Пигмеи со склонов Вирунга. Уганда

Предыдущий репортаж -- http://www.moya-planeta.ru/reports/view/shvatka_uganda_19432/

Будучи в Уганде, поставили для себя цель побывать у пигмеев, которых в стране проживает примерно 2%. Всеми правдами и неправдами мы с подругой добрались в горный массив Вирунга, на склонах его, давно потухших, вулканов живет эта маленькая, почти вымершая народность. Не часто можно встретить рассказ об этих людях, не популярны они у путешествующих. Ну, а коль нам всё-таки довелось их увидеть, то я об этом расскажу.
***
Оставив машину в удобном месте, оплатив переводчика, который тоже с нами, отправились пешком по лабиринтам из лавовых камней, оставшихся со времён последнего извержения вулканов массива Вирунга. Эти вулканические горы находятся на границе трёх государств: Уганды, Руанды и Конго.



Нас четверо, мы с подругой, гид и переводчик.
Дети народности хуту играли на природе, как и везде в мире, а с ними белый ребёнок! Откуда?
Он подслеповато смотрел из-под руки и я успела его заснять.



Альбинос! Мальчик альбинос. Негритянские дети увидев нас стали закрывать его собой, так и не дав нам возможности его рассмотреть.

Добротные по африканским меркам дома хуту, мостились по склонам, огороды были засажены ядрёной картошкой.



Многие хуту пришли сюда из-за вулканов, с руандийской стороны, так как жить рядом с народом тутси им невмоготу. Междоусобная война в Руанде, унёсшая более миллиона жизней всего за восемь месяцев, наложила негативный отпечаток на отношения этих народов. Да и с пигмеями они не дружат, хоть и живут в пятистах метрах от их семей. Ведь у хуту картошка, а у пигмеев что?



Правда последним разрешено охотиться в заповедниках, ведь они прирождённые охотники и делают это без огнестрельного оружия. Трофеи меняют у хуту на их «гордую» картошку. А много ли поймаешь голыми руками? Вот и живут они впроголодь, потихоньку вымирая. Конечно, жить рядом с тутси им было бы полегче, ведь у них между собой взаимная симпатия, но видно тутси жить на таких склонах не хотят, поэтому в соседях у пигмеев замечены не были. А пигмеи – это не хуту и не тутси, а просто пигмеи, или же тва.



Браки они заключают только между собой, в лесах у них временные жилища, а здесь на склонах постоянные шалаши. Детей рожают не считая. Грамотность отсутствует. Употребляют в пищу корни растений, только им известных, да и лечатся тоже ими.
Шли мы долго по этим каменным лабиринтам. Наш переводчик позвонил… пигмеям, чем немало нас удивил. Оказалось, что телефон у вождя имеется, один на всех и получив указание он посылает гонца во все концы, что б собрать всех воедино. Мзунгу идут!

Первыми мы увидели пигмейских детей, которые шли по склону в сторону соседей, с поклажей на голове. В европейских обносках, только гораздо более грязных, чем всё, что мы уже видели. Это был шок!



Не может быть! Пигмеи не могут так опуститься! Это гордые дети леса! И это рубище, что прикрывает их тела, унижает их до крайности! А где та национальная одежда, которую мы себе представляли? Они что? Разучились плести юбки?



Наши гиды оставались равнодушными, их не интересовали эмоции и мы поняли, что это была «разводка на деньги». Мы возмущались и требовали настоящих пигмеев, нас вели дальше к их шалашам. Мы раздавали детям карамельки, они делили их между собой и бежали за нами.
У первого шалаша нас ждал вождь в изодранной одежде, в залихватски заломленной синей бейсболке и с телефоном в руках. Ростом он был выше нас. Я с душевным надрывом вскрикнула:
- Почему он такой большой?
- Он большой, а все остальные, посмотрите, маленькие.
- Так, то ж дети!
- А кто же виноват, что пигмей нынче крупный пошёл? Акселерация!

По лабиринтам стекались отовсюду пигмеи в тряпье, а мы только стонали.



Внутренности их шалашей издавали зловоние, заваленные хламом и мусором.



