Прекрасное надувательство



Если какая-нибудь бабушка идет спозаранку прополоть огород, а на грядку что-то с неба отбрасывает огромную тень, она не пугается. Ведь это кунгурская бабушка. Она машет проплывающему аэростату рукой и, даже если он приземляется прямо в огород, особо не злится. К воздушным шарам здесь привыкли — фестиваль воздухоплавания «Небесная ярмарка Урала» в Кунгуре, что в Пермском крае, проходит уже 15 лет.


В чем спорт?

 

Целую неделю над городом кружат десятки воздушных шаров, не просто красоты ради — это спорт. В таких соревнованиях не важна скорость — только точность. Самое простое задание — попасть из корзины в мишень на земле, сбросив ленточку с грузиком. Кто ближе всего к цели, тот и победил. Даже несколько метров от цели — это неплохой результат. Были случаи, что спортсмены сбрасывали маркер, но, пока судьи добирались до места, маркер съедала корова. На следующий день пилотам приходилось просить фермера показать, не выходило ли чего из коровы, ведь баллы нужно получить, пусть и таким путем. В спорте есть около 20 заданий: прилететь к физическим мишеням на земле, начертить траекторией максимально точный треугольник и т. д. Задание зависит от погоды и рельефа, но суть всех — проверка точности управления. Кунгурякам этого мало — они придумали воздушные баталии, такие войнушки для мальчиков, летающих на шарах. Баталии проходят по всему Кунгуру. Город разбит на участки. Каждая территория имеет мишень: центральный круг стадиона или круг, обозначенный белой краской с диаметром 5 м. Цель — «подбить» аэростаты и речной флот противника и «захватить» различные городские объекты.



Первый полет

 

Мы прилетели в Кунгур с командой шара Lay’s в рамках миссии #моеулетноелето. Специально накануне, чтобы успеть полетать до соревнований. В кафе официантка Ксения, узнав, что завтра мы собрались в небо, рассказывает, что, когда она переезжала из Перми в Кунгур, первое, куда повели ее друзья, — на полеты. Но только шар упал в сугроб, а она обожглась. Утром пилот Евгений за такие рассказы грозится высадить меня из шара. Подобные разговоры, а лучше любые разговоры советует оставить на Земле. Лететь в тишине — это особый процесс. Шар плавно идет вверх. Я думала по пути расспросить Евгения о том о сем, но дух захватывает, говорить очевидное вроде «какая же красота» кажется лишним и я только молчу и смотрю. Кунгур с воздуха — петляющая ленточка реки, еловый лес, сетка огородов, линии электропередач, полотно цветных крыш низкорослых домов — из-за карстовых процессов проседает грунт, поэтому высотки строить тут нельзя. Потрескивает и пышет огнем горелка, обдавая макушку жаром. «У кого волосы гелем намазаны — могут загореться», — шутит пилот. Но мальчишки с модными челками на всякий случай присаживаются.


В 4:30 город недвижим, бегают редкие собаки. Летать можно только утром и вечером. Воздушный шар движется по воле воздушных потоков. Пока солнце греет воздух, атмосфера спокойная, потоки ровные. Но как только солнце начинает греть землю, появляются восходящие и нисходящие потоки, так как разные участки земли прогреваются по-разному. Например, лес и вода греются долго, а асфальт и крыши — быстро. Восходящие и нисходящие потоки — как столбы, и воздушный шар в них неуправляем. А после захода солнца летать нельзя, потому что можно не заметить линии электропередач, за что-нибудь зацепиться или совершить посадку, скажем, прямиком в болото. Хочешь летать — вставай ни свет ни заря. Пилоты шутят, что это спорт, в котором не спят.



«Чипсы, Чипсы, — вызывает Чайка, — спускайтесь, хочу сфотографировать вас на фоне поля с иван-чаем». Чайка — это позывной Евгения. Он из Москвы, но кунгурские пейзажи тоже знает, поэтому хочет показать мне одно дерево — белое, засохшее среди зеленых деревьев. «Смотри-смотри» — и улыбается, с усами такой, на Мюнхгаузена похож.
Евгений научил летать Колю, который сейчас с позывным «Чипсы», потому что пилотирует шар Lay’s. Коля уехал из Кунгура, выучился на пилота, а когда возвращается на родину, местные мальчишки, которые тоже поголовно хотят в небо, смотрят на него с восхищением.
Неподалеку пролетают птицы, до нас им никакого дела. Пилот рассказывает, что недавно в Краснодарском крае шар залетел в ареал обитания птиц в период спаривания. Они крайне негативно отреагировали на появление других объектов в их ареале. Кружили, садились прямо на борт корзины, нападали на людей, потом их огнетушителем разгоняли. Если птица решит повредить шар, ей придется попотеть. Шар состоит из квадратиков, если птица порвет один квадратик, шар этого не почувствует — площадь одного квадрата условно 3 м2, а общая площадь шара — 1000 м2. Нижнюю часть шара можно вообще выпороть, потому что давление и нагрузка приходится выше середины.
Кстати, две умелых швеи оболочку обычного шара пошьют за две недели. Наша страна оказалась падкой на аэростаты в форме сердца — во всем мире летает всего несколько сердец. В России — штук 30.

