Путешествие на край географии Часть 1




Трое молодых людей - два парня и девушка, решили совершить авантюрное мотопутешествие из столицы Среднего Урала – города Екатеринбурга, к самой северной точке европейской части России – мысу Немецкий на Кольском полуострове. За четыре недели путешественники преодолели путь, равный расстоянию от Владивостока до Санкт-Петербурга, искупались в трех морях и Северном Ледовитом океане, посетили двенадцать городов, побывали в четырех климатических поясах и двух национальных парках, при этом за время пути сожгли почти тонну бензина!

Путешествие на край географии Часть 2
Путешествие на край географии Часть 3
Путешествие на край географии Часть 4

Об идее мотопутешествия


С чего начинается путешествие? С первого шага за порог или с первой мысли о местах, где еще никогда не бывал? Думаю, что все-таки начинается все с мысли. Когда принимаешь решение ехать, жизнь несколько меняет свой вектор. Ум начинает изыскивать возможности и рассматривать варианты, а внутренний «Дядюшка Скрудж» хвататься за сердце, предвидя значительные траты. Воображение как-то само рисует картины будущего приключения, а интуиция предвкушает трэш.



Идея посетить Карелию зародилась весной, в YouTube я наткнулся на ролик про бесчисленные озера и красивейшие пейзажи этого края. А почему бы не поехать на мотоцикле? Страшновато для первого раза, но вполне возможно. А может поехать толпой? Тоже можно, только не толпой, а маленькой компанией, человека 3–4. Примерно такие мысли витали в моей голове, сплетаясь, они намечали контуры будущего путешествия. Полетели вечера в интернете, чем больше информации находилось, тем дальше хотелось забраться. Как-то совсем незаметно появился план заехать в Кижи, а потом вписались Хибины. Но чего-то все не хватало, какой-то сверх идеи. Долго ждать себя идея не заставила – полуостров Рыбачий, самая северная точка европейской части России, в сотнях километров за полярным кругом, почти на самой границе с Норвегией.

Я всегда считал, что в путешествии должна быть цель, что-то уникальное. Ставя и достигая свои цели, как бы поднимаешься по ступеням, отмечаешь воображаемыми галочками пункты в своем внутреннем личном деле. Цель должна быть достойна того, чтоб ее достигли. А если в обозначении цели есть слово «самый» — это то, что нужно! Нужно стремиться к самому интересному, самому удаленному, самому высокому, ко всему самому-самому.

Самая северная точка европейской части России – удаленный и дикий край – хорошая цель, именно поэтому было несложно найти единомышленников на такую авантюру. Первые, кому я предложил участвовать в поездке, были мои друзья Арунас и Оксана. Они как-то сразу загорелись идеей и согласились, на этом поиски спутников закончились. Именно благодаря этим двум людям путешествие приобрело элементы приключения, и именно они сделали его таким, каким мы его запомнили. Несмотря на то, что за время поездки наша дружба не раз подвергалась испытаниям, мы прошли его вместе. Если бы мне вдруг выпала возможность переиграть все заново, по другому сценарию, то я бы, наверное, отказался.

Арунас, литовец по отцу, но русский по духу, всегда спокойный и неторопливый до тех пор, пока дело не дойдет до дороги, а вот тогда нужно сильно стараться, чтоб не отстать! Оксана почти полная противоположность, всегда активная, хочет все и сразу, может не спать по несколько суток кряду, и весьма легка на подъем.

Мы стартанули из Екатеринбурга в первых числах августа, ребята ехали на машине Honda Civic, а в прицепе везли два мотоцикла Honda AX-1, ну а я изначально задумывал поездку как мотопутешествие, поэтому с самого начала ехал на своем BMW F650GS Dakar.

 
Это непередаваемое чувство, когда, наконец, отправляешься в путь после долгих приготовлений! У меня и раньше были продолжительные поездки, недели на три-четыре, но это был велотуризм. В голове вновь роились сотни вопросов: Как поведет себе техника? Потяну ли я сам физически? Хватит ли денег? Успеем ли вернуться вовремя? И прочие неизвестные. Но начало положено, и мы тронулись навстречу приключению этого лета.

