Праздник середины осени



Праздник середины осени – третий из увеселительных «праздников живущих». Этот осенний праздник представляет собой «лунный праздник» и празднуется не в день равноденствия, 21 сентября, а пятнадцатого дня китайской восьмой луны, который в этом году выпадает на 8 сентября. Так как китайский календарь является исключительно лунным, то пятнадцатый день каждой луны – это всегда день полнолуния, и поскольку луна в китайской космологии представляет собой женское начало, символ женского начала инь, воды, тьмы и ночи, то праздник середины осени – это праздник женщин и празднуется ночью. Он, конечно, не самый эффектный из китайских праздников, но он, несомненно, самый романтичный из них.



Тот, кто в это время года ходит по улицам китайского города, видит очень немного необычного. Учреждения и магазины открыты, и жизнь идет, как обычно. Только если этот человек знает об описываемом событии, то он обнаружит некоторые его характерные особенности: магазины игрушек добавляют к ассортименту лепных фигурок человечка, с важным видом восседающего в кресле и одетого в красный или зеленый халат, как обычно изображают этих богов-чиновников. Но этот отличается от всех других тем, что у него длинные тонкие белые уши. Он представляет собой "лунного зайца", обитателя луны. Тогда как мы верим, что мы видим на луне человеческое лицо, а вавилоняне и другие народы сравнивали ее с лодкой, плывущей по небесному склону, китайцы видят на луне гораздо больше. Во-первых, там есть заяц. Другие народы также видят зайца, но они верят, что он бежит поперек луны. У китайцев же этот заяц занят работой. Он толчет в большой ступе порошок жизни. Он сидит под огромным деревом кассия, листья и кора которого являются ценными ингредиентами лекарств, обеспечивающих долголетие.

У зайца и луны несколько общих черт. Оба никогда не закрывают глаз, и поэтому оба бодрствуют всю ночь, о крайней, мере так верит народ Китая. Зайчиха выплевывает своих детенышей изо рта; таким же образом каждый месяц луна пожирается огромной черной жабой и спустя несколько дней рождается изо рта этого животного. Итак, оба они - представители вечной жизни. И, конечно, китайцы добавляют к этой картине дающее бессмертие дерево кассия, из которого заяц добывает свой эликсир жизни.



Луна холодна и поэтому напоминает нефрит, камень, высоко ценимый в Китае. Если вы прикоснетесь к настоящему китайскому нефриту, то обнаружите, что он всегда холоден и влажен, даже в самые жаркие дни. Нефрит является символом целомудрия, чистоты и, значит, добронравной женщины. Поэтому нам рассказывают о нефритовом дворце на луне, дворце Большой прохлады, где обитают самые красивые из всех фей. Здесь живет и правит Чан-э, богиня луны. Заяц иногда получает сколько-то нефрита, который он затем употребляет на изготовление лекарства бессмертия. Существует, однако, и другая традиция, в соответствии с которой это лекарство изготовляется скорее жабой, чем зайцем. На камне, недавно найденном в провинции Сычуань, изображена жаба, которая, сидя рядом с божеством, толчет лекарство.



Жаба представляет собой противоположность ворона на солнце. Она имеет три ноги и символизирует воду, которая связана с луной. И иногда даже говорят, что жаба - это метаморфоза богини Чан-э.
Китайцы знают все о луне и отдельных ее частях, потому что один из самых знаменитых императоров Китая знаменитый не искусством политика, которого у него и не было, а своими романтическими приключениями и своим гаремом, - однажды посетил ее. Хотя существует много свидетельств, каждое из которых слегка отлично от других, но, по самому распространенному из них, император в 713 году, в день праздника середины весны, задал вопрос волшебнику о луне и ее обитателях. Волшебник спросил его, не хотел бы он пойти туда и посмотреть сам. Когда император дал согласие, волшебник бросил в воздух свой пояс, появился мост, и волшебник и император прошли на луну. Они видели зайца со ступой, сидящего в тени дерева кассия; они видели Чан Э и ее фей, даже видели, как они танцевали под аккомпанемент прекрасной музыки. Монарх был очарован и, конечно, хотел остаться подольше в этом волшебном мире, но перед ними появился белый тигр; священное животное запада и осени и, следовательно, луны, и посетители предпочли быстро покинуть луну. Как только император Мин-хуан снова очутился в своем дворце, он взял свою флейту и сыграл мелодию, которую услышал в лунном дворце; его музыканты записали ее, и отсюда, говорят, берет свое начало китайская музыкальная пьеса. Это заключение, конечно, научно не оправдано, но оно в какой-то степени выражает всегда существующую в Китае идею о том, что музыкальные пьесы и театр представляют собой не просто развлечения, но содержат в себе сверхъестественные начала. Они часто исполняются как религиозные акты, и актеры, как бы они ни были презираемы в обществе, на сцене - божества или герои пьес.



