Петербург - книжная столица России

26-29 мая 2016 года в Санкт-Петербурге проходит ставший традиционным Международный Книжный салон. Я, как обычно, принял участие в данном культурном мероприятии. В этом году я пытался выяснить, существует ли «литературная мафия» и как люди к ней относятся. Мне удалось побеседовать с Михаилом Веллером, Андреем Константиновым и даже с Борисом Акуниным (по скайпу).



Недавно на одном литературном сайте удалили мой блог. За то, что я не умышленно написал по одной из запретных тем – о писателе, считающемся на данном сайте персоной нон-грата. Оказывается, есть список запретных тем и запретных людей, о которых и сегодня писать нельзя.
«Литературная мафия», – объяснили мне друзья. И действительно, на других сайтах эту же мою статью очень хвалили и во множестве цитировали.
Как литератор и криминолог, я заинтересовался «литературной мафией». Но оказалось, что в Интернете о ней почти ничего нет, кроме настольной игры. Хотя многим писателям, уверен, приходилось сталкиваться с этим явлением. Возможно, я первый, кто открыто заговорил о «литературной мафии».
«Литературная мафия» это конечно же в большей степени метафора, нежели подобие сицилийской «Коза ностра». Однако все эти критики, писатели, издатели, редакторы, эксперты, директора премий делают «общее дело» – управляют литературным процессом.
Кто-то скажет: нет никакой «литературной мафии», есть книжный бизнес, где издатели рекламируют своего автора для повышения его популярности и роста тиражей.
Но кто утверждает, что «литературная мафия» не существует, либо просто не знает механизмов её действия, либо сам принадлежит к ней.

Как социолог и криминолог я изучал преступные группировки молодёжи и могу сказать следующее. Сбиваться в группы ради выживания – один из природных инстинктов. Особи борются за место у кормушки. Либералы, демократы, революционеры делают всё, чтобы оттеснить консерваторов и пробиться к кормушке, а после, чтобы отстоять завоёванное, сами становятся консерваторами с охранительными инстинктами.

«Мафия» как организованное преступное сообщество или группировка (ОПГ) существует не только на Сицилии, в Колумбии или в Америке. Организованные преступные группировки, как показали лихие 90-е и недавние события в Кущёвке, существуют и в России. А если в преступный сговор вступают издатели или писатели, или те и другие, то вполне допустимо говорить о «литературной мафии».

Михаил Булгаков одним из первых подробно описал «литературную мафию» в романе «Мастер и Маргарита»: главу Массолита Берлиоза, критика Латунского, литератора Лавровича, собрание писателей в ресторане «Грибоедов» и пр. Михаил Афанасьевич прямо говорил, что, мол, со всеми ими посчитается в новом романе. «Чтобы знали, чтобы знали…», – шептал жене умирающий Булгаков.

Прошло восемьдесят лет, но ничего по сути не изменилось. Да, сегодня можно напечатать свою книгу за собственные деньги. Но её никто не прочитает. «Литературная мафия», занявшая руководящие посты, и ныне решает, кто из пишущих гений, а кто бездарь. Так называемые «эксперты» получили свою «премию» и прилежно работают на «общее дело». Продажные «критики» считают себя критерием вкуса, но сами явно без признаков таланта. Это они вынудили Пастернака отказаться от Нобелевской премии, это они изгнали Солженицына, сказавшего правду о Гулаге. Они и сейчас при делах… эти «лернеры» и иже с ним… жадною толпой стоящие у трона, Свободы, Гения и Славы палачи!

Следы «литературной мафии» можно обнаружить ещё во времена Пушкина.
Цензор Пушкина – Михаил Александрович Дондуков-Корсаков, занимавший пост вице-президента Санкт-Петербургской Академии наук – по указке графа Уварова, ненавидевшего Пушкина, чинил препятствия к изданию пушкинских сочинений. Уваров и Дондуков-Корсаков находились в гомосексуальной связи. За это Дондуков-Корсаков и получил свою должность. Об этом известная эпиграмма Пушкина 1835 года.

В Академии наук
Заседает князь Дундук.
Говорят, не подобает
Дундуку такая честь;
Отчего ж он заседает?
Оттого что жопа есть.

"Пушкин пал жертвой заговора педерастов", – откровенно сказал Юрий Лотман в разговоре с В.Баевским (см. «Вопросы литературы». М., 2002, № 2).
Ну а таких «литераторов» как Булгарин и Греч иначе как «литературной мафией» и не назовёшь.

«Литературная мафия» существует не только в России. Французы в ходе судебного процесса доказали, что Александр Дюма не мог самостоятельно написать все свои произведения, даже если бы писал круглые сутки днём и ночью.
Предполагают, что «драматург Шекспир» был изобретением английской тайной полиции. Шакспир из Стратфорда – необразованный ростовщик, послушный и умеющий держать язык за зубами – был нанят главой тайной полиции сэром Ф.Уолсингемом в качестве живого псевдонима для драматических и поэтических произведений Кристофера Марло и других авторов.