О мотобратстве


Эйфория от долгожданного начала путешествия и отличной погоды неожиданно испарилась вечером второго дня пути. До темноты мы не успели добраться до Нижнего Новгорода, уперлись в плотную колонну машин, едущих со скоростью 80 км/ч посреди ремонта дороги, да еще и дождик начал моросить. Само по себе, все это не страшно, но вот, все условия сошлись, к ним добавилась усталость да притупленное внимание. В один «прекрасный» момент все завязалось в узел, который я не смог переехать. Впередиидущая машина пропустила между колес здоровенную кучу глины с камнями, а я как раз в этот момент перестраивался из левой колеи в правую. Переднее колесо, подпрыгнув на этом препятствии, вильнуло в сторону, я попытался компенсировать, но покрышка уже скользила по мокрому асфальту и вот, я уже чувствую, как мотоцикл, заваливаясь на левый бок, прошел точку невозврата… Метров пятнадцать мы прокатились на боку по асфальту, когда кофр зацепился за обочину и мотоцикл резко остановился, я перелетел через него, увлекая за собой ветровое стекло, и, кувыркаясь, скатился в полутораметровый кювет. Все произошло настолько быстро, что испугаться я даже не успел, но отчетливо запомнил то ощущение обиды, мысль, промелькнувшую за мгновение до падения, что всего второй день пути и вот я уже разбил мотоцикл, что это конец путешествия…

 
Никто, из водителей, ехавших в плотном потоке и видевших мое падение, не остановился. Я в изорванной куртке стоял над мотоциклом, валявшимся на обочине, а машины ехали и ехали мимо, не обращая на меня внимания. Когда я уже связался по рации с Арунасом, подъехали двое парней на чопперах.

- Ты чего? Как? Живой? – заглядывая в мои глаза, спрятанные за визором шлема, спросил первый, высокий, плотный, в толстой кожаной куртке с цепью.
- Тебя сбили? Видел, кто столкнул? Давай, щас догоним его! – тут же подскочил второй байкер, пониже первого, коренастый и широкоплечий.

Как же меня поразила эта готовность незнакомых людей помочь постороннему человеку на основании лишь того, что мы все мотоциклисты! Это событие стало моим первым опытом, когда я столкнулся с явлением мотобратства, я вдруг почувствовал себя по-настоящему причастным к огромному движению единомышленников. Ребята помогли погрузить мой раненый байк в прицеп, предлагали свой гараж, помощь в ремонте, звали переночевать к себе. В Новгороде нас ждали друзья, поэтому мы отказались от предложений, но обменялись телефонами на всякий случай.

Утром следующего дня в Нижнем Новгороде мы подводили итоги падения. Оторвал рычаг сцепления, разбил ветровик, оторвал переднее крыло, помял кофр. Сам же я не пострадал вовсе, все на себя приняла защита: пошоркал наколенники, досталось черепахе и каске, весь бок куртки в дырах. Обидно и досадно, но ехать можно. Заменили рычаг, выстучали кофр, починили левый пульт, оторванное зеркало посадили на холодную сварку – вот и весь полевой ремонт.
 

О знаковых встречах


«Москва... как много в этом звуке для сердца русского слилось!» Для меня же Москва, кроме того, что это столица Родины моей, это еще и двое близких мне по духу людей. Ольга и Макс, оба мотопутешественники. Хрупкая девушка Оля в одиночку два месяца колесила по Сибири и Монголии, на своем Дакаре пробиралась через горы и пустыни. У Макса за плечами путешествие через всю страну – Москва-Магадан и, как оказалось, на Рыбачий он ездил за месяц до нас! Общаясь с такими людьми, и сам заряжаешься позитивом, воодушевляешься на подвиги, а кругосветные путешествия не кажутся такими уж невыполнимыми задачами! О путешествиях можно разговаривать очень долго, а о планируемых путешествиях можно говорить бесконечно. Когда на одной уютной кухне собираются пятеро увлеченных мотоциклами и странствиями людей, то, неведомым образом на столе сами появляются карты и атласы дорог, в блокнотах и гаджетах появляются новые пометки, а в головах выстраиваются планы.