Сами пигмеи также дурно пахли, моются они в сезон дождей, а в межсезонье с водою трудно.



Зачем нам это показали? Лучше бы мы этого не знали. Но было уже поздно. Народ с характерными пигмейскими чертами лица, собрался на поляне. Совершенно трудно понять, во что они были одеты.



Мы схватились за головы, а пигмеи стали бить в пустые канистры, издавая ритмичные звуки и хлопая в ладоши.



Изначально не стройная мелодия, вдруг плавно полилась, они запели, а потом дети стали танцевать. И тут мы открыли рот. Мальчик 12-ти лет танцевал пигмейский танец не похожий ни на какой другой. Наши взгляды были прикованы к нему. Это было красиво, мы уже не видели во что он был одет, мы только восхищались его умением.



Жаль, что не сделала достойных фото, на тот момент снимала любительское видео.
Этот ребёнок один среди всех учится в школе. Талантливые дети есть и там в пигмейских хижинах на вулканических склонах Вирунга. В стране разработана программа по сохранению культуры пигмеев, он участник той программы, где его обучают танцам своего народа.

Потом танцевал вождь в синей бейсболке и женщины.

 


Понравилось очень, но кроме этого небольшого концерта, нас больше ничем не смогли удивить.



Мы подарили мальчику две ручки и ножичек, он полупоклонился и очень скромно взял. Моё сердце обливалось кровью и в горле стоял слёзный ком. Стыдно нам было угощать их карамельками, когда им одеть нечего, везти надо одежду, любую, а не «дурацкие» карамельки. Кто только такое придумал?

Но у нас, кроме конфет ничего не было и этот килограмм леденцов был поделён между детьми и взрослыми. Пигмеи расселись на камнях с нашим угощением и стали обсуждать насущные проблемы с переводчиком.



За концерт гид заплатил им какие-то копейки, с понюшку табака, мы это видели.

-- это им раздают по полдоллара

-- в общем, беда

Государство даёт на каждого пигмея в год – 100 дол. Туристов обманывают, срывая куш с каждого в 200 дол. за визит, при этом не заботясь о том, что бы одеть народ в традиционные одежды.
Возвращались мы полностью подавленные убогостью и пигмейской безысходностью. Я всё, как умела, сказала нашему гиду, а он пытался отбиваться, ссылаясь на плохое правительство, которое прикарманивает деньги ничего не оставляя пигмеям. Зато сам он разъезжает не на дешёвой машине и одет не в дешёвые вещи. Хотя судить -- не наша задача.

Вот с таким настроением мы и вернулись в Кабале, не сказав гиду спасибо. За обман не благодарят.
Но жизнь продолжается и мы ужинаем в относительно приличном ресторане. Я заказала рыбу тилЯпию, которая водится в пресноводных африканских водоёмах и имеет странную особенность к размножению. Ни одна из рыб не обладает подобными «привычками».

Супружеские пары у этого вида рыб, очень верны друг дугу длительное время. После оплодотворения своей икры самцом, рыбка засасывает её в рот и в течение 8 – 10-ти дней вынашивает икринки во рту до появления мальков, а потом отпускает их на самостоятельное вскармливание, но если видит, что деткам угрожает опасность, то подаёт сигнал плавниками и мальки снова устремляются в рот матери, как в убежище. А ведь их бывает до полутысячи! Во время вынашивания икры рыбка ничем не питается.
Такая маленькая и такая умная.

Последний вечер в Уганде больше ничем не запомнился. Завтра мы покидаем эту страну и через приграничную Gatunu перейдём в Руанду. Язык там французский и деньги франками называются. Моя подруга немного «француженка», в рамках забытой школьной программы, а мне что английский, что французский. В общем, не заблудимся!
10
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Павел Кочановский
Девочки !!! Как обычно очень круто !!!!!!
Ольга Багинская
Очень грустный репортаж...спасибо,что без прикрас осветили жизнь этого маленького народа.Было на самом деле интересно читать и смотреть фото.Огромное спасибо!
Ягодка Волчья
Спасибо за интересный репортаж
Тина Валентина
Спасибо! Вас очень интересно читать.
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.