Первое крещение Африкой. Кения

Думала, конечно, рассказывать о ней, или нет. А вдруг читателю станет скучно, и он утратит интерес к моей Африке, к тому, что мне безмерно дорого, к тому, что было мною пережито. Ведь о ней в трёх словах не расскажешь. Это целое собрание сочинений, будь оно неладно! Меньше не получилось.

Ну, была-не была! Пять путешествий в Африку. Много это, или мало? Всё зависит от того, сколько времени продолжалось каждое из них и сколько стран было изъезжено. Если каждое по 10 стандартных дней, к тому же на прекрасном солнечном пляже Момбасы или Занзибара, то понятное дело, маловато будет. Ну, а если по полтора – два -- три месяца каждое, да ещё по нескольким не очень удобным странам, к тому же самостоятельно и почти в одиночку, то такие путешествия становятся слишком родными и личными. Они наполняют неоценимым опытом и умением. Опасность с приключениями ждут тебя каждый день, восторги и огорчения сменяют друг друга. А сколько удивлений! Ещё! Забыла сказать, что я женщина боязливая, слабая и брезгливая. К тому же не молодая, но жутко любопытная.

Когда встал вопрос, с какого путешествия начать. Решила, с первого. Ведь как не крути, а логическая связь между ними присутствует и нарушать её негоже. К тому же от эпизода к эпизоду я закалялась, как та сталь, культурный шок сменился африканской обыденностью, а пережитые трудности теперь воспринимаются проще.
***
В общем, случилось так. Когда в Южной Америке уже было всё исхожено, в арабских странах начались душевные волнения, а Азия просто показалась "слабой", собралась я в Африку.
Сначала подвернулись дешёвые билеты в Кению. Позвонила ночью своей «военной» подруге, которая вместе со мной приняла первое «боевое крещение» в арабских странах.
Согласилась она не задумываясь. А ярким майским утром у нас на руках уже были билеты в Найроби.

До конца сентября, то есть до момента вылета, ещё было пять месяцев.
И началось каждодневное чтиво. Читала всё подряд, нужное и не очень, грустное и весёлое, форумы и не только. Информацию собирала по зёрнышку, как та курочка.

Результатом собранной информации стала двухместная палатка, коврик для неё, спальники синтепоновые, по килограмму конфет и бубликов для бедных детей Африки. А ещё всякие мелочи вроде пластиковой посуды, кружки – термоса, по десять пачек вермишелевых супов и по пятнадцать пачек растворимых съедобных порошков, косметики по уходу за кожей лица, рук и ног, банных принадлежностей, свечей на случай темноты, комариных таблеток и мазей, влажных салфеток и сухих. Резиновые тапки, купальники, маникюрный набор, фонарики, два блока сигарет… . Уф! Устала перечислять, а ведь это ещё не конец. Кто её знает, ту Африку? Вон, пишут, что даже с туалетной бумагой перебои.

Тренировались собирать палатку в моей квартире, примеряли спальники в сорокаградусную астраханскую жару, лежали в нашей удобной палатке и радовались.
Куча нужных вещей росла. И в какой-то момент я поняла, что привычной сумкой мне не обойтись. По этому поводу держали с подругой совет. После чего я купила колёсный чемодан средней величины, а подруга … рюкзак на 90 литров!
И в этот момент я испугалась. Его ж носить надо! Совершенно ясно увидела впереди все рюкзачные проблемы.

Но что сделано, то сделано. Зато маршрут разработан, карты на руках. Предстояло пройти пять стран: Кения – Уганда – Руанда – Бурунди – Танзания. Оставалось отправить запрос в МИД Руанды, на разрешение посещения страны. Анкеты заполнила и выслала по назначению.

Ответа не было, оставалась неделя до выезда, анкеты слала каждый день, а ещё и личные письма писала руандийским министрам. И вот, за два дня до отъезда, приходит ответ – разрешение! Наконец-то! Звоню подруге и докладываю, что её приглашают в Руанду, при этом называют не иначе, как « Дорогая Наталия!»
Испугавшись, она спросила:
- Я что, еду одна?
Да нет, с тобой ещё едет и «Дорогая Тамара».
- Ура!!!
А через день я вновь позвонила и сообщила, что «Дорогую Наталию» ещё раз пригласили в Руанду.
- Как? Опять?
- Да, опять. И подозреваю, что ещё пригласят не раз.
Действительно, нас приглашали каждый день в течение недели, несмотря на то, что мы были уже в дороге. Вот так вот! Знай, наших!

***
В аэропорту Домодедово мы благополучно забыли сумку с блоком сигарет для «дорогой Наталии» и частично, пластиковой посудой. Уже легче, но ещё много чего осталось.
Удивила часовая посадка в Кигали, столице Руанды. Кому надо было, вышли, а вместо них пришли уборщики в униформе с мётлами и ну, давай мести, скрести и пылесосить. Все оставшиеся пассажиры подняв ноги, просто диву давались, с какой скоростью приводили в порядок самолёт.

