Остров Кильдин. Заполярье

Остров Кильдин. Мурманская область. 24 июля 2013 – 31 июля 2013



День 1-2

Каждое путешествие начинается с дороги. Вот и наше путешествие на Кильдин началось, как не трудно догадаться, с поезда. Даже не знаю, повезло нам или нет, но из 37 часов, проведённых в дороге, где-то 33 часа мы провели с ехавшими до Апатит дедами-туристами. Сначала их было всего около 10 человек и они с явным недоверием посмотрели на нас с сестрой, когда мы вошли в поезд. В Питере к ним подсело ещё человек 5. Спустя некоторое время к нам подошёл один из них и мы разговорились. Он представился просто : «Меня зовут Никольский» и тут же спросил, куда мы едем. «А-а, вы на пару дней всего! А мы-то тут сидим голову ломаем, почему у вас такие рюкзаки странные ( рюкзаки у нас на 80 литров, к слову сказать, и взяли мы ровно то, что и всегда: спальники, палатку, тёплую одежду…). Ну вот, девочки, на водников вы не похожи, на пешеходников тоже (почему мы не похожи на пешеходников мы так и не поняли, потому что являемся именно ими). А вы на пару дней всего…А мы в Хибины. У нас там сплав, а потом пешочком». Никольский оказался очень душевным человеком. Бывший детдомовец, путешественник. Ему было уже около 60 лет и он исходил , наверное, две трети России. У него были поразительные глубокие голубые глаза и когда он говорил, то аристократично оттопыривал мизинец. Он предложил нам пива, мы отказались и он ушёл к своим друзьям. А мы открыли книжки и начали читать. На столе ложечка позвякивала о стакан чая, поезд мерно ехал. Под стук колёс, сидя на боковушке в плацкартном вагоне, очень хорошо читается. И хорошо думается. В такой идиллии прошло минуты две-три. Затем к нам подошёл другой турист. Этому было 55 лет и звали его Долженков Сергей. Он оказался бывшим киношником и очень заразительно рассказывал о камерах, о процессе съёмки. У него были смешные шорты, полосатая майка и длинные, почти девичьи, ресницы. Он рассказал нам, что он и все его друзья из одного турклуба в Ульяновске. «А вы откуда, из Москвы или «понаехали тут»?» - неожиданно задал он вопрос. Затем он спросил, где мы учимся и работаем и задал уже традиционный вопрос : «А куда вы едете? А где вы уже побывали». Услышав скромный список мест, которые мы уже посетили, он воскликнул : «И всё пешком? Ну вы молодцы, друзья! Это…молодцы, девчонки!». У Сергея была смешная привычка говорить в начале почти каждой реплики «Друзья мои!» и мгновение после этого выдерживать мхатовскую паузу. Вскоре он тоже предложил нам пива и услышав вежливый отказ, удалился в своё купе. Всё повторилось: мы открыли книжки и как только начали вникать в их содержание, как нас прервали. На этот раз это был мужчина лет 50. Как оказалось, бард. Гитара у него была, конечно же, с собой и играл он изумительно. Минут через 15 вся компания перетащила нас с сестрой к себе в купе. Они выпивали, играли на гитаре, пели… И так продолжалось до Апатит. Около 33 часов с кратким, но тревожным перерывом на сон. Под конец дня мы с сестрой стали уже «нашими девчонками» , « путешественницами» и «ооо, да они же филолог и художник!». В Апатитах они вышли, тепло распрощавшись с нами, а мы легли спать и теперь уже в тишине и спокойствии доехали до Мурманска.

День 3

Поезд приехал в Мурманск в 5:40 утра. Невыспавшиеся и замученные мы вышли на вокзал и начали думать, куда же нам идти и что думать. О времени и месте встречи с группой мы пока ничего не знали.

Мурманск… Мы уже были там, но проездом и теперь у нас появился шанс поближе познакомиться с этим городом. Сначала он произвёл на меня удручающее впечатление : утро, всё закрыто, ничего круглосуточного нет. Нам пришлось коротать время в вокзальном кафе в компании чая/ кофе и коржиков. По радио передавали о том, что 26 июля день рождения Мика Джагера, а 28 июля – это день Военно-Морского Флота (ага, а 27 июля-у меня. Приятно J ). Так мы сидели часов до 8, затем сдали рюкзаки в камеру хранения и , прихватив фотоаппарат, пошли гулять. Первое, что сразу бросается в глаза в Мурманске – это отсутствие дорог. Ну, то есть, формально они есть – такие большие и широкие тропы, покрытые метровым слоем пыли. Иногда они идут довольно произвольно, как например, дорога к Алёше (памятник защитникам советского Заполярья). А вообще Мурманск – город довольно оригинальный. По соседству с маленькими деревянными домиками стоят длиннющие пятиэтажки. А рядом с ними девятиэтажки. И двухэтажные дома. Всё это в одном районе. И в центре всего этого архитектурного великолепия находится один-единственный двор с детской площадкой.

