Пиренейские краски








Товарищ



Мои походы в горы начались в одиночестве. Вернее, когда произошло заражение моей крови горной болезнью, я был не один, а с женой, но у нее оказался иммунитет к этому странному вирусу. Пару раз я пытался привить ей этот недуг, но тщетно.

Как-то, мой товарищ Саня обмолвился, что ходил по предгорьям Алтая и поднялся до двух тысяч метров над уровнем моря. Сказал: «Я не против повторить что-то подобное еще разок». «Вот ты и попался, — подумалось мне, — прижилась болячка». И я, не раздумывая, намекнул, что неплохо бы взойти вместе куда-нибудь повыше.

Два года наши планы на отпуска расходились и вот, наконец, сложилось. Мы в горах! Впервые я не один и меня распирало от того, что я могу делиться своим скромным опытом и впечатлениями. Говорил, говорил, говорил. Вероятно, я выглядел назойливым болтуном, хотя по натуре довольно сдержан и молчалив, но таковым было мое новое ощущение происходящего.

В этот раз я видел горы иначе, не такими суровыми, хотя их рельеф являлся самым серьезным из всех, что мне пока доводилось встречать. Чувство плеча и возможность общения преображало мир вокруг.

Одиночество давит, заставляет чувствовать свою беззащитность, но в тоже время оно принуждает к большей ответственности. Гора становится испытанием не только физическим, но и моральным. Я ценю одиночество, оно многогранно — прекрасно и омерзительно. В одиночестве ты прозрачен, видишь себя насквозь. Ты можешь уважать свои поступки и выбор и ненавидеть их, нет смысла лгать себе: тут преодолел лень и поборол страх, а тут струсил и пожалел себя. Но здесь, сейчас, рядом с товарищем, чувствуешь свободу и легкость, радость переполняет тебя и лишь иногда, как электрическим током, промелькнет: «Ты становишься легкомысленным. Это горы! Они не любят беспечных».





Происшествие



Перевал. За ним, нешироким проспектом, начинается путь к вершине. Я стою на краю скального спуска и бегу взглядом по отчетливой нити следов на снегу. Глазами беспрепятственно преодолеваю расстояние длинной в четыре с половиной километра. Снежное поле, закрытый ледник, взлет и ты на вершине, так просто!

Под перевалом замечаю движение. Один из идущих в паре срывается с тропы и несется вниз по склону. Кувыркающееся тело перепрыгивает через каменный щит, который как панцирь торчит из-под снега. Повезло, головой не ударился. Тщетные попытки самозадержания не приводят ни к какому результату — полная растерянность. Его напарник что-то кричит вслед. Пятьдесят метров, сто метров, сто пятьдесят метров. Остановился. Он мгновенно вскакивает и озирается вокруг, как будто не понимает, что произошло и где он сейчас находится. Боль возвращает его в реальность.

— Вам нужна помощь? - кричим мы. В ответ молчание. Один пребывает в шоке, второй сосредоточен на спуске — его компаньон в беде. Молча, стоим, наблюдаем встречу напарников. Жив, не поломался — отделался ушибами и шоком. Кричим еще раз. Получив в ответ жест, что все в порядке, уходим.

Иду к вершине. Стараюсь не нервировать себя увиденным, но событие, как в замедленной съемке, прокручивается в голове снова и снова. Я периодически озираюсь назад, гляжу, как пара поднимается на тропу по крутому снежному склону — их восхождение закончено, они идут в лагерь.

Мы ходим в горы. Мы знаем об опасности. Мы думаем, что готовы к встрече с ней лицом к лицу, но лишь до того момента, когда происходит нечто. И пусть даже не с тобой, ты был лишь свидетелем происшествия. Вот тут приходит понимание — опасность всегда внезапна! Важно не упустить момент, бороться. А есть ли знания и опыт? Хватит ли их, чтобы справиться с ситуацией? Ведь только они дают возможность не потеряться в абсолютном шоке и реагировать действиями на опасную реальность. Лишь они дадут тебе шанс выжить и продолжать любить горы.





Мост Мухаммеда



Вот он — последний рубеж, отделяющий нас от цели. Скальные выступы, вертикально торчащие на разных уровнях, образуют тридцатиметровый узкий проход, похожий на безобразный готический мост. Что-то невольно сжимается в животе, когда подходишь к нему — справа и слева пропасть. Это самый простой способ попасть на вершину Пиренеев.

Теряюсь в догадках, что имел в виду человек, который дал имя «Мост Мухаммеда» этой узкой скальной перемычке. Возможно, он полагал, что тот, кто решится пройти по ней, должен иметь «печать пророчества» между лопатками. Или все проще, название лишь метафора, сравнение: «Говоришь ты пророк — докажи, сотвори чудо. А ты уверяешь что храбр — давай, дойди до вершины».

Страх, всеми силами, пытается отговорить тебя от того, что ты сейчас собираешься сделать. Здесь все по честному — никаких тросов, в качестве перил. Для того, кто впервые столкнулся с подобным препятствием — это, действительно, проверка на прочность. Ты либо идешь и идешь до конца, а нет — оставайся на месте. Иду! Вспоминаю правила лазания: «Всегда иметь, как минимум, три точки опоры. Продумывать каждый шаг. Оставаться спокойным». Вперед!

Первый десяток метров мы прошли без, каких-либо, сложностей и это придало уверенности. Впереди каменная плита, размером с журнальный стол, лежит плотно, не шатается. Удивительно, но по лежащей на полу доске, пройдешь без всяких сомнений, а стоит поднять ее выше трех метров, и тут же, включаются инстинкты самосохранения. Здесь же, по обе стороны от нее, полтора километра пустоты. Проползаю на корточках и делаю вывод, что это не самый безопасный способ передвижения, уж лучше идти стоя.

Нагромождение из ощетинившихся гранитных зубьев, образует следующее испытание. Напарник решил пройти их поверху. Взобравшись на верх обломка, он сел на него, как на гимнастического коня в спортзале, и прополз на «задней точке» по очередному, еще более узкому, столу.

Настороженно смотрю на это и иду следом, но, внезапно для себя, принимаю решение обойти глыбы траверсом. Без труда прохожу их. И вдруг, выйдя из-за стенки, я упираюсь в блок, по которому только что проскользил мой товарищ.

Тупик. За спиной — ничего плотнее воздуха. Стою, вцепившись в скалу, и понимаю что ошибся. От волнения затряслись ноги. Горячая волна окатила все тело. Если сейчас не успокоиться, то паника выключит разум. Найдя устойчивое положение, я расслабил все тело и прогнал всякий намек на смятение. Дрожь прошла, рассудок прояснился.

Вот трещина — сюда руку. На ту полочку ставишь правую ногу. Сверху, за тот выступ, зацепись левой рукой. Выбрался? Вот видишь, в спокойствии все гораздо проще. Теперь не суетись, пролезь еще метров пятнадцать и выйди на вершину. Наслаждайся!

Переход по «мосту» занял не более десяти минут, но этот отрезок растянулся в нечто большее. Время изменило свой привычный ход. Оно замедлилось и протекло по моим жилам густой смесью отваги и страха, сосредоточенности и растерянности, скованности и свободы, наполнив каждую клетку моего сознания бесценными переживаниями и опытом.


Вершина Ането. Массив Маладета. Центральные Пиренеи. Испания


9
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Илья Tованчев
0
Лучше гор могут быть только горы, в которых еще не бывал. Спасибо!
Андрей Сальников
0
Согласен! Вот побываешь, бывает, на горе — понравилась. Думаешь, приду сюда еще. А в итоге идешь совсем на другую гору.
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.