Прекрасное место под названием Несь

Если кому-то доведется побывать на Европейском Крайнем Севере, то он обязательно услышит о таком селе с необычным названием Несь. И живут там несяне. Слово-то какое, нежное. Получив задание на командировку от нашего родного Управления, я первым делом позвонил в аэропорт, чтобы узнать – когда ближайший рейс. Девушка по телефону спросила мои паспортные данные и попросила перезвонить через два дня. Объяснила, рейс будет, но обязательно мне нужно уточнить - во сколько вылет. И вот я в аэропорту Васьково. Цена билета меня неприятно поразила… Лететь меньше 500 км, а цена туда и обратно, как горящая путевка в Турцию. Ну, да ладно. Ожидая регистрацию, встретил знакомого пилота Сокарева Василия, с ним мы вместе в прошлом году вместе работали на борту легендарного НЭС «Михаил Сомов», я был тогда начальником экспедиции, а он вторым пилотом. Разговорились, и я узнал, что он, как раз и будет за штурвалом Ми-8, который доставит нас до места назначения… Наконец-то, закончились томительные минуты ожидания, мы прошли контроль и сели в вертолет.



Наш винтокрылый друг поднял нас в воздух, я смотрел в иллюминатор, внизу показался порт Бакарица, упустить возможность сфотографировать наше судно НЭС «Михаил Сомов», стоящее у причала, которое за долгие месяцы экспедиции стало для меня родным, я, конечно, не мог. Кадр получился неплохим, жаль через стекло. «С почином Вас, Александр Петрович!»,- отметил я про себя. Позади, остался Архангельск, через час приземлились на лугу рядом с какой-то деревней, к нам подсели еще два человека – взмыли ввысь, полетели. Вот и Мезень, еще полчаса полета и люди на борту вертолета заметно оживились, это явная примета, что подлетаем. И точно, посмотрев в иллюминатор, увидел как вертолет начал снижение. Приземлившись на летном поле, больше напоминавшее, большой луг, мы вышли из вертолета. Начали подходить встречающие и просто зеваки. Прилет вертолета в эти места всегда большое событие.
-Вы на метео?- спросил меня мужчина, безошибочно угадав во мне инспектора.
-Не ошиблись,- утвердительно ответил я, улыбнувшись.
-Начальник метеостанции Лочехин Павел Брониславович,- представился мне встречающий.
Я также назвал себя, и поинтересовался насчет гостиницы. Брониславович засмеялся: «Дом большой, остановитесь у меня, а гостиницы у нас нет, хотя село немаленькое - около двух тысяч населения».
Мы зашли в здание местного аэропорта, маленькое деревянное строение, узнали расписание, я записался на ближайший рейс и Брониславович, несмотря на мои протесты, взял мою сумку, повел меня к своему дому.
Начальник метеостанции с усмешкой посмотрел на мои кроссовки, покачал головой: «Здесь-то дорог нет, Вы это сейчас увидите. Поэтому обувь не для нашего села. Хотя по мосткам пройти можно, но чуть в сторону по щиколотку, а, то и по колено в грязи. Ничего подберем вам обувку». Говорил он «окая», немного похоже на вологодский говор, но оттенок был другой, как-то нежнее и певучее, растягивая слова.



