Полторы комнаты Иосифа Бродского

Двадцать лет назад 28 января 1996 года в своём доме в Нью-Йорке скончался русский поэт, лауреат Нобелевской премии по литературе Иосиф Александрович Бродский. Известно много фактов из жизни и творчества Бродского, но смерть его до сих пор остаётся тайной.
Каждый раз в родном Петербурге проходя мимо дома Мурузи, я смотрел на балкон Бродских и мечтал об открытии здесь музея знаменитого поэта.
И вот 24 мая 2015 года в день 75-летия Иосифа Бродского я был на открытии музея «Полторы комнаты» в доме Мурузи. Это было СОБЫТИЕ! Ничего подобного я не видел уже давно. Очередь желающих побывать в музее Бродского растянулась до Литейного проспекта. Многие любители творчества Иосифа Александровича искренне сожалели о его скоропостижной смерти. Некоторые спрашивали: как же случилось, что Бродский ушёл так рано?



Занимаясь созданием этого очерка, я ощутил, как погрузился в легенду. Встречаясь с ещё живущими и ныне здравствующими друзьями Иосифа Бродского, захотелось изнутри взглянуть на жизнь и смерть всемирно известного поэта. Ведь мы жили с ним в одном пространстве и времени почти 37 лет.

Многие не согласятся с моей трактовкой событий и фактов. Но я надеюсь, что мой взгляд позволит расширить представление о Бродском не только как о поэте, но и как о человеке, ведь одно без другого не существует.

Бродский был противоречивый человек, далеко не ангел. Но он не боялся быть тем, кем он был. «Нельзя отворачиваться от своей судьбы», – говорил Иосиф.

Я не считаю себя биографом Иосифа Бродского, и потому эта статья мой личный взгляд на трагедию поэта – то, что я называю «самоубийством» Бродского.

Смерть фигурирует уже в первых стихах Иосифа Бродского.
«Ни страны, ни погоста не хочу выбирать.
На Васильевский остров я приду умирать»
– сочинил двадцатилетний Иосиф.

В 40 лет Бродский писал:
«Что сказать мне о жизни? Что оказалась длинной.
Только с горем я чувствую солидарность.
Но пока мне рот не забили глиной,
из него раздаваться будет лишь благодарность».

«Век скоро кончится, но раньше кончусь я», – пророчествовал пятидесятилетний Бродский.
В 1982 году Бродский говорил: «Для меня 2016 год совершенно невообразим. Если не сказать не уместен. Как минимум потому, что меня здесь уже не будет, я буду лишь прахом».

Как юрист-криминолог я не могу избавиться от привычки рассматривать смерть как преступление: убийство или доведение до самоубийства.

Была ли смерть Бродского естественной или нет, теперь приходится только гадать. Вскрытия не было.
Почему?

Главной причиной смерти Бродского его лечащий врач называл привычку поэта много курить. Он почти не выпускал сигарету из рук. Очень трудно найти фотографию Бродского, где бы он был без сигареты.

Бродский перенёс 4 инфаркта, но курить не бросал. Курил он по 3-4 пачки в день, да ещё отрывал фильтр для крепости. Врачи запретили поэту курить, ведь табакокурение это медленное самоубийство.

Не пил Бродский разве что сухую воду. Каждый день 4 чашки крепкого кофе плюс 20-30 сигарет без фильтра. Естественно, это сказалось на сердце. На требование врачей бросить курить, Бродский отвечал: «обезьяна взяла в руки камень и стала человеком; человек взял в руки сигарету, и стал поэтом».

От отца Иосиф унаследовал болезнь сердца. Приступы стенокардии преследовали поэта всю жизнь, а вместе с ними и мысли о смерти.
После ареста по обвинению в тунеядстве 13 января 1964 года на следующий день в камере у Иосифа случился первый сердечный приступ. Провели принудительную психиатрическую экспертизу на предмет вменяемости и установили, что у Бродского черты психопатической личности.

Первый инфаркт Иосиф Александрович перенёс в 1976 году. В конце 1978 года ему сделали операцию на открытом сердце. В 1985 году сделали вторую операцию на сердце, причём неудачно. Приступы стенокардии не прекращались. В 1994 году ещё инфаркт. Врачи предложили поэту пересадку сердца.

Зная о своём болезненном состоянии и о требовании врачей уменьшить потребление кофе и сигарет, Бродский не отказывался от своих привычек.
Почему?
Не хотел менять стиль жизни или чувствовал свою обречённость?

«Курить подталкивает бес.
Не знаю, кто там Гончарова,
но сигарета – мой Дантес».

После двух инфарктов и двух операций на сердце употребление 3-4 пачек сигарет каждый день плюс 3-4 чашки крепкого кофе это не иначе как «самоубийство»!

У меня тоже в юности обнаружили нарушения в работе сердца. Поэтому я никогда не курил и не выпивал, правда и поэтом себя не считал.

В своё пятидесятилетие Бродский, по признанию друзей, был в полной депрессии, с «каменным лицом» ходил.

«Век скоро кончится, но раньше кончусь я.
Это, боюсь, не вопрос чутья.
Скорее – влиянье небытия …»

ЧИТАЙТЕ продолжение

© Николай Кофырин – Новая Русская Литература
4
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.