Первым делом мы решили найти памятник защитникам советского Заполярья. Пристали к каким-то полицейским, спросили, где Алёша. Они почему-то засмеялись и указали на вершину сопки. «Идите по грунтовочке и дойдёте, хотя можно и на автобусе доехать. Пешком далековато будет». Грунтовочка по-мурмански – это камни вперемежку с пылью. Через какое-то время мы пришли к Алёше. Вообще я как-то равнодушно отношусь к памятником. На своей памяти помню только несколько, которые действительно поражают и вызывают искренние чувства. Это памятник Родине-Матери в Волгограде, Долина Славы около Мурманска , ну и Алёша. В Алёше нет ничего такого очень сильно красивого, никаких барочных завитков или колонн дорического стиля. Он просто стоит на сопке и смотрит вдаль, но вызывает самые патриотические чувства. У памятника было много иностранцев – французы, японцы, немцы…С сопки открывается изумительный вид на знаменитый порт.

После Алёши мы пошли в ближайший дворик ждать, когда откроется хоть что-нибудь ( в Мурманске почти все заведения открываются после 11 утра). На этой площадке был красный деревянный конь на пружинке. Ну вроде как качели. Ну, коли уж конь красный, то коня мы решил прозвать Петровым-Водкиным. С Петровым-Водкиным мы провели 30 незабываемых минут, затем на площадку пришла мама с ребёнком и козырное место в седле пришлось уступить. Следующие несколько часов не принесли нам ничего, кроме долгого и изнурительного ожидания и некоторого разочарования группой, о которой я рассказывать практически не буду. Так как Кильдин – остров, то добираться туда нужно по воде. 10 часов мы шли на яхте по Баренцеву морю. Баренцево мморе – это одно из самых красивых морей, которые я видела. Начнём с того, что в нём отражается настоящий дух русского Севера. Это выражается в стальном цвете воды, в лицах моряков, даже в том, что оно постоянно штормит. Сначала даже забавляет то, что ты не можешь даже метра пройти спокойно и не держась ни за что. Потом начинаешься уставать, а так как нам пришлось встать очень рано утром и провести почти весь день в ожидании, то мы очень устали и почти всё время на яхте спали.

3 часа утра или, точнее сказать, ночи. У берега тихо-тихо, лаская слух, плещут воды Баренцева моря. Неизменно светлое небо свинцово-серого оттенка низко повисло на вершинах сопок и такая вокруг тишина… Мы разбили палатку и пошли гулять. Уже несколько часов, как было 27 июля, уже несколько часов, как мне исполнился 21 год. Такого дня рождения у меня ещё никогда не было. В нашей группе оказался человек, который 30 лет назад служил на Кильдине. Тут была (да и сейчас есть какие-то остатки) воинская часть. Он рассказал одну историю, о которой я до сих пор не могу забыть.

Когда он служил в армии, то с едой было туго. Из мяса была одна свинина и не плавала она разве что в компоте. Климат в Заполярье суровый: полярная ночь, холод, зимой снегом заносит так, что иногда солдаты по несколько часов пытались отыскать казарму. Конечно, ели то, что дадут. Но служить на Кильдин почему-то посылали ещё и узбеков, которые мало того, что не привычны к суровому северному климату, так ещё и являются мусульманами. А всем известно, что мусульманам нельзя есть свинину. И вот, служил там один правоверный узбек. Ему нельзя было есть свинину, то есть, по сути, ничего нельзя было есть. Через какое-то время у него уже не осталось сил. Он лежал на койке с синими кругами под глазами. Сержанты решили покормить его насильно. Когда его покормили, то он убежал в туалет, позже его нашли там…Он повесился.

Остров Кильдин хоть и находится рядом с Рыбачим, но природа тут другая. Кильдин не такой суровый и тут не так много сопок, как на Рыбачем. Зато тут есть птичий базар. Все скалы белые от птиц, а в ушах звон от их криков. Мы нашли птенца чайки, который учился летать. Он бежал и неуклюже, по подростковому, бился крыльями по земле. Мы окружили его и решили сфотографировать. Птенец затравленно озирался и тяжело дышал. Нам стало его безумно жаль и мы поскорее оставили его в покое.

У Кильдина спокойная и умиротворяющая красота. Я бы очень хотела вернуться сюда и пожить недельку-другую.
День 4

Проснулись мы с сестрой в этот день поздно, хотя остальной лагерь ещё храпел. Это первый раз, когда я проснулась в Заполярье от духоты. Что и говорить, лето 2013 года было каким-то удивительно тёплым (надеюсь, это не значит, что в 2014 году вдарят морозы). Хотя надо отдать должное плохой погоде: с ней всегда больше впечатлений. Вечером 27 числа на катере приехали рыбаки и катали нас по морю. Нас следующий день нам пора было уезжать в Мурманск и мы уехали с ними. А по дороге нас обещали завести на большой птичий базар. А ехать десять часов на яхте Вега, где нет гальюна, как-то не очень улыбалось.