Богиня Чан-э, вдохновившая императора Мин-хуана, - героиня легенды, которая гораздо древнее тщательно отшлифованного рассказа о лунном дворце. Она была женой знаменитого стрелка из лука И, который избавил человечество от его злейших врагов - тех свирепых хищных зверей, что когда-то населяли землю. Еще больше он знаменит своей доблестью, проявленной им тогда, когда он подстрелил девять из десяти солнц, вращавшихся когда-то вокруг земли. Эти солнца, имевшие вид ворон, укрывались на огромном тутовом дереве где-то на острове в Восточном океане, и каждый день одно из них заступало на смену и освещало землю. Но однажды появились все десять вместе, сжигая поверхность земли и угрожая уничтожить все на свете. Правивший тогда Китаем мудрый царь попросил И предотвратить повторение такого бедствия, и поэтому И уничтожил лишние солнца, оставив только одно, которому с тех пор надлежало каждый день в одиночестве отправляться в свой путь по небу.

После уничтожения солнц И, стрелок из лука, получил эликсир жизни от "царицы-матери Запада", знаменитой богини, которая пребывает где-то в горах Тибета. Любознательная жена стрелка Чан-э, стараясь узнать, что это за лекарство, проглотила какую-то часть его и очнулась плывущей по небу, где она сделалась богиней луны. Там Чан-э живет во дворце, подобном дворцу "царицы-матери Запада", у которой она была служанкой до того, как вышла за И.



Лунное дерево кассия существует в сотнях поверий и появляется во многих сказках. Кассия представляет собой одно из основных лекарств, так как ее листья всегда зелены; она никогда не гибнет. Это - гигантское дерево, и когда один из его листьев падает на землю в день праздника середины осени, женщина, проглотившая его, беременеет. Но это дерево всегда в опасности. Если вы внимательно посмотрите, то увидите У Гана, человека из Сихэ в Западном Китае, с топором в руках, пытающегося срубить его. Он пытается сделать это каждую ночь с незапамятных времен, но после каждого его удара след топора на дереве исчезает. Его труд тщетен, как сизифов. Как он дошел до этого жалкого занятия? Некоторые говорят, что он просто совершил убийство; другие полагают, что он проиграл все в азартные игры. Вот сказка из провинции Гуандун, которая дает подходящее объяснение.
"Один милосердный человек нашел однажды раненую ласточку и спас ей жизнь. Когда птица выздоровела, она в знак благодарности дала этому человеку какое-то семя. Из этого семени выросли огурцы, и их плоды были наполнены золотом и серебром. Так этот добрый человек разбогател. Его сосед решил разбогатеть таким же способом. Но так как он не мог найти ласточки, нуждающейся в помощи, то он сперва сам ранил ласточку, а потом стал лечить ее. Птица и ему дала семя, и из него выросли огурцы. Но они все росли, не давая плодов, пока не дотянулись прямо до луны. Жадный человек полез на луну за золотом и серебром, но, как только он добрался до нее, вьющееся растение исчезло, он был вынужден остаться один-одинешенек на холодной планете ночи".

Такими разнообразными поверьями обставлено празднование середины осени в Китае. На улице, обычно во дворике дома, сооружается жертвенник. Это делают женщины. Фигура "лунного зайца" с длинными ушами может быть помещена в центре жертвенника, причем никогда не забывают ставить блюдо с тринадцатью "лунными лепешками". Тринадцать - это число месяцев полного китайского лунного года - "вставного" года, состоящего из 384 дней. Лепешки бывают из сероватой муки, часто смешанной с разнообразными специями, орехами и сахаром. Они повсюду продаются в Китае в кондитерских магазинах, но хорошие домохозяйки, конечно, предпочитают домашние лепешки; часть они посылают в подарок соседям.



На жертвеннике должны также ставиться свечи и ароматические палочки и еще пять полных тарелок с дынями, гранатами, виноградом, яблоками и персиками. В ночь праздника луны фрукты имеют особый смысл. У дынь и гранатов много семян, напоминающих о множестве детей, которых семья хотела бы иметь. Яблоки и виноград символизируют плодородие, а персики долголетие. Таким образом, на жертвеннике представлены самые большие надежды китайской семьи в этот праздник плодородия и долголетия.

Когда наступает ночь и яркий лунный свет наполняет двор, превращая серую черепицу и осенние листья в серебристый пейзаж, семья собирается перед жертвенником. Хозяйка дома подходит к жертвеннику и кланяется луне. За ней делают то же самое все женщины и девушки этой семьи. Таков обряд, исполняемый в эту ночь. Какая-нибудь девушка может незаметно убежать в сторону, прихватив ароматические палочки, прошептать свое желание и затем, спрятавшись за толстой дверью, прислушаться к словам первого прохожего, по которым она разгадает, будет ли исполнено ее желание. Это желание будет, как правило, относиться к ее замужеству, как бывает с девушками всего мира и особенно с молодыми китайскими девушками в эту ночь.



