Прекрасная неделя в Сан-Кристобаль-де-Лас-Касас

Город Сан-Кристобаль-де-Лас-Касас назван в честь святого, но название не имеет ни какого значения: в этой конфете важна не обертка, а начинка. Итак, важно знать, что здесь холодно почти всегда и дождливо, как в Лондоне, но при всем при этом атмосфера очень теплая.



Лично я — человек, который был рожден в Сибири и прожил там 18 лет, поэтому холод ненавижу, но тем не менее в город влюбился, и причина столь теплых чувств - удивительная энергия исходящая от всего вокруг.

 


Воздух на высоте 2200 метров, от которого сносит крышу. Уличные огни, одноэтажная колониальная архитектура, запах жаренной кукурузы вперемешку с кофе, пар изо рта, звуки уличного оркестра, играющего латинские ритмы в центральном сквере. Босые аборигены в разноцветных национальных одеждах уговаривают приобрести пончо. Рынок с самой вкусной и дешевой едой во всей Мексике. Прогулки в хвойном лесу и вдоль вод холодной реки. Но самое важное — это контингент. Удивительным образом этот город притягивает творческих людей: музыкантов, художников, артистов разных мастей. Неспроста он считается культурной столицей штата Чьяпас.

 


Наши земляки, вообще, редкость в Мексике, но именно здесь год назад мне довелось познакомиться с ребятами из Питера, которые приехали снимать документалку про сапатистов. Кто такие сапатисты, лучше всего узнать непосредственно в блоге Олега и Лены, а так, в двух словах, сапатисты - это люди, которые в 90-х затеяли здесь локальную революцию, объявили автономные от государства районы под эгидой Хорошего Правительства, организовали свои школы и больницы и принимают все решения на собраниях путем консенсуса. Так вот, жили мои соотечественники в голубом доме «Каса Азул» на вершине холма, рядышком с церковью Гваделупы, с веранды которого открывается шикарный вид на город, — идеальное место для встречи закатов.



Обитатели дома — все немного чокнутые, на своей волне, и так весь город. Один — шоколатье: изготавливает и продает шоколад, другой — татуировщик: бил как-то всю ночь напролет бесплатные портаки каждому. Третий — уличный артист: рисует граффити на стенах. И каждый зарабатывает своим ремеслом и живет в удовольствие. Мало долгожителей, в основном все проездом, но и старожилы встречаются, вот, например, мексиканец с русским именем Иван. Чем занимается? Да фиг его знает, в последний раз барыжил суши собственного производства.

 


А вообще, в прошлом году в Сан-Кристобале со мной случилось много интересных историй за две недели, на повествование которых ушло бы не мало времени, но вот, что важно: если вы однажды будете гостем в этих краях, то непременно следуйте ритму города, будьте открыты новому, тогда с вами обязательно случится какое-нибудь чудо.

 


Мы с Демисом поселились в хостеле под названием Эк-Балам, аналогично руинам древнего города майя, но здесь было на много интересней, чем на этих археологических развалинах, поэтому гостили мы в Сан-Крисе аж целую неделю. За 60 песо в день у нас появилась не только уютная койка, горячий душ, кухня, но и отличная компания — ребята которые за короткий промежуток времени стали очень близки. Каждый вечер мы готовили вместе ужин и усаживались за стол, как одна семья, а после шли на улицу, чтобы окунуться в кутеж, на танцы, где непременно живая музыка. Хотя часто в стенах хостела творилось такое, что никакого клуба нам не нужно было.



 


Однажды владелиц хостела по имени Мизаиль пригласил нас в пригород прогуляться по лесу и посетить пещеру, и вот мы уже в гуще леса, аккуратной поступью пересекаем реку, держим путь к намеченной цели. Мох на камнях и деревьях напоминает родину, и только кактусы растущие то тут, то там возвращают в мексиканскую реальность.