Итак, 28 июля,Кильдин,день Военно-Морского Флота. На прощание матрос Веги Александр показал нам камчатского краба, которого он выловил накануне. Краб был огромный и с икрой. Вечером его съели.

Александр – человек резко контрастирующий с другими моряками. У него ужасно интеллигентное лицо в очках и похож он скорее на учёного-биолога, чем на моряка. Александр не материться, как другие, но пьёт вместе со всеми. Но и пьёт он как-то очень интеллигентно, как будто это и не водка вовсе, а, скажем, шампанское. Вечером 27 июля мы были с ним на яхте проверять ловушку для крабов, а потом как-то разговорились.

-Я как вообще в море-то оказался? 30 лет назад я попал совершенно случайно на соревнования (Я не помню названия соревнований и поэтому врать не буду). 2 дня по морю плавал. Штормило ужасно, а я вообще первый раз на судне, пацан ещё совсем. Ну, обалдел я, конечно…А через 2 дня пришёл в клуб и остался. Капитан, помню, удивился. Не ожидал он, что я в клуб приду, а я вот пришёл. Жаль только, что молодые сейчас туда не идут…

Тут Александр вздохнул, поправил очки и посмотрел вдаль на стальную мощь Баренцева моря. Рядом с нами возвышались сопки Три Сестры, над головой летали чайки, вдалеке розово цвёл иван-чай.

Но 28 июля мы распрощались с Александром и той частью группы, которая не поехала на катере и отправились в путь. Погода была тёплой и по-настоящему летней. Капитан катера Юрий и его матрос Захар – личности, достойные отдельного описания, но о них чуть позже. А пока мы плыли просто плыли по морю в день ВМФ, ветер дул в морду, я чувствовала, как щёки и ресницу трепещут.

Как выяснилось, капитан не знал, где находится птичий базар. «А зачем мне? Я знаю, что где-то тут, а где – без понятия. Мне-то оно не надо, а то так бы я знал» - пояснил Юрий. Сколько ему лет – непонятно. Бывают такие лица. Глянешь – вроде старик, а присмотришься – едва ли есть 50 лет. Юра – просоленный жизнью моряк. Море – его жизнь. Отсутствие передних зубов, заикание и необыкновенно добрые глаза делают его очень колоритным.

« В ванну хочу, так бомжевать надоело» - признался Юра. Они с Захаром уже несколько недель провели в море и уже очень хотели домой.

Матрос Захар тоже весьма колоритен. Первые пару часов я видела только его спину в майке, где было крупно написано «1 канал». Я почему-то была уверена, что ему не больше 30 лет. Потом оказалось, что он прошёл все океаны, кучу морей и вот теперь вышел на пенсию и стал рыбаком.

Моряки – люди своеобразные. Да, они пьют по-чёрному и матерятся через слово, но штурвал всегда держат твёрдо и любой шторм выстаивают на ногах. И при этом они, как правило, необыкновенно добрые, отзывчивые и светлые люди.

Как оказалось, мы не могли приехать в Белокаменку ( а оттуда на машине в Марманск) : из-за праздника вход в Кольский залив был закрыт до 16:00. Делать, в сущности, было нечего и мы причалили к берегу. Там даже обнаружилась мобильная связь. Мы сидели на вершине какой-то небольшой скалы, я читала смс-поздравления. Затем мы спустились вниз к Юрию и Захару. Юрий сидел на бревне, вытянув ноги и курил. Захар стоял рядом. -Захаааар! Отлив же, иди судно толкни!

Захар, как был, одетый, забежал в воду по пояс и толкнул катер и вернулся за берег.

-Захааар! Иди посмотри, у нас соль есть?

Захар побежал на катер посмотреть, есть ли соль.

-Да,б****, есть немного.

-Как тебе не стыдно ,Захар? Материшься, а тут девушки! Девушки, вы простите его, он вообще-то хороший…Захар! ** Твою мать, чего ж ты примус не несёшь, чайку сейчас попьём!

Захар пулей метнулся обратно на катер за чаем.

-А зубатку не догадался принести? Уху сейчас сварим.

Я никогда не думала, что обычная рыба с щепоткой соли, сваренная в родниковой воде может быть такая вкусная. «Вот моя жена тоже рыбная душа» - заявил Захар. А дальше выяснилось, что его жена из Коми…

Когда Кольский залив, наконец, открыли и мы смогли плыть дальше, Юрий рассказывал нам о своей нелёгкой рыбацкой доле:

-Выпил я как-то и купил трещину (это треска). Здоровенную такую! Ну, пришёл домой, положил её в ванну и лёг спать. А Трещина в ванну даже целиком не поместилась, хвост торчал. Ну, сплю я. С утра слышу дикий крики жены : «Идиот! Придурок! Куда ты её притащил? У нас и так весь холодильник рыбой твоей забит, а ты ещё тащишь!

Удивительные люди моряки. Светлые.
6
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.