Неподалеку от аэродрома была видна церковь. Я спросил начальника станции: «В церкви служба есть?» Павел Брониславович с сожалением ответил, что хоть и церковь отреставрировали, но нет батюшки, поэтому она и закрыта. А желающих священнослужителей ехать сюда в глубинку наверное нет. Я решил поговорить об этой проблеме со знакомым мне отцом Дмитрием, который уже раз бывал с нами в экспедиции на НЭС «Михаил Сомов», может быть, он чего подскажет.
Позднее из различных источников я узнал, историю этого храма. В 1831 г. на основании Указа Священного синода "О правилах обращения кочующих в Архангельской губернии самоедов в христианскую веру" в Неси, на пути кочевья, была заложена деревянная церковь Благовещения. 8 апреля 1857 г. Несская церковь сгорела. Проект новой церкви подготовил протоиерей Мезенского собора Василий Фирсов, доработал инженер Архангельской палаты государственного имущества Г. Шварц. Сначала в Мезени сработали срубы, затем их перевезли в Несь по морю. Освящение церкви состоялось 16 апреля 1868 г.
В начале 30-х годов 20 века церковь закрыли, а священник Александр Ивановский выслан. Позднее здание использовалось под склады колхоза и рыбкоопа. Единственный сохранившийся колокол Несской церкви, отлитый в Ярославле в 1913 году на пожертвования прихожан, в конце 80-х установлен на обелиске в память землякам, погибшим в годы Великой Отечественной войны.
В 1995-м вновь появилась православная община. В 2003 году церковь получила второе «рождение». Была проведена полная реставрация здания, создано благолепие и внутренне убранство храма, восстановлена колокольня и построена воскресная школа, а также отремонтирован дом священника. На средства частного жертвователя была приобретена в Соловецком монастыре старинная храмовая икона – Благовещения пресвятой Богородицы.
Такая вот полностью отреставрированная и при этом пустующая церковь. Двери храма опечатаны, и стоит храм как символ Неси, купола его видны издалека…



По дороге Павел Брониславович рассказал о себе. Родился здесь же, в с. Несь. На станции он уже работает 27 лет, после армии бывший начальник Судзиловский Владимир Петрович, позвал к себе на станцию, через год поехал на учебу в Ростовскую гидрометеорологическую школу, еще через год вернулся с багажом знаний, которые стал применять на практике в должности техника-метеоролога. Два с половиной года назад Судзиловский трагически погиб и Павел Брониславович принял станцию. В этом году отмечает полувековой юбилей, воспитал сына и дочь, есть уже внук и внучка. Заядлый рыбак и охотник. Услышав эти слова, я оживился, времени на инспекцию станции до следующего рейса вертолета, у меня было предостаточно. Поинтересовался, будет ли у нас возможность порыбачить в этих краях. На что начальник станции ответил: «С этим проблем не будет!»
Жена Павла Брониславовича – Лена (просила называть ее по имени) потчевала нас каждый день деревенскими блюдами и разносолами. Меню за неделю не повторилось ни разу. Тетерев тушеный, суп из куропаток, оленина отварная, оленина тушеная, грибы с картошкой, «губы» соленые (по-нашему волнушки), различные яства из дикого гуся, окуни запеченные, хариус жареный, салаты из моркови и дикого лука, морсы и варенье из северных ягод – морошки, черники, клюквы и брусники… Сейчас вспоминаю это с легким сожалением, что не все успел попробовать. Лена сказала, что в магазине мало чего покупают, сын и муж все добывают сами. Рядом лес, река, болото, тундра – они кормят.



Начальник станции Лочехин П.Б.

С раннего утра и до позднего вечера пропадал я на метеорологической станции. Сама работа несложная, но скурпулезная, нельзя было упустить ни одной мелочи. Все замечания и предложения были внесены мною в акт.
Незаметно пробежали напряженные дни работы на станции, с раннего утра до позднего вечера. Наступил долгожданный день, когда Павел Брониславович объявил, что завтра едем на рыбалку вчетвером. С нами еще поедут сын Игорь и брат Петр. Предупредил, что вставать придется в 4 утра. Меня это нисколько не пугало. Вечер прошел в сборах и подготовке, проверен был лодочный мотор. Накопали «шуров», так местные жители называют дождевых червей, настроили удочки и спиннинги. В рюкзаки уложен провиант и все необходимое, что может понадобиться нам. Я спросил у Лены пшена и репчатого лука, люблю пшенную кашу, приготовленную в котелке на костре. И мне очень хотелось угостить ее моих новых знакомых.
Вроде бы приготовлено, осталось лечь пораньше и выспаться, потому, как нам завтра силы будут нужны.
Утром, услышав скрип половиц, мгновенно проснулся. Брониславович с одобрением посмотрел на меня: «Молодец, даже будить не пришлось!»



