Первый подъем на гору Полюд

-Всёооо, приехалии!



-Так, выходим! Пять минут на перекур и начинаем разгружать снаряжение!
Вот и закончилась долгая, утомительная тряска до стапеля, места - где мы будем собирать катамараны, близ деревни Вишерогорск, и откуда начнется наш короткий, но интересный сплав по реке Вишере.
Я посмотрел на время, час - десять. Задрав голову вверх, глянул на блеклое застиранное полотнище неба. Белые ночи. "Думаю, что газету я бы смог прочитать", пронеслось у меня в голове.



Было тепло. Зеленый сумрак молодой листвы кустарников и деревьев, был наполнен гомоном невидимых птиц. Ночной туман стелился по водной глади. Начало июня. Как же я люблю это время. Юность лета. Я выпустил изо рта струю табачного дыма, отшвырнув ею надоедливого комара. Однако, надо шевелиться, иначе нас тут совсем заедят.
–Группа! Выгружаем снаряжение! Рюкзаки, личные вещи в одну кучу, групповое снаряжение – в другую. Давайте, в цепочку выстроимся, так быстрее будет, и таскать далеко не надо.
С тихим гомоном, подбадривая друг друга, туристы выстроились в цепочку и быстро, как муравьи, перекидали всю снарягу, извлекая ее из утробы салона ГАЗели. Я только успевал сортировать вещи на две кучи.
-Молодцы! Быстро управились. Подходим за спальниками, пенками, получаем палатки. Кому помочь в установке палатки – обращаемся.
Запалив костер и подвесив котел с водой, на чай, я пошел ставить свою палатку. Нужно было поскорее управиться с установкой лагеря и ложиться спать. Вставать мне рано, а время уже позднее. Наконец вода закипела. Я достал из бочек конфеты, печенье, сгущенное молоко. Туристы стали доставать из рюкзаков и сумок домашнюю снедь. Попив чаю и перекусив, я пожелал всем спокойной ночи и пошел спать, по пути напомнив, что бы долго не засиживались, разбужу рано. На часах было три ночи. Закутавшись в свой любимый спальник, я блаженно вытянулся и закрыл глаза. Где-то за стенкой внутренней палатки, над ухом, возмущенно звенел комар. Зная, что ему до меня не добраться, я воспринимал его писк как колыбельную. Скоро видения и мысли поплыли перед моими глазами, и я уснул. Заснул я крепко, но как оказалось, ненадолго. Из глубин сна, как сома из омута, меня вытащил голос. Сначала тихий и далекий, он с каждым повтором усиливался и становился ближе.
-Серега! Серега! Серега!...
Я с трудом разлепил глаза и уставился на раскрытый полог палатки. Возле бреши уже стали клубиться комары, пытаясь залететь внутрь. В проеме расстегнутой молнии, весело и довольно улыбаясь, торчала усатая физиономия моего помощника, стажера в инструктора - Павла.
-Ты чего? Бестолково спросил я. Время сколько?
-Не знаю, довольно осклабился Павел. Я выпростал из спальника руку и посмотрел на часы.
-Шесть часов еще… Ты чего так рано…?
-Кофе будешь? Спросил в ответ Паша и протянул мне кружку с горячим кофе.
Приняв кружку, я повторил свой вопрос
-Тебе чего не спится, баламут? Я же сказал что подъем в девять утра, а сейчас только шесть.
-А я не знаю… Я уже и кашу сварил.
-Зачееем? Меня аж подбросило от негодования? Зачем ты ее так рано сварил, если подъем назначен на девять утра?! Она же сейчас остынет и ее потом только выкидывать. Ее уже не разогреть…
Довольная физиономия Паши погрустнела и что-то бурча, вылезла из палатки. Нужно было вставать – это однозначно. Еще немного повалявшись, я сел, допил принесенный кофе и выбрался из палатки. Утро было прекрасное. Небо, цвета высветленных джинсов, приятно радовало глаз. Всю праздничную картину портили лишь полчища мошки, которые мелкой сетью опутывали голые ноги. У костра сидели первые туристы.
-Ну, а вы чего так рано встали? Спросил я.
-А мы еще и не ложились. Довольно ухмыльнулся Валера, мужчина неопределенного возраста, с грубыми чертами лица, как будто вырубленного топором.
-Дома отоспимся.
-Понятно. Ответил я.
-Ну, а где этот… Помощник?
-Да вон он, из палатки торчит.
Я подошел к палатке Павла. Тот лежал в ней наполовину. Видимо полез за чем-то, да так и заснул с ногами на улице. Его обнаженные икры густо покрывал слой мошки. Махнув рукой, я вернулся к костру.
-Ну, если вам не спится, давайте собирать катамараны.
-Да Вы только скажите, чего делать-то…?
-Вы позавтракали?
-Ну, чай попили, есть пока не охота.
-Ладно, пошли.
Под лязг собираемых рам и прочие производственные шумы, стали расстегиваться молнии соседних палаток, своды тентов округлились подпирающими их головами и на белый свет, как бабочки из коконов, стали вылезать заспанные туристы. Мой негласный план сработал, и подъем состоялся на полтора часа раньше намеченного времени. Каша остыть не успела.
К обеду небо затянуло но было тепло и сухо. Катамаран большой ленивой рыбиной скользил по зеркальной глади реки. Впереди, показались величественные бастионы камня Говорливого, а с права, как лубочное изображение, домишки деревни Заговорухи.