О том, что Макс уже был на Рыбачьем, причем не когда-то давно, а всего месяц назад, я не знал. Интернет интернетом, доступной информации полно, но живой человек может рассказать гораздо больше. Если до встречи с Максом мы еще думали, заезжать или нет в Национальный парк Паанаярви в Карелии, то после рассказа у нас сомнений не осталось совсем. Хоть путь в парк сулил нам немало трудностей, но по заверениям Макса – оно того стоит. Еще братья Стругацкие говорили, что «Там, где асфальт, нет ничего интересного, а где интересно, там нет асфальта!» От Макса же мы узнали и о дефиците заправок от Петрозаводска до Мурманска и о полном их отсутствии после Мурманска на всем пути до Рыбачьего и обратно.

- На, возьми, на Рыбачьем спасибо скажешь! – смеясь, сказал Макс, протягивая Арунасу экспедиционную канистру на 10 литров. Забегая вперед, скажу, что канистра пригодилась дважды!

Вторая точка, где мотоциклисты могут зависать практически вечно – гараж. Про каждую царапину на верном байке хозяин может поведать пару смешных случаев, а иногда и больше! Рассматривали и сравнивали технику до позднего вечера. В итоге мой мотоцикл «доковыряли», поправили «морду», дуги для кофров и сами кофры, переднее крыло совсем убрали. Оля отдала мне свой старый ветровик взамен моего разбитого.
 
Путешествуя, мы расширяем свою географию друзей. Людей, которые всегда будут рады тебе, всегда затащат к себе в гости, помогут, подскажут, организуют все на свете. Да и ты сам, для своих друзей с радостью организуешь и ночлег, и помощь, и вообще, все, что нужно, потому что иначе нельзя. И всегда будет что вспомнить, и о чем поговорить, и всегда не хочется расставаться, а все потому, что волна одна.

О Питере, Кронштадте и мостах


Ночью пятого дня мы приехали в Санкт-Петербург. Город на Неве встретил нас туманом и моросящим дождиком, в лучших традициях образа. Весь следующий день и вечер катались по Питеру, а нашим гидом была Татьяна, знакомая Арунаса.

Очень сильная разница между московским трафиком и питерским: как будто и едут все спокойнее и расстояние между машин больше, как раз чтобы на мотоцикле проехать можно было без проблем. А еще, может это самовнушение, но даже воздух кажется свежим и с привкусом соли и запахом моря. То ли по морю соскучился в Уральских горах, то ли правда.

С Таней на машине поехали в Кронштадт. Она добросовестно рассказывала нам о местах вокруг, и мы, со всей ответственностью, вертели головами во все стороны. Когда подъезжали по Кольцевой к Котлину, справа показался маленький островок, а на нем руины какого-то фортика.

- Ой! А что это там? – вскрикнула Оксана.
- Где??? – заозиралась Таня.
- Ну вон, на острове! – Оксана, прильнув к стеклу, тычет пальцем в сторону фортика.
- Да где? Нет там ничего… – отвечает Таня, не понимая нашего воодушевления.
- Надо заехать, – подключаюсь я.
- Вы это серьезно? – спрашивает Татьяна, оглядывая нас недоверчиво, а потом, видя нашу улыбчивую решительность, удивленно добавляет, — Сколько друзей вожу в Кронштадт, ни один еще не обратил внимания на эти развалины…
 
Каждый в путешествиях находит что-то свое. Одни стремятся посетить известные достопримечательности, другим интересны НЕизвестные достопримечательности, а вот нам интересно все. Приехав в Питер, мы не имели плана, что бы нам увидеть, ориентировались на месте. Так интереснее, так есть элемент открытия, возможность составить собственное мнение, а не искать подтверждение или опровержение чужой оценки. Вот и этот форт, потом узнали, что называется 1-й Северный. Ничего примечательного в нем нет, ни музея, ни орудий, ни истории мы его не знаем, но интересно. Ходили по пустым галереям с кирпичными сводами, по пустым орудийным позициям. Раньше это была береговая батарея, теперь же тут обитают рыбаки и дайверы, да вандалы, потихоньку разрушающие постройки и создающие взамен горы мусора, особо талантливые оставляют росписи на стенах, иногда весьма недурно. Но, несмотря на это, именно в таких местах история чувствуется больше, чем в вычурных музеях и оторванных от исторических мест экспонатах.

