Особенности Манхеттена

С Манхеттеном какая-то удивительная история – кажется, будто это и есть весь Нью-Йорк. Задержавшись там хотя бы на два-три дня, с ужасом думаешь о том, что еще нужно ехать в какой-нибудь Бронкс или Бруклин, чтобы иметь представление о Нью-Йорке в целом. Когда выясняется, что ты не одинок в своем желании просто купить автобусную экскурсию в остальные районы города, мельком осмотреть их, никуда при этом из автобуса не выходя, на душе становится разительно легче. А все почему? Шик, блеск, красота и «все такое особенное с Манхеттена» просто не выпускает тебя из своих цепких лап, продолжая преследовать и на родине, являться тебе во снах, приходить со знакомыми ароматами, проявляться в мелких деталях…. Но обо всем по порядку.

1. Кажется, что ты здесь уже был. Иногда ожидания полностью совпадают с реальностью, и тогда получается что-то вроде Нью-Йорка. Причем не всего Нью-Йорка, а именно Манхеттена. Довольно скоро (некоторым достаточно нескольких минут, ей богу) он начинает казаться тебе настолько родным и привычным, что мало того, что ты сам без проблем начинаешь ориентироваться во всех этих street и avenue, так еще и дорогу «неосвоившимся туристам» начинаешь показывать. Откуда это берется – загадка, но так оно и есть.

 


Создается полное ощущение того, что ты живешь здесь сто лет и знаешь каждый закуток. Это совершенно удивительно! Прогулка по Манхеттену складывается из бесконечного пересечения одних улиц другими. Замечательное развлечение гулять по Бродвею – в голове так и стучит: пересечение Бродвея и 189, 167, 115, 92, 33, 8… Перекрестки за перекрестками и все родные!

2. Интеллигентные бездомные. Если в нашей стране мы называем подобных людей бомжами, то там как-то язык не поворачивается так сказать, ведь они бездомные. Мне кажется, никогда и нигде раньше я не проникалась к ним таким сочувствием. И вовсе не потому, что так явно оголяется этот болезненный разрыв между богатыми и бедными, а потому что в каждом из них я увидела не растерявшую себя личность. Кажется, будто все они твердо знают, что все трудности временные, и потому, не потеряв достоинства, они смогут встать, отряхнуться и снова включится в социальную жизнь. Когда придет их время.

 


Иногда я вспоминаю молодую пару, расположившуюся у входа в подъезд. Девушка, завернувшись в одеяло и уткнувшись своему бойфренду в плечо, уже спит, а он украдкой читает книгу, причем над головой у него горит переносная лампочка. И еще мужчину, который у здания какого-то банка, сидя на полу, электрическим (!) паяльником (!) чинил чемодан со всеми своими вещами. При этом на чемодане тоже крепилась лампочка. На улицах довольно часто встречались бездомные, особенно под вечер, когда они готовились ко сну. Несколько раз мы видели людей, собиравших пожертвования для бездомных. Мне почему-то кажется, что если бы рядом оказался какой-нибудь бездомный, он бы тоже кинул в банку свою монетку. А может быть я просто пересмотрела американского кино.

3. Городские сумасшедшие. Их тоже не мало, но и к ним быстро привыкаешь. Некоторые из них довольно разумные – примолкают, завидев рядом полицейского. Некоторым и стражи порядка по барабану, так что бесконечные потоки бессознательных речей, словно помои, вливаются тебе в уши то здесь, то там. Я бы даже вслушивалась, и, возможно, соглашалась бы с чем-то, да мой английский, слава богу, не настолько хорош.

 


4. Окна. Я, как вполне себе обычный житель спального района Москвы, привыкла видеть людей, рядом с которыми живу. Я не просто представляю их быт, я его вижу. Это привычка, заглядывать в чужие окна, сформировалась у нас еще в глубоком детстве по вполне естественным причинам.
На Манхеттене почти все окна отражают либо небо, либо здание, либо свет неоновых огней. Это дома с окнами, в которых ничего не видно. Единственной надеждой заглянуть в чью-нибудь жизнь остаются балконы, коих в городе не часто встретишь.

 


И вот смотришь ты вверх, на какой-нибудь 59-62-ой этаж и рассматриваешь двух мужчин, которые вполне могут оказаться балконными карликовыми деревьями, потому что зоркость моя даже в дневные часы не достигает выше 33-его.

5. Ирреальная иллюминация. По Бруклинскому мосту следует проехаться поздно вечером или ночью, когда весь Манхеттен заливается огнями, очерчивая ими свой силуэт в кромешной тьме.
Кто-то говорит, что если жить в Нью-Йорке, то только на Манхеттене. Да, в Бруклине, конечно, страшновато и темновато, но зато у некоторых из этих людей самый сногсшибательный вид на Манхеттен, а ездить по мосту и впитывать необыкновенно фантастические виды из миллиардов фильмов – особенное, ни с чем несравнимое удовольствие.

 


Это странное ощущение появляется каждый раз, когда проезжаешь по мосту, однако, проведя 10 минут в Бруклине, страшно хочется вернуться обратно. На Манхеттен.
8
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Михаил Кулик
0
Здорово!!! Только вчера оттуда, страсть как люблю Манхэттен.

И кстати, наш рассказ номинирован на премию клуба. Если он понравится Вам, просим отметить это голосованием за нас :)))http://www.moya-planeta.ru/reports/view/vkus_i_zapah_marrakesha_marokko_6722/Заранее спасибо!!!
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.