И вот в полной экипировке мы вышли в аэропорту Джомо Кенията в Найроби. Сразу захотелось раздать баранки и бублики бедным африканским детям, но время было далеко не детское, а точнее 11.30 ночи. Посему решили поменять деньги в бюро Форекс и тоже лечь спать.

Легко сказать «лечь спать». Да, мы знали, что нас где - нибудь «надурят», но то, что это начнётся сразу и постоянно, не ожидали.
Весёлый разговорчивый таксист пообещал отвезти нас в самый дешёвый отель в десяти километрах от аэропорта за 15 дол.
Поехали. Километр проехали и встали: «Всё, Найроби, выходим».
- Так, ведь десять километров… - попытались воспротивиться.
- А десять и проехали! С вас 17 дол.
- Ты ж сказал 15!
- Неее! Я сказал 17! Вы меня не поняли!

Вышли. Да и гостиница оказалась не самой дешёвой, а за 25 долларов. Место её нахождения в темноте не определялось, со светом здесь серьёзная «напряжёнка». Первая ночь в Африке оказалась самой дорогой за всё время нашего здесь пребывания. Впоследствии, перед возвращением домой, мы жили за 15 дол. в номере того же уровня, да ещё и в самом центре Найроби.

Спор с таксистом ни к чему не привёл, он поставил в дверной проём ногу и не давал закрыть дверь в номере, а в нашу защиту никто не вступился.
Нам было плохо, первая ночь стала для нас горькой и обидной.
А утром 30 октября мы вышли из отеля, надеясь уехать в Накуру, где национальные парки и озёра кишат зверьём. Огляделась по сторонам. Засыпанная мусором улица, грязь от прошедшего ночью дождя, грубые замызганные люди, скопище ржавых машин и маршруток. И мне захотелось плакать.

Вот – вот слёзы брызнут из глаз! Нас никто не понимал, а нам надо в Накуру! Я диву давалась, не осознавая в чём дело, ведь мы говорим по-английски. А всё оказалось просто. Английский знают только те, кто получил хотя бы элементарное образование. А грамотность населения пока ещё, очень низкая.

Государственных языка два, английский и суахили, но все говорят между собой только на суахили. Кстати, в суахили немыслимое количество диалектов. Каждая страна, остров, город, деревня говорит на своём суахили и зачастую африканцы не понимают друг друга.
Полицейский на повороте, нас спас. Будучи мало-мальски образованным, указал нам на автобус, уходящий в центр города на автовокзал. И мы побежали.

Напротив проёма двери сидела белая девушка и подруга отчаянно крикнула:
- Смотри! Здесь русские!
Удивительно, но это оказалось правдой. Москвичка Ольга тоже ехала в Накуру. Это была первая и последняя русская, которую мы встретили.
Итак, нас трое. Ольга хорошо говорит на английском, да и в центре Найроби народ то другой, образованный. Наконец-то я поверила, что это действительно Найроби, один из самых крупных городов Африки с многомиллионным населением.

Реклама с участием Баррока Обамы и его семьи время от времени попадала на глаза. Почти «свой в доску», он красовался на рекламных вывесках, футболках, сумках, даже на на городском транспорте. И верилось, что он президент Африки, а не какой-то там Америки!



***
Небоскрёбы из стекла и бетона, скверы, парки, пробки и жуткая загазованность -- таким предстал Найроби.



Сердобольная женщина из автобуса повела нашу тройку к билетным кассам. Лавируя среди скопища людей, которые кричали, бежали, тащили тюки и коробки, мы пробирались жуткими закоулками, боясь потерять друг друга из виду и цепляясь своими вещами буквально за всё движущееся мимо. При этом я успела запечатлеть необыкновенную причёску кенийской модницы.

-- думала ли я, что ещё не такие причёски увижу

Наконец-то мы у кассы, билет за 300 шиллингов и счастливые выбираемся из этого грохочущего, суетящегося и кричащего города.

Накуру не восхитил, оказался не менее грязным и зловонным. Да нам то что? Мы ж едем в национальный парк Богория смотреть фламинго и зебр! А для этого надо купить ещё один билет до деревни Марагат. Несчётное количество транспорта, отправляющегося в разных направлениях, сбивало с толку и путало.



Пришлось прибегнуть к помощи проводников, а они просто так никого не водят, берут себе комиссионные сколько получится.

Наш проводник взял с нас двойную цену за билет, выписал квитанцию в 1500 шил. на троих, только после этого отвёл к автобусу. При возвращении в Накуру через пару дней, мы заплатили в два раза меньше. Такова Кения и до сих пор ничего не изменилось. Контроль над продажей автобусных билетов отсутствует полностью.



А пока мы ехали в Марагат, надеясь остановиться у озера Богория и выйти на его берегу. Но африканцы не настолько глупы, что б всё нам сразу показать. Все национальные парки и подступы к озёрам контролируемы и платны. Не надо быть наивным, надеясь пробраться в интересные места самостоятельно. Не получится. Именно по причине ограждения и из страха к людям, звери парков не покидают, а увидеть их на обочине дороги – пустая надежда. Разве только редкая обезьяна перебежит проезжую часть.

