Орнаменты Самарканда. Часть 1

Беспощадное солнце в зените, минареты подпирают раскалённый небесный свод, бирюза куполов соперничает с пронзительной синью неба… Это Самарканд – древний город, волшебный сон, солнечный удар. История завоеваний и научных открытий, восточные сказки и старинные предания, быль и небыль – за 2750 лет его существования всё это сплелось в сложнейший орнамент – как узоры на фасадах мечетей и медресе. Отделить правду от вымыслов и домыслов уже практически невозможно, остаётся только любоваться и удивляться.



Из Ташкента в Самарканд нас с сестрой привозит красавец-«Афросиаб» – гордость узбекских железных дорог – новый, скоростной, блестящий.



Весь путь «Афросиаб» промчался за 2 часа, и в 10 утра мы выходим на вокзале. Температура за бортом уже ползёт к отметке 40: Самарканд на 300 км южнее Ташкента.



Самарканд – старший брат и вечный соперник узбекской столицы. За свою длинную историю он успел побывать главным городом домонгольского государства Согдианы, империи Амира Тимура и даже Узбекской ССР – только в 1930-м столицу перенесли в Ташкент. Сейчас Самарканд – второй по величине город Узбекистана, а времена его расцвета - конец XIV - начало XV века – эпоха Тимура и его потомков. О Тимуре в Самарканде вам расскажут всё – и даже больше: здесь создают образ великого правителя и мецената, покровителя наук и искусств. А вот о жестокости Тимура-военачальника и о цене его завоеваний дипломатично умолчат. На входе в мавзолей Гур-Эмир туристов встречает карта империи Тамерлана – его государство простиралось от Турции до Индии.



Правда, в этих границах империя просуществовала всего 35 лет, а после смерти Тимура вернулась в свои прежние рамки – государства Мавераннахр, или Трансоксианы – в междуречье Амударьи и Сырдарьи. Гур-Эмир, первоначально построенный Тимуром для одного из своих внуков – Мухаммад Султана – стал усыпальницей самого эмира и многих его потомков.



Из целого архитектурного ансамбля сохранилось только центральное здание с двойным ребристым куполом и входным порталом – мавзолей.



Это огромное сооружение возвели всего за год, в 1404-м году, а в 1405-м здесь похоронили самого Тимура, умершего во время военного похода на Китай. Глыба из цельного тёмно-зелёного нефрита в центре зала – надгробие над его могилой.



Здесь же похоронены двое сыновей Амира Тимура и его знаменитый внук Улугбек, в этом зале – только надгробия, сами захоронения – в подвале, вход туда закрыт. Внутри мавзолей поражает ничуть не меньше, чем снаружи: рельефный орнамент на внутреннем куполе имитирует звёздное небо, стены украшены многоярусным узором, своды – объёмными нишами, напоминающими пчелиные соты.

 


Цветовая гамма – золотой и всевозможные оттенки синего, не потускневшие за 600 лет. Религиозные здания традиционно украшали синими куполами и фасадами, пытаясь приблизить их к небу, прообраз рая на земле создавали с помощью растительного орнамента. Вот, например, вазы с деревом жизни – считалось, что по нему души поднимаются в рай.



Гур-Эмир называют прообразом знаменитого Тадж-Махала, построенного на 200 лет позже, но и в Самарканде можно найти немало архитектурных перекличек. Входные порталы, купола, минареты и арки – все эти элементы повторяются от сооружения к сооружению. А вот роспись фасадов и интерьеров неповторима – ни одного похожего орнамента здесь не увидишь. Даже если рядом стоят три практически одинаковых медресе – как в историческом центре Самарканда, на площади Регистан.



Самое древнее – медресе Улугбека, построенное в начале XV века. Здесь преподавали не только религиозные предметы, но и некоторые светские дисциплины. Сейчас его можно увидеть только снаружи – внутри идёт реставрация.



А 200 лет спустя точно напротив построили медресе Шердор – зеркальное отражение медресе Улугбека. Это архитектурный приём «кош». «Когда красавица смотрится в зеркало, красавиц становится двое», - поясняет нам суть приёма наш гид, восточный человек Хуршид)



«Шердор» переводится как «здание со львами», хотя по поводу зверей на фасаде есть несколько версий. Мы остановились на той, что это тигры с львиной гривой – символ власти, солнечные лучи – символ знаний, а белая газель, пасущаяся рядом с тигром, означает, что знания могут использоваться только во благо, в мирных целях. Ещё одна необычная деталь – человеческие лица: мусульманам-суннитам запрещалось изображать людей и животных, но Шердор строил персидский архитектор-шиит, а в этом направлении ислама такого ограничения нет.