Вверх по реке Несь

Мотор почихав, с неохотой завелся и наш «Прогресс» понес нас вверх по течению. Я поинтересовался, сколько по времени плыть по реке. Игорь снисходительно посмотрел на меня и с видом знатока оценил уровень реки: «Вода большая, доберемся быстро. Часа через полтора будем у цели. Тем
более за рулем профессионал» (это он про себя). Я достал свою безотказную «Лейку» и сделал свои первые снимки на реке Несь.
«Дышать полной грудью» - эти слова я в полной мере оценил именно здесь. На многие сотни километров нет заводов и других предприятий. Воздух чистейший, с нежной примесью запаха цветущей черемухи (а в Архангельске она уже давно отцвела).



Кругом стояла первозданная тишина, и только звук нашего двадцатипятисильного «Вихря» нарушал гармонию природы.
- Сейчас будет Гамидовский остров, а от него еще чуть-чуть и мы на месте,- сказал Игорь. Я приготовился снять остров, но увидев его, разочарованно переспросил: « Это и есть ваш знаменитый остров?» Игорь утвердительно кивнул. «Остров» представлял собой клочок суши посредине реки размером 2х4 м весь заросший осокой.



«У местных жителей свое представление о достопримечательностях»,- иронично отметил я про себя. Зато песчаные двадцатиметровые обрывы с елями и соснами наверху никого не оставят равнодушным. Поэтому я сосредоточился на них.



на ручье Ёлгуй

И вот мы прибыли в конечную точку нашего плавания. Ручей Ёлгуй, который впадает в реку Несь. Местные названия мелких речушек и ручьев с ненецким колоритом. По-другому местные жители называют их «виски» (не путать с крепким алкогольным напитком, а вообще, может местным аборигенам еще нужно брать деньги с иностранцев за это, надо предложить). Местами лежал снег, а ведь уже середина июня.
Речная гладь, как зеркало. Комары еще не проснулись, поэтому защита от них пока нам не понадобилась.
- Сейчас чайку сообразим, и будем сплавляться потихоньку, только успевай смотреть, где хариус играет. Заметили, быстренько пристаем к берегу и облавливаем это место. Хариус любит тень, чтобы ручьи рядом были. Поклевка у него резкая, только успевай подсекать, слабину не давай,- учил меня Брониславович. Сплавляться будем с тобой на «Прогрессе», а сын с братом на резиновой лодке.



Я решил сварить кашу на костре, тем более время у нас в запасе было.
В трехлитровый котелок кроме пшена добавил репчатый лук и пару банок тушенки. Воду брали из ручья. Кстати, ее пьют все здесь сырую, кипятить не обязательно, такая вот чистая. Через пятнадцать минут к костру на запах подтянулись все, кроме Петра, который уже забросил удочку и, не дожидаясь завтрака, принялся за дело. По всему видно, что ему очень хотелось открыть счет первому. В чем он и очень скоро преуспел.



Счет открыт

Буквально через минуту мы услышали его торжествующий возглас, и через мгновение он показался из-за кустов с хариусом в руке. Граммов триста, не больше. Но ведь первый!
Быстро покончив с кашей, попили чаю, схватили удочки и вперед облавливать реку и ручей. Увы, полчаса и ни одной поклевки. Даже щука не польстилась на блесну.
- Будем сплавляться вниз по реке, Петрович, (это касалось меня) ты на веслах и смотри по сторонам, увидишь всплеск, сразу к берегу, - давал мне наставления Брониславович.
- Вода большая, клев будет слабый, - резюмировал Игорь.
Но для меня-то самое главное – процесс. Хотя поймать своего первого хариуса на реке Несь мне очень хотелось. Вот уже «обрыбился» Брониславович, вытащил двух приличных хариусков из под куста, Игорь тоже не заставил себя ждать, Петр достал еще двух, а у меня ни одной поклевки. Обидно, честное слово. Но вот мы заметили сильный всплеск, пристали к берегу в пяти метрах и стали забрасывать удочки. Сильный удар сотряс мое удилище. Леска натянулась как струна. «Не давать слабину!», - вспомнил наставления и осторожно дрожащими руками я подтягивал к берегу сильную рыбину.