Кстати, о достопримечательностях. На Котлине мы зашли в Никольский Морской собор. Сам собор, конечно, сооружение величественное и интересное, но уж больно «попсовое». Не понять, храм это или музей… Толпы туристов, в том числе и иностранцев – раздражает. Вызывает брезгливую неприязнь нежелание многих соблюдать простейшие обычаи поведения в православном храме: мужчины ходят в кепках, а женщины с распущенными волосами на непокрытой голове, да в мини-юбках или шортах.
 
Все-таки всему свое время, сейчас для меня гулять по пронизанным историей улицам Кронштадта не так захватывающе, как было бы лет 15 назад. Посещение острова состоялось больше для «галочки».

Прокатились по Питеру, по набережным и мостам, осуществилась моя давняя мечта, поглядеть дворы "колодцы". Ни травинки, ни деревца, только асфальт, машины, стены и окна, даже балконов нет, а небо видно, действительно, как из колодца. И так несколько дворов-колодцев подряд, соединенные арками. У нас, в Екатеринбурге, таких дворов нет.
Вечерний город смотрится очень достойно. Несмотря на дождь, посмотреть на разведение мостов собралось порядочное количество народу, кое-где даже слышались чужеземные голоса. Я первый раз присутствовал при этом действии, но всегда полагал, что мосты разводятся одновременно, а не по очереди. Еще одна галочка в личное дело «Видел разведение мостов в Питере».
 
Конечно, одного дня мало для Питера, очередной раз «галопом по Европам...» Да и погода подвела. Это уже третий раз, когда я оказываюсь в Северной столице проездом, но в этот раз обзор получился богаче. Надеюсь, следующий раз окажется исчерпывающим! Питер – один из тех городов, в которые хочется вернуться. Я не хочу сказать, что у города «особая аура» или еще что-то в этом духе, просто город интересен и необычен именно мне. Хотя, может эту необычность Санкт-Петербурга и можно назвать «особой аурой».

О Карелии, впечатления и ожидания



У нас не было четкого маршрута и графика движения, было только ограничение по времени – 28 дней и обязательное условие – посещение полуострова Рыбачий, все остальное – желательные, но не обязательные элементы программы. Маршрут со свободным наполнением имеет ряд преимуществ, появляется свобода в перемещении, возможность импровизации, хотя полностью избавиться от ощущения дефицита времени не удалось. Недостатком такого способа организации маршрута стало то, что нам постоянно хотелось разорваться и посетить все, хотя мы прекрасно сознавали, что это невозможно.

Спустя неделю пути и три тысячи километров мы добрались до Карелии. Дорога от Санкт-Петербурга до Петрозаводска хорошая, иногда просто отличная, но вот трафик… Создалось впечатление, что жители культурной столицы утратили всю свою культуру только выехав за пределы города. Встречка, скорость, направление движения по полосам — все это как будто не для водителей с номерами Питера и Ленобласти. Еще дома нас предупреждали, что в Карелии на дорогах часто встречаются лихачи, но, по-видимому, относилось это именно к водителям из Санкт-Петербурга, приехавшим в республику.