 


Перед входом в пещеру — кресты. Мексиканцы жутко религиозны и любят везде понаставить атрибутики — так, на всякий случай. Дело в том, что близлежащая деревня черпает воду из родника, находящегося внутри пещеры. Вода = жизнь, а любая жизнь ниспослана свыше, вот поэтому здесь кресты, а еще внутри пещеры люди жгут свечи и молятся, тому свидетельствуют остатки воска и запах ладана. Согласитесь, есть в этом некий мистицизм: мрак, свечи, молитвы, короче говоря, мы очутились не просто в пещере, а в священном логове католиков.

 


Вглубь мы пробирались по каменным выступам, освещая дорогу фонариками, и порой было немного стрёмно свалиться в воду — не столько за себя, а больше за камеру и электронику. Одна девочка, например, выронила планшет из рук, а тот угодил прямиком под воду, благо Мизаиль резко бросился в воду прямо в одежде и мигом извлек гаджет. Короче говоря, рубаха-парень, молодец. А планшету хоть бы хны: протерли, и тот работает. Мы сидели в темноте, пели песни хором, ведь здесь шикарная акустика, фотографировали фризлайт, но долго в сыром холоде да темноте не просидишь.

 


На обратном пути Мизаиль рассказал, что власти штата планируют в будущем построить автобан из Паленке в Сан-Кристобаль. Он считает, что это убьет малый бизнес маршрутчиков. Та дорога, которую они имеют сейчас, хорошо отпечаталась на моей памяти: узкая, извилистая, иногда на ней нет места, чтобы двум машинам разминуться, а для велосипеда и подавно тесно. Мы часто останавливались и пропускали автомобили, поскольку обочина просто отсутствует. Вот так всегда получается: что для одного хорошо — другому смерть. Одни теряют жизнь в автокатастрофах, другие теряют работу, отличие в том, что первые уже не в силах что-либо сказать, выразить свою точку зрения.

Добирались мы из деревушки вблизи Кристобаля маршруткой - они здесь распространены и зовутся "коллективо", то бишь коллективный транспорт. От наших газелек мало чем отличаются, принцип тот же: куча народа в консервной банке, водитель артистично жонглирует деньгами, выдавая сдачу пассажирам, одновременно говоря по телефону и куря сигарету.

Вечерний холод заставил меня приобрести на рынке шерстяные носки за 50 песо, плотные, ручная работа и самое главное, выполняют свою основную функцию — греют. Так я их и не снимал на протяжении всей недели.

Перед сном я окинул взором наш дормиторий. Мы здесь, как солдаты в казармах: спим на двухэтажных нарах. Солдаты путешествия, солдаты дороги, и предназначение этих войск — любыми силами уничтожить скуку. Да, на войне как на войне.



В один прекрасный день двери хостела распахнулись, и я увидел Даниэлу, ту самую девушку, которую Дэмис подцепил на водопадах Агуа Азул. Тогда она чудом убежала от непогоды на последнем автобусе в сторону Паленке, а теперь вдруг внезапно очутилась тут, при этом мой товарищ контактами с ней не обменивался. В общем, можно считать, что это просто судьба их вновь свела вместе.

Мы покидали город в солнечный день, и впервые за неделю здесь я поменял пуховик на футболку. Нет таких слов, способных передать, что я чувствую, покидая город, проезжая по дорогим сердцу улочкам. Да, пожалуй, Кристобаль — это редкое, уникальное место, куда всегда приятно возвращаться.

 


На выезде из города нас тормозит парнишка с листовками в руках и вручает брошюрку. На ней — реклама хостела Bici Nomada (в переводе с испанского — велосипедный кочевник). Тема такая: хостел предоставляет всем велопутешественникам кров на одну ночь совершенно бесплатно. Отлично, теперь знаю, где остановлюсь в следующий раз. А сейчас 10 часов утра, и впереди нас ждут новые приключения, дорога Сан-Кристобаль — Тустла Гутьеррес.
6
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.