Высадиться на берегу озера не удалось, а удалось только пересесть на публичное такси и поехать дальше к озеру за 200 шил. Солнце покатилось к закату, около пяти вечера мы добрались до гостиницы, а это ещё не озеро!

У гестхауза названия не было, также как и свободных мест. Выходные. Местное население съехалось на отдых к озеру Богория. Нам досталась только крыша того гестхауза, где мы поставили свои палатки. Лестница ведущая вверх зияла дырами в ожидании, что кто - то из нас сломит себе голову. Впоследствии мы прекрасно с ней справлялись, бегая вверх – вниз по всяким нужным и забытым мелочам.

Спустившись сверху, заплатили «боссу» по пять долларов за место на крыше и он повёл нас к озеру! Прошли мимо травяных навесов, выполнявших роль ресторана на прилегающей к отелю территории. Музыка громыхала, почти раскалывая хрупкие бокалы, облагораживающие мрачный интерьер. Несколько кенийских отдыхающих вальяжно сидели за столиками.

Кенийские дети радовались конфетам, которые мы уже стали нещадно раздавать. Здесь у них счастливые лица, туристы их балуют время от времени.



Небольшое поселение у парка не миновать. Милые ослики с чёрной полосой на шее пасутся рядом с домами, но в парк домашние животные не вхожи. За этим тщательно следят.
Заплатили по 25 дол. на входе в парк и ступили на заповедную территорию. Мы придём сюда и завтра, нам разрешили воспользоваться билетами в течение двух дней, т. к. до закрытия осталось всего два часа.

Повсюду роскошные термитники облепили деревья,



кактусы стояли особняком друг от друга, не привычно – притягательные пейзажи саванны простирались вокруг.



Солнце неумолимо угасало, а там впереди, озеро розовых фламинго!



Нам хотелось бежать туда! Проводник уже просто мешал. Поняв это, он отпустил «вожжи» заявив, что диких животных здесь нет, а нам только надо будет вовремя выйти из парка, т. е. в семь вечера.
И мы побежали, как дикие газели! Скорее! Туда! В эту розовую красоту!
А кто это там, такой полосатый ходит по берегу? Стадо зебр внимательно следило за нами! Все они были для меня, как близнецы с одинаково расположенными полосками.



Стойте! Стойте! Не уходите! Я хочу вас погладить! Хотя бы потрогать! Вот они, уже почти рядом и я вижу их грустные блестящие глаза, но зебры не понимали пылкой человеческой страсти, видимо у них всё совсем по - другому.

Жаль, ах, как жаль! Стадо грациозных животных покинуло берег, а стаи фламинго взлетели над озером, размахивая синхронно крыльями и показывая ярко – красные подмышки.
Несметное количество «танцующих» птиц оглушало своим гомоном. Они синхронны в своих движениях не только в полёте. Ходят «гуськом» друг за другом, одновременно опуская головы в воду и вылавливая рачков, которые живут в этом щелочном озере и являются основной пищей для фламинго.



В заходящих лучах солнца, они казались ещё розовЕе и сказочнее. Я шла по берегу розового озера, не думая о времени. Птицы топтались в водоёме плотной массой. При моём приближении розовые птичьи острова отодвигались к середине. Зелёные холмы отбрасывали тени.

Мои спутницы остались позади. Где-то там, впереди, горячие источники и гейзеры, их я увижу завтра, а сегодня кроме птиц я буду рассматривать эти диковинные растения африканской саванны. Я так давно этого хотела.



Что это за белые кости то тут, то там? Похожи на кости животных. Но откуда они? Если бы пало животное, то лежал бы целенький скелет. Может быть их специально набросали для устрашения? Только уж слишком много. А это что за следы? Так то ж, похоже, кошачьи!

Всё вокруг было затоптано следами огромных кошек. «Спокойно, без паники! Если бы здесь были хищники, нас бы одних не оставили. Надо возвращаться.»
Сердце стучало, заглушая птичий гомон. Мои спутницы вдалеке, как две маленькие точки, сидели у берега. Ускоряя шаг, почти бежала, а сумерки неумолимо наступали.
Своё жуткое открытие выпалила сходу. Подруга не поверила и сама пошла с проверкой в ближайшие кусты, кости со следами были и там. Ольга предложила считать следы собачьими и быстро уходить. Ну что ж? Если здесь водятся собаки размером с телёнка, то они совсем не лучше кошек.
Возвращались быстро, вглядываясь в сумеречную саванну и я опять наткнулась на следы, которые теперь видели все.

Сейчас самое время кошкам выходить на охоту, это их любимое время! В полной темноте мы, наконец-то, покинули парк. Рассказывать о следах не стали, боясь ошибиться и тем самым вызвать насмешки со стороны местных. На другой день нас в парк без машины не пустили, заявив, что ночью на озеро пришёл лев, его уже видели.

-- Позвольте! Он пришёл ещё вчера вечером и мы наблюдали его следы, а он, наверное, наблюдал за нами.
От этой мысли я содрогнулась.

следующий рассказ о Кении -- http://www.moya-planeta.ru/reports/view/k_begemotam_na_kulichki_keniya_19168/
15
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.