Путями первопроходцев. Часть 7



Посёлок Самарга тянется вдоль моря и только две небольшие улицы уходят в сторону близь лежащих сопок. Живёт тут чуть более 170 человек, но в отличии от остальных посёлков, расположенных на севере Тернейского района, здесь есть участковый, что несомненно положительно влияет на местную жизнь.



В посёлке три небольших магазина, в которых продаётся необходимый минимум продуктов питания (крупы, приправы, консервы, пиво и т.п. – авт.). Цены в полтора раза больше «материковых». Не смотря на то, что мы находимся не на острове, всё же чувствуется некая оторванность от цивилизации. «Большая земля» находится всего в трёхстах километрах, но очень далека и трудно досягаема.
Жители Самарги занимаются всё той же охотой и рыбалкой. Есть здесь и небольшой «рыбколхоз» - остатки от предприятия советской эпохи. Ловят и заготавливают рыбу, но работает тут совсем немного местных жителей. Рядом с посёлком одноимённая река Самарга впадает в Татарский пролив. Устье реки широкое и извилистое. На протяжении 300-400 метров река идёт параллельно морю и отделена от него песчаной косой, но через пару серьёзных штормов этой косы может не стать и река будет впадать в море на прямую. Сюда на нерест заходит красная рыба (кижуч, сима, горбуша, нерка и т.п. – авт.). В самом устье очень много кефали, но местные жители практически не обращают на эту рыбу внимания. Изредка ловят её на заливное, да собирают выбросившуюся на берег, на корм домашним животным (собакам, свиньям – авт.). Красную рыбу тут продают по 60 рублей за килограмм, но покупателей найти очень сложно, т.к. местные её ловят сами, а приезжие не могут покупать в больших объёмах по двум причинам: первая – самих приезжих мало, вторая – сложность транспортировки (вертолёт или корабль – авт.), что существенно удорожает ваши покупки. Та же ситуация и с мясом. Килограмм изюбрятины стоит 120-150 рублей.



Несколько лет назад на окраине посёлка поселились староверы (старообрядцы). Их несколько семей и перебрались они сюда из Хабаровского края, а одна семья приехала и Красноярского края. Живут хорошо, крепко и зажиточно. В каждом дворе современный джип, дополнительно поднятый и усиленный для езды по местному бездорожью. Есть даже машина-монстр – Ниссан Сафари на мосту ГАЗ-66 с колёсами от трактора Т-150. Это авто проходит в любом месте. Одеваются староверы в разноцветные шёлковые рубахи-косоворотки подпоясанные узкими ремешками и обычные штаны. Дети бегают босиком. Женщины (и девочки и взрослые) одеваются в длинные юбки и цветастые кофты. На головах платки. У всех новые, большие дома. Крыши кроют современными стройматериалами (ондулин, металлочерепица и т.п. – авт.). У общины есть строительная техника (бульдозер и кран), что существенно облегчает жизнь не только им самим, но и жителям соседних сёл. Когда мы приехали к ним в гости, большая часть мужчин была на ремонте школы в Перетычихе.



Нам удалось поговорить с двумя мужчинами (с женщинами разговаривать невозможно, кроме «здравствуйте» от них сложно услышать, что то ещё). Разговаривают на вполне современном русском языке без всяческих архаизмов. На вопросы касающиеся веры и причин приведших их сюда разговаривать отказались. Общая квинтэссенция разговора – местные жители и участковая с главой поселения их недолюбливают и излишне к ним придираются. То у них дома построены из ворованного леса, то они самые главные браконьеры.



Не известно, как всё обстоит на самом деле, но местные их действительно тихо ненавидят. Говорят, что таких браконьеров свет ещё не видел. В тайге бьют всё что шевелится. Из реки рыбу вылавливают тоннами. К ним постоянно прилетают борты (самолёты – авт.) без опознавательных знаков, с хабаровской стороны. В лесу строят собственную взлётно-посадочную полосу, что бы прилетающие самолёты не мозолили местным глаза. Лес постоянно валят без разрешения. Ведут себя так, как будто Бог отдал эту землю им на откуп.
Кто тут прав, а кто нет разбираться не нам, но из двух этих противоположных точек зрения ясно одно – конфликт назревает и рано или поздно, в каком-то виде выйдет наружу. Остаётся надеяться, что решение будет мирным.
Кстати, мы сами были свидетелями, как к староверам прилетели люди на АН-2 и позднее встретили их на реке. Они расположились на косе в 10-12 километрах вверх по течению Самарги и судя по количеству заготовленных 20 литровых пластиковых контейнеров (не менее 20(!) – авт.) прилетели они не на спортивную рыбалку.



Вообще браконьерство в этой местности цветёт махровым цветом и одна участковая не в силах с ней справится, а операция «Путина» редкий гость в этих местах, т.к. пока сюда доберётся природнадзор и полиция, все местные будут знать об этом визите и никого поймать не удастся.
Мы поднялись на ульмаге (длинная удэгейская лодка – авт.) вверх по течению Самарги с местным жителем.



В нижнем течении Самарга очень опасна для самостоятельного хождения на лодке. Очень много «заломов» (на мысах собираются в большие завалы смытые деревья – авт.) и «топляков» (полу или совсем затопленные деревья – авт.). Несмотря на сравнительно ровные участки, лодка постоянно виляет по течению, уходя то вправо, то влево и очень часто приходится видеть острые концы стволов деревьев торчащих из воды как пограничные «засеки» или скрывающиеся под самой кромкой. Стоит только лодке наткнуться на подобную ловушку и она, вне всякого сомнения, пойдёт на дно. Но местные жители прекрасно знают местный фарватер, и смело ходят по этой не простой реке.
Таким образом, нам удалось пройти по Самарге не только сверху вниз, но и с низу вверх и подробно исследовать её на всём течении.
11
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Stella Shulunova
2
👍
Сергей Саблин
Благодарю!
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.