангел А" именно с него прыгает в Сену главный герой. Мост был построен в 1896 году в память о заключении франко-русского соглашения и носит имя российского царя. Камень в основание моста заложил сам Александр III. Мост украшен крылатыми конями, херувимами, купидонами и нимфами. Его ещё сравнивают с Троицким мостом в Петербурге.

Вообще, Париж удивительно русский город. В Париже даже есть магазин "Санкт-Петербург", где продаётся русская литература, антиквариат и букинистические издания. О посещении этого магазина я расскажу отдельно. И всё же Париж не похож на северную столицу России. Париж город весёлый, не то что сумрачный Петербург.

А вот в Петербурге вскоре могут запретить ночные экскурсии по Неве на маломерных судах из-за угрозы безопасности пассажиров. Прогулочных судов на Неве становится всё больше, и это мешает навигации больших транспортов во время разводки мостов. А разведённые мосты на Неве это бренд Петербурга. Но по каналам можно будет кататься как раньше. Каналы Петербурга чем-то напоминают каналы Амстердама.

Наверное, Париж один из самых дорогих брендов (наравне с кока-колой), ведь его ежегодно посещает 20 миллионов туристов. И надо признать, реклама Парижа не обманывает. Всё даже интереснее, чем можно описать и показать. Париж распиарили как никакой другой город, так что это уже почти миф. Романтический ореол создаётся вокруг абсолютно прозаических вещей. Возможно, это и правильно. Иначе невозможно вынести жизни, если во всём видеть прагматизм и утилитаризм.

На многих мостах видна монограмма N – даже тиран Наполеон, погубивший сотни тысяч жизней, оказывается благодетелем Парижа.

Париж город маленький, но весьма насыщенный.

На острове Сен-Луи всегда, особенно вечером, много влюблённых парочек. Мы тоже решили прогуляться по набережной Сены перед Нотр-Дам – культовому месту всех влюблённых. Но как нас и предупреждали, мы чуть не стали жертвой мотоциклетного грабителя. Я вовремя увидел его и сразу взял в руки наши пожитки.

Впрочем, "волшебство места важнее, чем его критика".

В Париж невозможно не влюбиться, но важнее, чтобы и Париж влюбился в тебя! "Разрежьте моё сердце, и вы там обнаружите Париж", – признавался Луи Арагон. Символ Парижа – распустившаяся роза.

После введения запрета на проезд по набережным Сены в выходные дни, воздух стал там чище и пространство для прогулок больше. Не случайно просят привезти воздух Парижа, который продаётся в консервных банках. Это чистый воздух, ароматный, наполненный запахом зелени и цветов.

Из предрассветного Парижа творится парфюм.

Париж это мечта, неутолимая жажда мечты, которую невозможно утолить. Я спал по четыре часа, но и эти часы хотелось подарить Парижу. И Париж подарил мне себя.

Говорят, что французы чем-то напоминают русских. Возможно своей беззаботностью и бунтарством, свободой над порядком. Французский свободолюбивый дух и русский бунтарский дух в чём-то схожи.

Если для нас быть собой это проблема, и мы боремся, чтобы отстоять свою индивидуальность. А здесь это так же естественно, как дышать.

Конечно, французская культура более древняя, чем наша. По некоторым оценкам, мы отстаёт на 700 лет. У них больше опыта, они старше. И надо признать, мы идём следом. Мы многое копируем у Франции, но более пышно, напоказ. Вместо изящества – излишество!

Русские всегда стремятся показать, что они "не хуже", вместо того, чтобы доказать, что они лучше! Русский дух не изящен, как французский. Нет в нас такой тонкости чувств. У нас всё менее красиво, хотя и более правдиво.

Мне кажется французы при всём своём удобстве (комфорте) не исчерпали своей пассионарности, духа свободы. У них, в отличие от немцев, свобода превыше порядка.

Французы себя любят, причём больше всех именно себя! В тонкости, изяществе превзойти французов, кажется, невозможно. Тонкости чувств французов можно позавидовать, равно как и изяществу манер.

Можно с преувеличением сказать, что это французы сделали любовь любовью! У них всё функционально, даже красота. У них даже деревья посажены для тени, а у нас для украшения. У них даже красота функциональна.

Интересно, а красота функциональна? Или всё что функционально, то и красиво? Нет, не всё что красиво, функционально.