В этом медресе велось религиозное обучение. В двухэтажном здании – 50 келий, в которых жили студенты и преподаватели. Учились долго – с 6-7 до 20 лет. Отдавая сына педагогу, отец произносил сакраментальную фразу из узбекских сказок: «Мясо сына твоё, а кости мои». В общем, методы обучения были суровыми.



Сейчас во дворе Шердора продают сувениры, например, не выцветающие под солнцем ковры.



Прямо из каменных плит растёт виноград, а узоры на стенах будто повторяют изгибы виноградной лозы.



Последним на площади Регистан появилось медресе Тиллакори – тот же портал, купола и минареты. Кстати, о минаретах: их строили под небольшим углом к основному зданию, чтобы они отклонялись от него и при землетрясении упали не внутрь, а наружу – восстановить башню проще, чем большое сооружение.



В этом медресе – самый уютный внутренний дворик, туристы отдыхают в тени фруктовых деревьев.



Но главная ценность Тиллакори – ослепительная золотая мечеть, которой медресе и обязано своим названием.



Цветы, звёзды, пчелиные соты – торжество восточной роскоши и достижение средневековой геометрии. В то время как на Западе развивались изобразительные искусства, Востоку достались точные науки. Вот только один пример – купол золотой мечети. Квадратное основание превращается в круг с помощью многоуровневой системы арок.



Здесь же, в Тиллакори, работает небольшой музей, в котором можно увидеть старые фотографии площади Регистан и узнать всё о майолике и мозаике, украшающей памятники Самарканда.



На терракотовую плиту (из обожжённой глины) наносили контур орнамента, раскрашивали её природными красителями, покрывали глазурью и ещё раз обжигали в печи – так делали майоликовые плитки. Ещё не раскрашенную плиту разбивали на части, каждой детали вручную придавали нужную форму и цвет, обжигали – так собирали цветную мозаику.



Терпению и трудоспособности древних мастеров остаётся только удивляться – сейчас применяют несколько другую технологию, ускоряющую процесс.



С Регистана мы направляемся в мечеть Биби-ханум, снова возвращаясь во времена Тимура – мечеть посвящена одной из его жён и построена после удачного похода Тамерлана в Индию. При строительстве использовали привезённых оттуда слонов. По замыслу мечеть должна была стать самым грандиозным зданием в империи Тимура.



Идею удалось воплотить, но очень скоро Биби-ханум начала разрушаться, а сильнее всего она пострадала от землетрясений. Следы последней реставрации видны невооружённым глазом.



Другие жёны Тимура, а также его сёстры, полководцы и религиозные деятели похоронены в мемориальном комплексе Шахи-Зинда – одном из самых удивительных мест Самарканда. Вход и лестница из тонкого квадратного кирпича не предвещают ничего необычного.

 


Но стоит только перешагнуть последнюю ступеньку – и замираешь от восторга: узкая улочка уходит куда-то вдаль, на фасадах расцветают невиданные узоры, бирюзовый и синий сгущаются чуть ли не до ультрафиолета…

 


Сквозь послеполуденную жару, словно издалека, доносятся сложные имена и даты – Хуршид рассказывает нам, сколько жён было у Тимура, как их звали и кто где похоронен… запоминать уже не получается. Чем дальше вглубь – тем сложнее орнаменты и оттенки.

 


И вот, за этой волшебной дверью – самое древнее здание Шахи-Зинда – мечеть Кусама ибн Аббаса.



Кусам ибн Аббас и есть Шахи-Зинда – «живой царь», двоюродный брат пророка Мухаммеда, проповедник ислама в Средней Азии. Легенда гласит, что здесь он скрывался от преследовавших его зороастрийцев – и до сих пор живёт где-то в колодце под мечетью. Ей около тысячи лет, сохранился фрагмент стены XI века, отделка более поздняя, XIV – XV век.

 


И здесь, на самом интересном месте, мы сломались и запросили есть. «Ни за что!» - ответил Хуршид – и мы поехали перекусить знаменитой самаркандской самсой. Это треугольные слоёные пирожки с рубленым мясом, в Самарканде их пекут в тандыре, и мне одна такая самса вполне заменила обед. Но наш день в Самарканде на этом не закончился – мы успели посмотреть ещё обсерваторию Улугбека, мавзолей пророка Даниила, побывать на базаре и пробежаться по махалле. Так что продолжение – во второй части самаркандских записок.

19
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Ягодка Волчья
Очень интересно!!!
Вы путешествовали самостоятельно, через агентство или к кому-то в гости ездили?
Валерия Гавриляк
Спасибо! Я самостоятельно путешествовала к родителям, которые живут в Ташкенте) Просто нам повезло с гидом по Самарканду, нашли его в Ташкенте через знакомых.
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.