Старик на луне, который устраивает все свадьбы из своего обиталища на небесах, где он ведет книгу, содержащую имена всех новорожденных младенцев, знает обо всех, кто кому будет супругом или супругой. Рассказывают историю о человеке, которому удалось поговорить со стариком. Ему было сказано, что он женится на девушке, которая только что родилась в очень скромной семье. Этот человек, придя в ярость, отыскал ее и убил, или ему показалось, что он убил ее. Но каким-то образом семья сумела спасти ребенка. Примерно через двадцать лет, когда этот человек стал большим чиновником, он решил жениться и полагал, что сделал отличный выбор. Когда он в день свадьбы поднял вуаль своей невесты в комнате молодоженов, то увидел шрам на ее лбу. Когда он спросил ее об этом шраме, она рассказала ему, что родилась в бедной семье и что когда-то пришел к ним неизвестный человек и пытался убить ее, но она была спасена и впоследствии удочерена богатым и известным человеком. Так этот человек понял, что никто не может пойти против решений, записанных в книге старика на луне.

Старик любит играть в шахматы в горной пещере со своим другом - богом долголетия. Многие счастливые люди видели этих двоих. Дровосеки бывали так очарованы их игрой, что теряли представление о времени и считали, что недели или даже годы прошли с тех пор, как они вошли в волшебную пещеру. А один мальчик нечаянно услышал, как эти боги говорили между собой о некоем человеке, которому предстояло жить больше двухсот лет, и о другом, на долю которого приходилось только девятнадцать лет. К его ужасу, имя несчастного оказалось его собственным именем. Поэтому он бросился к ногам богов и стал просить их продлить его жизнь. Сострадательный бог был так растроган, что отнял у другого девяносто девять лет и прибавил их к сроку жизни мальчика.

В некоторых семьях в ночь праздника рассматривают луну, выясняя, ярче или темнее она, чем обычно, чтобы определить самое благоприятное время для отправки на рыбную ловлю.

А другие сидят в своих дворах еще долго после полуночи, едят, пьют, слагают стихи о красоте луны и ночи. Некоторые прекрасные стихи о природе в китайской литературе были представлены различными песнями о луне, сочиненными в "пятнадцатый день восьмой луны".



В чем реальный смысл этого праздника? В наше время он является женским праздником. Но можно и добавить, что он в то же время и праздник урожая. Действительно, в Северном Китае работы на полях завершаются к концу сентября. Урожай свезен, и даже обмолот закончен. С другой стороны, в Центральном и Южном Китае перерыв в сельскохозяйственных работах не так ясно обозначен. Когда рис собран, высевается другой посев, и работы продолжаются. В этих районах смерть - срезание риса, и новая жизнь - молодые ростки второго урожая, следуют друг за другом вечно, без перерыва на зиму.



Старые тексты говорят, что праздник середины осени берет начало в провинции Фуцзянь, где бог одной священной горы однажды пригласил к себе всех остальных богов и дал им большой обед, сопровождавшийся небесной музыкой фей. Эта очень древняя сказка, похожая на сказку о собрании богов на Олимпе, встречается во множестве вариаций. Иногда кажется, что это собрание было всего-навсего увеселительной вечеринкой; в других случаях оказывается, что оно носило глубоко политический и военный характер: боги, которые прибывают с опозданием, подвергаются казни. Люди, как полагают, переняли этот небесный праздник - так говорят нам тексты, - и таким образом появилось празднество середины осени.

Праздник середины осени был первоначально горным праздником. Люди поднимались на горы, устраивали пикники на склонах, ели и любовались видом. Летние дожди прошли, и небо безоблачно, синева глубока, как ни в какой другой сезон. Большая летняя жара позади; работы и печали забыты. Пищи много; амбары полны.



Дальнейший анализ показывает, что праздник середины осени праздновался этнической группой, остатки которой до сих пор живут в Южном Китае под названием яо. В наше время яо все еще очень веселые, люди, которые больше всего любят пение и танцы. Их "лунные танцы" на вершинах южнокитайских гор пленяли даже утонченных китайцев, а их прекрасные песни о природе и любви оказали глубокое влияние на китайскую поэзию. Больше всего они ненавидят долины и живут на склонах гор. Они выжигают склоны холмов и выкапывают ямки, в которые бросают семена. Когда эти "пожарные поля" истощаются спустя три-четыре года, они просто оставляют их и выжигают другой склон холма. Яо ведут полукочевую жизнь. Они не чувствуют себя привязанными к земле, они подвижны - и таков склад их ума. Они не принимают всерьез волшебные силы или колдовство; не работают больше, чем это минимально необходимо; по-настоящему наслаждаются жизнью, любовью и танцами. Такое настроение не соответствует узкоземледельческому образу жизни китайцев; поэтому веселый праздник яо на вершинах гор с вином, любовными песнями и "лунными танцами" исчез почти целиком. Остались только "лунные лепешки" и несколько обрядов, о которых упомянуто, тогда как обычай подниматься в горы лишился развлекательности и уличный праздник, в котором принимали участие и мужчины и женщины, превратился в домашний, семейный праздник - женский день - с церемонией, устраиваемой ночью и посвященной полной луне, женскому светилу.


31
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Галина Боинчану
1
Лена, интересно, красиво...., как всегда.... Спасибо.
Светла Багинска
0
Впервые прочитала лунных танцах яо. Очень интересно, спасибо!
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.