И в этом самый главный и больной вопрос: сможем ли мы быть похожими на Европу? Мы стремимся уподобиться Европе. Но в Европе всё настолько правильно, что даже противно. Торжество удовольствия и комфорта, приятность во всех отношениях!

В Париже только одно неудобство – французы во всём ценят удобство. Франция – это комфорт, рациональность, прагматизм. Но комфорт убийственен для духа. Мы же недостаток комфорта материального компенсирует духовностью.

Что ещё смогут создать французские интеллектуалы на почве чувственного комфорта? Свобода – да. Но для чего? Ради чего? Не для сидения же в парижских кафе?

Любовь не всегда удобство. Ради чего люди живут вместе? Ради удобства? Вряд ли. И потому много одиноких. Торжество индивидуальности и комфорта закономерно приводят к одинокому существованию.

Французы и француженки ухоженные. И не просто ухоженные, а я бы сказал лощёные. Интересно, сколько времени они тратят на уход за телом, и не отвлекает ли это от заботы о душе? Так гибнут цивилизации – когда достигается абсолютный комфорт, тогда и гибнет цивилизация. К чему стремится, когда у тебя есть всё?!

Из Парижа наша жизнь видится иной, равно как и с горы Моисея или из подземелья пирамиды Хеопса. Вообще, я заметил, что мировоззрение и мышление во многом зависят от местоположения. Близость к морю делает мышление открытым.

Да, в Париже не плохо. И хочется остаться. Но это неправильно. Надо не сбегать в европейский комфорт, а дома порядок наводить, чтобы у нас было не хуже, чем в Париже.

Чтобы ехать в Париж, надо быть готовым вернуться! Честно говоря, я хотел привезти этот праздник для вас с собой. Но понял, что это невозможно. Париж – это праздник, который невозможно увезти с собой! Можно лишь остаться с этим праздником навсегда!

В Париж невозможно не влюбиться. Он как прекрасная девушка принимает обожание всех своих многочисленных поклонников, никому не отвечая взаимностью, а только наслаждаясь всеобщим обожанием, и не принадлежа никому. Париж можно любить, не рассчитывая на взаимность. Париж можно любить, любить и только, ничего не требуя взамен.

Но, да простят меня парижане, я не променяю столицу красоты на самый умышленный город на земле – Петербург. Я люблю этот самый фантастический город на свете. Но главное — не могу жить без него!

Как ни давила тошнота городского смрада, как ни удушало зловоние неожиданных закоулков, Я не могу отделаться от ощущения принадлежности себя этому необыкновенному городу — ужасному и прекрасному, величественному и омерзительному. Я его дитя, и нигде не чувствую себя столь вдохновенно, как в этом непостижимом сочетании блистательных першпектив и соединяющих их скользких вонючих переулков с застенками дворов-колодцев. Я проклинаю и восхищаюсь этим необыкновенным лабиринтом, способным очаровать кого угодно, где можно было бесконечно плутать в тупиках каменных мешков, но всегда находить спасительную нить Ариадны в одном из многочисленных каналов, пронзающих город насквозь.

"Петербург — это город мечты, что застыла в разводке мостов, колыбель для поэтов судьбы, пантеон для несбывшихся снов. Это место где грёзы живут обещанием счастья тебе, где мечты воплощения ждут в предвечерней и утренней мгле. Тут Невой вдохновенье живёт. Ну а львы сторожат здесь талант. Только тот тайну града поймёт, кто придёт ночевать в Летний сад. Символ города этого — Сфинкс — гордо тайной застыл над Невой. Сокровенного творчества смысл постижим лишь поэта душой. Здесь всегда я как гость восхищён. Не привыкну к его красоте! В этот город с рожденья влюблён. Им я, в общем-то, и сотворён. Где бы ни был — душой у Невы среди сфинксов и львов мне родных. С этим градом всегда я на Вы. Он отец всех мечтаний моих. Заблужусь в лабиринте домов, чтоб понять в чём каналов секрет, и постигнув творенье без слов, я стихами сведу их на нет. В бесконечность залива уйду, чтоб остаться с собою на ты, и, вкусив сотворенье мечты, только здесь с наслажденьем умру".
из моего романа-быль "Странник"(мистерия) на сайте Новая Русская Литература



© Николай Кофырин – Новая Русская Литература
3
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.