Мой первый хариус на реке Несь

И вот он мой первый трофей. С гордостью я посмотрел на заядлых рыболовов. Мой-то экземпляр был не меньше их. Задача минимум была выполнена.
А потом дело пошло у всех. Решили пристать к берегу пообедать, тем более Игорь сделал «скоросолку» из хариуса.



Только мы развели костер, как услышали звук мотора. Кто бы это мог быть?- подумалось мне. Через несколько минут из-за поворота, которыми изобилует река, показалась «Казанка».
Это мой зять Николай, но он же, никогда на моторке за рулем не ездит, - удивленно сказал Брониславович.
Спустя мгновение все прояснилось, напарник, который был с ним в лодке, был просто мертвецки пьян. Николай поздоровался со всеми, мы представились друг другу.
- Вот и договаривайся с такими рыбаками, с вечера уже набрался, и пока плыли, в одно лицо почти бутылку водки Рома уговорил. Пришлось сесть за руль, - прояснил ситуацию Коля.
Рома, услышав, что говорят о нем, очнулся, обвел всех мутным непонимающим взглядом: «Где это мы? Наливай!»
Мы предложили ему крепкого чая. Рома недовольно отвернулся, пробурчал под нос: «Сами пейте!» и завалился спать на дно лодки.
- А ведь раньше был учителем истории, отец был главой местной администрации, брат работящий, но вот что вино с людьми делает, - с некоторым сожалением сказал Брониславович.
Да, с напарником Николаю явно не повезло. Но теперь хоть мы рядом, все веселее и спокойнее. После обеда мы порыбачили еще немного на реке, но клев, как отрезало, и было принято решение дойти до озера Листвиги, благо идти нужно было от берега метров триста. Я поинтересовался, какая рыба там водится. Оказалось только окунь, но черный, как уголь.
Пока шли до озера, я с удивлением обнаружил пионы. Как на Крайний Север они попали? Это же цветы Средней полосы. Надо будет задать этот вопрос нашим агрометеорологам, может быть они дадут мне ответ.
На озере я понял, что такое клев! Окунь брал непрерывно и действительно почти черный, полоски еле просматривались. Стандартного размера чуть больше ладони. Комаров было тут просто тучи, спасали противомоскитные сетки и репеленты. Через час клев, как отрубило, но рыбы уже поймано предостаточно.
- Лена опять будет ругаться, что окуней привезли. Придется мне их чистить, - горестно усмехнулся Брониславович.
А я был доволен, хороший клев, неплохой улов, масса впечатлений и в теле была приятная усталость, проблемы, с которыми сталкиваемся мы, городские жители, чужды жителям таких сел и деревень.



Поужинали у костра на берегу, потравили рыбацкие и охотничьи байки, наш смех то и дело раздавался над рекой. Я слушал их - этих, ставших мне за короткий срок близких людей и понимал, что если будет возможность, то обязательно еще напрошусь сюда в командировку.



Чтобы еще раз ощутить всю прелесть этого края, подышать этим чистым воздухом, услышать неповторимый говор местных жителей, неиспорченных цивилизацией, увидеть великолепные закаты над рекой и просто отдохнуть от городской суеты…
Винтокрылая машина, сделав прощальный круг над селом, взмыла вверх, унося меня все дальше и дальше от этого прекрасного места под названием Несь. И частичка этого прекрасного была со мной. Я ее сберегу.
Несь, НАО, июнь 2012
11
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.