-Перед нами камень Говорливый! Вещал я на два катамарана.
-Назван он так из-за своих уникальных акустических особенностей. Тут очень интересное эхо, раскатистое, временами троекратное.. Ну, вы сами попробуйте, покричите, что ни будь. И тут началось…
-Эге-гееей….
Эй Эй…, вторило эхо
-Максим не гей….
Гей гей…
Неслось в ответ несогласие.
-Чьи в лесу шишки…
Ишки иишки…
-Слышали? Мишки, говорит. Довольно улыбаясь, поведала всем Маргарита.
Все кричали разную чушь и веселились при этом как дети.
Между тем я подводил катамаран к отвесной стене Говорливого.
-Ну, вот. Отсюда начинается тропа наверх, на смотровую площадку. Все пойдут или кто-то останется на катамаранах?
-Я пойду! По школьному вздернув руку, заявил юноша по имени Слава.
В итоге, вверх полезли только мы вдвоем. Тропа была узкая, влажная и крутая. Временами ее перегораживали небольшие, сваленные ветром, ели. Поднявшись наверх, я в очередной раз поразился этой особенной, дикой, северной красоте.



Под нами несла свои воды Вишера, облизывая небольшой островок у деревни Заговорухи. На северо-востоке, в дымке возвышался разрушенный замок камня Помяненного. Вдали, за горизонтом, угадывались синие дали тайги и Золотого камня. Я сел на край площадки, свесив ноги над скалой, и закурил. Сидеть бы так вечно. В такие минуты все житейское, все неприятности и дрязги, уходят на второй план и молчат.
-Ну, что, Слава, нравится тебе тут?
-Да, очень, дядя Сережа.
-Ну и хорошо, улыбнулся я.
Погода нам благоволила. Дождей не было, стояло ласковое, не жгучее тепло. Не торопясь мы дошли до Ветлана и поднялись наверх. Я рассказал группе о истории возникновения деревянного креста на Ветлане. О том кем и кому он был поставлен. Галина украдкой смахнула слезу, проникнувшись трагизмом моего рассказа о погибших тут репрессированных заключенных, и положила несколько монет на цементную отмостку креста. Мы стояли, молча глядя на цепочку «быков», разделяющих Вишеру пополам. Быки - бревенчатые короба наполненные камнями и щебнем. Эти "быки", служившие при лесосплавах, возводили еще политзаключенные Сталинского ВишерЛага. Немой восторг застыл у всех в горле. Восторг от раскинувшихся далей, от величавого Полюда, что черной волной грудился на горизонте, в лучах заходящего солнца.



В субботу к обеду мы уже стояли возле деревни Бахари. Тут произошло разделение среди команды. Часть группы собралась идти со мной на Полюд, часть осталась стеречь катамараны.
Надо сказать что это тогда был мой первый подъем на Полюд. И мне надо было узнать короткую дорогу до него. За этим я и отправился к местным мужикам, сидевшим на перевернутой лодке.
-Добрый день!
Здравствуйте!
-Мужики, не подскажете, как тут на Полюд выйти? Говорят тут просека есть.
- А вона… Столбы видишь, в гору стоят, вот по имя и иди.
-Дак там пряслом, вон, огорожено…
-Дак ты потудава-то не ходи. Вот этим переулком до конца, справа распадок будет, на ево поворачивай и тут тебе ЛЭП будет. Иди по ей прямо до просеки. По просеке выйдешь на дорогу и по ней уже до Полюда.
-Понятно. А дорога-то хорошая?
-Ну, дорога как дорога, всякая есть…
Я собрал группу и мы выдвинулись.