«Литературная мафия» сознательно замалчивает некоторые страницы жизни классиков русской литературы. Уже давно доказано, что Достоевский заимствовал чужие идеи и творчески их перерабатывал. Например, история бедного студента и проститутки («Преступление и наказание»); как Настасья Филипповна выбрасывает 100 тысяч в пылающий камин («Идиот»); и даже идея самого великого инквизитора («Братья Карамазовы») не принадлежит Фёдору Михайловичу.

«Литературная мафия» сделала из малограмотного двадцатилетнего журналиста Мишки Шолохова автора романа-эпопеи «Тихий Дон». Уже доказано, что в двадцать лет, имея лишь четыре класса образования, Михаил Шолохов не мог самостоятельно написать эпопею «Тихий Дон». На филологическом факультете Санкт-Петербургского государственного университета была проведена электронная атрибуция текстов, и очевидным результатом явился тот факт, что Михаил Шолохов не является единоличным автором текста романа «Тихий Дон». Более того, он вообще не является основным автором этого текста.

Союз писателей СССР неоднократно выдвигал Михаила Шолохова на награждение Нобелевской премией по литературе. Заграничная «литературная мафия» продвигала Бориса Пастернака. В своих исторических хрониках Иван Толстой высказал предположение, что Борис Пастернак начал писать роман «Доктор Живаго» после того, как ему пообещали Нобелевскую премию.

«Литературная мафия» в лице Союза писателей требовала от Пастернака, чтобы он отказался от присуждённой ему Нобелевской премии. Председатель КГБ Владимир Семичастный дал такую оценку роману «Доктор Живаго»: «… как говорится в русской пословице, и в хорошем стаде заводится паршивая овца. Такую паршивую овцу мы имеем в нашем социалистическом обществе в лице Пастернака, который выступил со своим клеветническим так называемым «произведением». «Поэтому, если сравнить Пастернака со свиньёй, то свинья не сделает того, что он сделал».
На всех углах стали повторять: «роман Пастернака не читал, но осуждаю». На Пастернака стала доносить в КГБ его любовница – редактор Ольга Ивинская (прототип Лары в романе «Доктор Живаго»).

На Первом съезде советских писателей в 1934 году главным писателем страны стал Горький; ведущим детским поэтом — Маршак; на роль основного поэта «прочили Пастернака». Появился негласный табель о рангах. Поводом послужила фраза Горького о том, что нужно «наметить 5 гениальных и 45 очень талантливых» писателей. Треть (182 человека) участников Первого съезда писателей в течение нескольких следующих лет погибли в тюрьмах и ГУЛАГе.

Спустя несколько дней после своего выступления на Первом съезде Юрий Олеша (автор слов «ни дня без строчки», «инженеры человеческих душ») в приватной беседе сказал Эренбургу, что больше не сможет писать — «это было иллюзией, сном на празднике».

В условиях безработицы власть вербовала «инженеров человеческих душ», создавая из них «легион» своих «властителей дум». Писатели были бойцами идеологического фронта, выдавали желаемое за действительное. Авторов просто подкупали, чтобы они писали то, что было нужно властям.


Александр Фадеев многие годы возглавлял Союз писателей СССР. Своему старому другу Юрию Либединскому Фадеев признавался: «Совесть мучает. Трудно жить, Юра, с окровавленными руками». 13 мая 1956 года Александр Фадеев застрелился. В предсмертном письме в адрес ЦК КПСС он написал: «Жизнь моя, как писателя, теряет всякий смысл, и я с превеликой радостью, как избавление от этого гнусного существования, где на тебя обрушивается подлость, ложь и клевета, ухожу из жизни…»

Александр Твардовский, долгое время руководивший журналом «Новый мир», после отставки Хрущёва оказался неугоден новой власти. КГБ направил в ЦК КПСС записку «Материалы о настроениях поэта А.Твардовского». В результате организованной КГБ травли Александр Трифонович был вынужден сложить редакторские полномочия и через год умер.

А.И.Солженицын в очерках «Бодался телёнок с дубом» охарактеризовал Союз писателей СССР как один из главных инструментов тотального партийно-государственного контроля над литературной деятельностью в СССР.
«Именно писатели, именно литераторы, большие московские начальники были всегда инициаторами травли Солженицына и в 60-е, и в 70-е и в 90-е годы, – считает Людмила Сараскина. – В 1976 году Шолохов требовал от Союза писателей запретить Солженицыну писать, запретить ему прикасаться к перу».



ПОЛНОСТЬЮ можно прочитать в моём дневнике
Я уверен, «литературная мафия» либо сделает вид, что не заметила эту статью, либо поступит так, как всегда поступала в подобных случаях мафия …

А как лично Вы относитесь к ЛИТЕРАТУРНОЙ МАФИИ?

© Николай Кофырин – Новая Русская Литература
1
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.