По пути мы заскочили в крепость Орешек, которая стоит на острове в устье Невы. К крепости раз в час ходит паром, туристов мало – уже не сезон. Сама крепость походит на сказочный замок из старорусских былин про богатырей: пузатые сторожевые башни с остроконечными крышами, толстые стены с переходами и большие ворота с подъемным мостом. В центре крепости стоит разрушенная церковь, а внутри памятник советским солдатам. В годы Великой Отечественной войны за Орешек шли ожесточенные бои, но гарнизон не оставил крепости, проявляя мужество и героизм. Крепость частично разрушена, но многое отреставрировано, остается только гадать, как гарнизон в несколько сотен человек мог удержать ее, отбивая атаки превосходящих сил противника. К горлу подступает комок, когда гуляешь вдоль крепостных стен.
 
В Петрозаводске мы хотели купить карты Карелии и Мурманской области. Это оказалось не такой простой задачей, как могло показаться на первый взгляд. Не во всех газетных киосках находились карты города, чего уж говорить про область? В книжных магазинах нам попадались карты далеких стран Африки и Южной Америки, а вот Карельских – нет… Только в пятом или шестом магазине нам улыбнулась удача и мы купили карты нескольких районов Карелии и часть Мурманской области. У нас был навигатор, но когда есть бумажная карта – как-то спокойнее.
 
Первые впечатления от Карелии – мало людей, много леса и еще больше болот. Как только мы выехали за городскую черту Петрозаводска, машин стало значительно меньше. Если в сторону Питера трафик более-менее постоянный, то в сторону Мурманска значительно меньше. То же самое и с лесами, если в Ленобласти еще попадались поля или просто открытые участки, то в Карелии сплошные леса, которые чередуются с болотами. Поразительно легко дышится в хвойном лесу, особенно после дождя. А дождями погода нас не обделяла, обильно орошая дорогу и нас вместе с ней. Чувствовалось, что мы едем на север, несмотря на август, мы влезли в термобелье и уже практически не снимали его до самого Екатеринбурга.

Пришло чувство, что началось все самое интересное, необычная природа, необычная погода, рельеф необычный, про указатели я вообще молчу, далеко не в первый день у нас стало получаться прочитывать их с первого раза. Мы открывали для себя новый мир Кольского полуострова.
 

[url=http://www.moya-planeta.ru/reports/view/puteshestvie_na_kraj_
13
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Александр Мыльников
Буду следить за статьями. Был не раз на Рыбачьем. Интересно,что удалось увидеть)

О мотобратстве: не только мотоциклисты помогают на дорогах. Опытные путешественники всегда останавливаются.
Артем Никитин
Александр, конечно, не только мотоциклисты останавливаются, я это проверил на себе, когда автостопом ездил из Екатеринбурга во Владивосток. Но в той поездке я как раз столкнулся с тем, что все проезжали мимо, а первые же байкеры остановились и даже были готовы искать обидчика, меня это и удивило и поразило)
Александр Мыльников
Судя по описанию,была какая-то пробка. А в пробках,сами понимаете, люди нервничают сильно...Но мы всегда верим в лучшие человеческие качества  и в то, что менталитет в будущем  изменится в лучшую сторону....
Артем Никитин
Сейчас, путешествуя на мотоцикле, все чаше замечаю, что автомобилисты уступают дорогу мотоциклам, пропускают вперед! Даже такая мелочь, как моргнуть правым поворотником, когда дорога впереди свободна - уже приятно. Думаю, что подвижки в лучшую сторону уже начались!
Александр Мыльников
На трассах путешественники и дальнобои всегда моргают,пропуская...а вот всякого рода понторезы и "правакупил" не включают поворотник даже когда перестраиваются. Привычка у них такая...
Александра Гурьева
И сколько вот так можно выдержать дороги "в седле"? Машину больше 500 км вести не могу. Мотоцикл для меня что-то совсем нереальное.

Прочитала с удовольствием, пишите еще)
Артем Никитин
Спасибо за отзыв! Пока написал только об этой поездке на Рыбачий в 4-х частях, а дальше посмотрим, как пойдет)) Есть Беларусь, Крым, Казахстан.
Лично я максимум за день проезжал 1000 км, но это по необходимости, никакого удовольствия. Оптимально 500 км, устаешь не сильно и можно еще что-то увидеть кроме мелькающих сосен!
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.