Мятые ромашки

 

Самое интересное — это приземление. При скорости ветра в 50–60 км/ч во время посадки корзиной можно срезать небольшой ствол дерева. Объем оболочки нашего шара — 2550 м3, в динамике с нами летит 3 т воздуха. Но нам с погодой везет, наш шар плавно опускается, дно корзины встает на траву, но не останавливается, а еще долго едет по земле, подрезая разве что ромашки. Купол остывает, опускается на землю, корзина вместе с нами переворачивается на бок, лежим между газовыми баллонами. Если у рыбаков легенды крутятся в основном вокруг размера рыбы, то у воздухоплавателей — вокруг места посадки. Один из пилотов рассказывает, что как-то под Дмитровом сел на поле, там и пришлось оставить шар. Была распутица, апрель, сверху казалось, что нормальное место приземления, сел, оказалось, что в грязь. Вечером все трактористы уже были пьяные, поэтому только утром в ковше экскаватора шар вывозили с поля. Мы вылезаем из корзины и идем искать машину, которая должна нас подобрать. Только ветер знает, куда нас привел. Дорогу, где наша машина, слышно, но не видно, лезем на звук через кусты и крапиву в наш рост, с удовольствием подмечая: «Вот она, романтика воздухоплавания»!

32 часа, полет нормальный

 

На следующий день летаем с вице-президентом Федерации воздухоплавания России и главным тренером сборной России по воздухоплаванию Иваном Меняйло. Он занимается воздухоплаванием уже 12 лет и называет это «прекрасным надувательством». Говорит, что первые полеты его не особо впечатляли: «Реально понравилось летать, когда стал летать сам и понял, что это надувное судно управляемо, с ним можно делать все что угодно». Если вы считаете, что с шаром, который гонит ветер, можно делать все что угодно, неудивительно, что однажды в телефонной трубке вы услышите голос Федора Конюхова. Осенью 2014 года в ученики к Ивану попросился один из самых известных путешественников мира, чтобы вместе пролететь на шаре вокруг Земли. В этом году им уже удалось поставить мировой рекорд по продолжительности полета на тепловом шаре — 32 часа 17 минут.

«У нас была задача лететь долго, поэтому мы летели низко, — рассказывает Иван, — пролетели километров 300, нарисовали полукруг, пройдя Тульскую, Рязанскую, Владимирскую и Ивановскую области. Это было непросто. Весь полет –30 °С. Чем морознее, тем дольше можно лететь. У нас было 50 баллонов с газом, лечь было нельзя, можно было присесть, но, если опустить попу на пол, она сразу замерзала. Мы взлетели с восходом, в 7 утра, пролетели световой день, ночь, следующий световой день и перед самым заходом солнца следующего дня приземлились. 32 часа мы не спали. Если говорить о тепловом шаре, то далеко и надолго можно летать только зимой. Зимой устойчивый активный снежный покров, можно летать в течение всего дня».
Кстати, ресурс одного шара — 500 часов полета. Шар российского производства стоит от 1,5 млн руб.


Титул и земли



Следующим утром нас ждет посвящение в воздухоплаватели. Точнее, в графы и графини. И вот почему: первый тепловой аэростат, созданный братьями Монгольфье, был запущен больше двух веков назад во Франции. Зная об опасности полета, король Людовик XVI приказал посадить в него двух каторжников. Но пилоты убедили его, что негоже преступникам делать историю. После благополучного приземления Людовик даровал пилотам графские титулы и все земли, над которыми проходил их полет. Так что меня нарекли графиней кунгурской, дали шампанского и земли. Один недостаток — титул остается за обладателем, только пока он в небе.
Мы улетаем из Кунгура, когда соревнования в самом разгаре. Потом неделю я гуглю,что пишут кунгурские новости про наши Чипсы, про нашу Чайку, на каком месте Иван, удалось ли Коле попасть в цель. Но полеты почти сразу отменяют из-за штормового предупреждения. Из других новостей на сайте «Кунгур онлайн»: «У кунгурского пенсионера злоумышленник открыто похитил продукты питания», «Полиция Кунгура разыскивает похищенную "Оку"», «В Кунгуре на детской площадке задержан эксгибиционист». И между этими новостями — новости про то, что в небо поднялось 26 аэростатов, что награждают пилотов, что идет чемпионат по сверхлегкой авиации. Как хорошо, что у Кунгура есть все эти полеты, воздушные шары, все эти пилоты, с мечтами о небе и мальчишки с восхищенными глазами.

#моеулетноелето продолжается! Если вы хотите полетать, заглядывайте со 2 июля в парк «Сокольники» — там будет бесплатно работать аэротруба, скоро откроется онлайн-запись на сайте leto.lays.ru. А полетать в желтом шаре Lay’s можно будет на фестивале «Нашествие». Подробности на leto.lays.ru.
15
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Сергей Саблин
Отличное название! Репортаж с фотографиями тоже хорош!!!
Светлана Чанилова
👍 Отличный репортаж. Да, и заголовок на +5)
Александра Гурьева
Привет от графини Моховой:)
Наташа Касьянова
Где ваши земли, графиня?)
Александра Гурьева
Да там же, под Кунгуром))
Галина Боинчану
Шикарный репортаж вышел! Этакий залихватский :)) Спасибо, Наташа.
Наташа Касьянова
Вам спасибо! Рада, что понравилось!
Артем Никитин
Летал на воздушном шаре однажды, мы тогда с него прыгали с парашютом. Наверное один из самых замечательных, даже романтичных видов транспорта!))
Наташа Касьянова
конкуренты только лодки и корабли)
Артем Никитин
Воздухоплавание - тоже плавание)))
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.