Просеку нашли быстро. Она была старая и запущенная, давно никем не чищеная. Местами попадались болотины и мы чавкали по щиколотку в воде. Шли продираясь через молодой березняк и кустарники.
-Так, стоп, группа! Все оглядываемся и оглядываем друг друга. Ищем клещей.
-А тут что, и клещи есть?
-А как же, сказал я, сшибая щелбаном с плеча, маленькую гадину.
Что тут началось.… У многих появилась паника в глазах, Андрей заявил:
-Нет! Я дальше не пойду.
-Как хочешь. Ушли недалеко, примерно километр-полтора, дорога - вот она. Иди. Могу провожатого тебе в помощь дать. Паша, иди с ним. Кто еще отказывается идти дальше?
Остальные молчали.
-Послушайте, что я вам скажу. Обратился я к группе. Если кто-то еще чего-то боится, клещей, долгой дороги, медведей, волков.... возвращайтесь в лагерь прямо сейчас! Я должен подняться на Полюд и возвращаться с пол-дороги не собираюсь! Или идите со мной до конца.
-Мы с Вами пойдем, тоскливо и виновато протянули туристы.
-Ладно, я тоже пойду, сдался Андрей.
-Прекрасно! Идите вслед за мной и при каждом контакте с растительность, прошли вы по высокой траве или коснулись вас ветки кустарника, сразу осмотритесь. Своевременный осмотр – лучшая профилактика присасывания клеща.
Пройдя еще немного, увидели, что просеку пересекает дорога. Я не знал с какой дорогой мне придется встретиться и какие дороги в этих краях считаются нормальными. Та что мы увидели, мне не очень понравилась. Это были две глубокие колеи от гусеничного трактора. По обочинам и между колеями, росла высокая нетронутая трава. По этой дороге ездили в последний раз еще весной, наверное. Мы свернули на эту дорогу, и пошли по ней. За первым же поворотом открылся Полюд во всей своей красе. Он величественно возвышался над тайгой, в створе просеки, перекрывая половину неба. Я с полной уверенностью повел группу дальше. Но вскоре стало понятно, что это не та дорога. Да что там…. Это вообще не было дорогой. Чем дальше мы шли, тем глубже и обширнее становились болотины. Я был мокр уже по колено. Сложно было не догадаться, что мы свернули не туда. Благо, что прошли мы сравнительно не много, километр от просеки, не больше.
-Поворачиваем! Идем обратно, к просеке.
Тучи мошкары, которую мы потревожили, продираясь через высокую траву, нещадно впивались в любые открытые участки кожи. Репелленты стекали вместе с потом и их хватало не надолго, но моя группа стойко переносила все тяготы этого похода и никто не стонал, даже девятилетний Дима.
Ну вот и снова просека. Кусты стали редеть и попадались не так часто, трава тоже стала ниже и уклон сошел на - нет. Мы подходили к дороге на Полюд.
После просеки и блужданий по колеям, эта дорога была просто наслаждением. Чистый, мягкий песочек так и манил снять ботинки и пройтись босиком. Еще раз осмотрелись, стряхнули пару клещей, и пошли дальше. И тут заныл Дима. Оказывается, он серьезно натер ногу кроссовками и не мог идти дальше.
-Ну что, Павел, видимо тебе все-таки придется идти обратно в лагерь. Димка-то не ходок. На Павла было жалко смотреть, глаза его заблестели в мольбе.
-Серега, но я так мечтал побывать на Полюде…. Я же, можно сказать, ради него и поехал. Давай я Димку на шее повезу.
- Ну, вези, согласился я.
Начался подъем. Нудный тягун с глубокими промоинами и валунами. Поворот ложился на поворот, и я не знал, когда же откроется сама вершина. Солнце палило с небосвода нещадно. Кровососущие всех мастей продолжали атаковать все открытые участки кожи. Я уже перестал обращать на них внимание, тупо шагая вперед.
Наконец впереди показалась высокая мачта ретранслятора. Я собрал силы в кулак и протащился последние сто пятьдесят метров. За многочисленные, нещадные укусы, за обильный пот, за мокрые ноги за все, что нам выпало в этом походе на Полюд, мы были вознаграждены сполна. То что мы увидели с вершины, сложно описать словами. Там нужно побывать.



Огромная голубая линза неба над головой, далекий горизонт, окаймленный белоснежными облаками, синие дали в дымке и тайга. Величественная уральская тайга – парма, как зеленый травяной ковер расстилалась под нами. Я снова увидел камень Помяненный, камень Ветлан, на котором мы были вчера, изогнутую ленту Вишеры. Свежий, теплый ветер сдувал всех комаров и мошкару, что докучала нам во время пути. Это было просто счастье, просто стоять на вершине горы и с высоты вековых останцов, осматривать бесконечные дали. Обязательным пунктом программы был осмотр так называемого следа Полюда. Эта выемка в камне, неизвестного происхождения, напоминала голую стопу человека гигантского размера. Все поочередно стали снимать обувь и "примерять" след на себя.
Обратно в лагерь вернулись уже часов в семь. Усталые но довольные. Рассказам и описаниям похода, не было конца. Дима в захлеб пытался донести до своей мамы что она очень многое потеряла, отказавшись пойти с нами. Потом мы снова загрузились на катамараны, пересекли реку и встали на ночевку. Немного отдохнув, разобрали и просушили катамараны и прочее снаряжение. Больше оно нам не понадобится. Машина подойдет прямо к лагерю.
3
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.