О золоте скифов и тайнах Сибири. Часть 2

Работая на пикете (территория раскопок была поделена на отдельные участки квадратной формы для удобства геодезической съемки) рука об руку с опытнейшими специалистами, мы постепенно постигали премудрости археологии. Научились правильно и аккуратно копать, частично – идентифицировать находку, заносить данные о ней в специальную форму, соблюдать строгую дисциплину и иерархию на раскопе. Познакомились с основной терминологией и алгоритмом работ.

Теперь я знаю, что зубными щетками и прочими деликатными инструментами артефакты обрабатываются в камералке (помещении для технической и лабораторно-кабинетной обработки собранных во время экспедиций материалов). В нашем случае это была специальная палатка на территории лагеря археологов. Трудились там в основном девушки. Посторонним вход в камералку был строго воспрещен. Там все как в аптеке. Только вместо пилюль и микстур – кости, черепа, осколки керамики, наконечники стрел и т.д.

Копали обычными лопатами, снимая сначала дерн, потом нижние слои до самого материка – слоя почвы, располагающегося под культурным слоем и не содержащего остатков деятельности человека. Когда же обнаруживали артефакт, переходили к тонкой работе. Снимали почву уже мастерками и лезвием ножа. Далее уже кисточками зачищали находку, не сдвигая ее ни на миллиметр, а также участок вокруг нее. Это для того, чтобы сфотографировать найденный предмет в его реальном положении в пространстве, которое потом фиксировал геодезист с помощью специального прибора – тахеометра. Тахеометр лишь недавно заменил археологам бумагу-миллиметровку. Кстати, профессия геодезиста в археологии довольно сложна, но очень интересна. Она позволяет много путешествовать и довольно хорошо оплачивается.

Вообще, процесс раскопок очень тонок. Максимально бережно нужно относиться к бровке (стенке участка, отделяющего его от другого), за повреждение которой заказчики работ с копателей даже взимают штраф. А все потому, что зачищенные стенки пикета – это ценнейший источник информации, позволяющий изучить стратиграфию археологического памятника – взаимное расположение культурных слоев относительно друг друга и перекрывающих их природных пород. Установление этого расположения имеет критическую важность для датирования находок. Если профиль зачищен правильно, опытный археолог сумеет прочесть по нему историю здешних мест с древних времен. А когда к анализу находок и тех же стратиграфических данных подключатся еще и геофизики, остеологи, палеозоологи и антропологи, мы получим довольно ясную картину: как формировался местный ландшафт, какими животными и растениями был заселен, когда здесь появились люди, каковы были формы их деятельности, какие народы и когда сменяли друг друга. Будет воссоздан их быт, пролит свет на их материальную и духовную культуру.

Так что археологические раскопки – не банальное ковыряние земли в поисках старинных предметов. Это выполнение громадного комплекса разнообразных работ, при которых археолог должен владеть специальными знаниями и техниками. К примеру, необходимо знать типы почв и подпочвенных горизонтов. Все они достаточно разнообразны по своей структуре, цвету и плотности. Для чего часто требуется проведение их химического или физического анализа. Отсутствие знаний и игнорирование правил раскопок ведут к тотальному разрушению памятников археологии. Воссоздать картину прошлого становится невозможно. Как говорила Маша Никитина, художник с более чем 25-летним стажем, работавшая с нами на раскопе: «Раскопки без фиксации данных можно смело приравнять к работе черных археологов». Что касается профессии художника в археологии, то, несмотря на внедрение новых технологий и методов, которые зачастую даже усложняют работу, человек благодаря наличию образного мышления делает осмысленную реконструкцию, изображая карандашом на бумаге то, что было. Бездушная машина же фиксирует лишь то, что есть. Для компьютера осколок керамики – одна из многих частей античного сосуда. Для истинного ученого – это кусочек кувшина, где наши предки хранили воду, которой поили главу семейства, вернувшегося с охоты.

В археологии без души нельзя! Это я поняла после общения с настоящими археологами. Они-то и развеяли мои сомнения по поводу неправомерности озвученного ранее выражения об археологии как оправданном методе осквернения могил. Это можно применить исключительно к черным археологам – вандалам. Те же, кто дышит и живет стремлением понять, как жили наши предки, и поделиться секретами древних со своими современниками, – люди особенные и позитивные. Никогда не забуду, как археолог-легенда с 48-летним стажем Виталий Ковалев рассказывал о своей первой находке: «Когда мы вскрыли могилу, трупоположение оказалось очень интересным и необычным. Судя по всему, это была молодая девушка. На истлевшей за 3000 лет груди у нее виднелись лапчатые бронзовые подвесочки в форме стилизованного человечка с подвижной головочкой, туловищем и тремя лапками. На ней также была бляшечка с орнаментом в виде цветочка…» С невероятным энтузиазмом он рассказывал и о том, как группе археологов, в которую он входил, пришлось выслушивать от всех подряд обвинения в том, что они – шпионы и предатели, потому что собираются задержать первую промышленную стройку в Минусинске. А все потому, что на месте строительства перчаточной фабрики обнаружилось огромное захоронение. Археологи все же победили тогда бюрократическую советскую машину и раскопали на том месте знаменитый Карасукский могильник с массой ценнейших артефактов. Тогда за лето их бригада вскрыла более 100 могил. Ночевать приходилось в палатке со всеми скелетами, потому что местное население так и норовило разграбить археологический лагерь. При этом, как заметил, Виталий Григорьевич, никаких ночных кошмаров он не видел, несмотря на такое соседство.

Столкнувшись за свою жизнь с большинством открытых на сегодняшний день памятников скифского периода, археолог-рекордсмен утверждает: язык не поворачивается сказать, что все это грандиозное великолепие создавали маленькие племена. Однозначно – это мощное и большое государство. Возможно, в различных регионах, как, например, степях Поволжья, Причерноморье или Сибири, были свои особенности и нюансы. Но единство культуры скифов неоспоримо!
О целебных свойствах тайги…
Я никогда не думала, что археологические раскопки могут принести столько удовольствия. Но умеренные физические нагрузки на свежем сибирском воздухе в компании интересных людей имели, как оказалось, терапевтический эффект. Мышцы окрепли, иммунитет значительно улучшился и даже мыслительные процессы заметно ускорились. Это факт. Экспедиция показала всем участникам, какие бонусы можно получить от гармоничного взаимодействия с природой.

Молодые ростки с веточек сибирской лиственницы, заваренные вместе с листьями смородины и цветами шиповника, способны изгнать любую простуду из организма. А эфирное пихтовое масло вообще творит чудеса, обладая укрепляющими, ранозаживляющими и антисептическими свойствами. Если на ночь слегка растереть им стопы ног после теплой ванны, качеству вашего сна позавидует сам Морфей. Кстати, запастись дарами сибирской природы можно в поселке Танзыбей. Он расположен у федеральной трассы, в двух с половиной часах езды от Абакана в сторону Тывы. Танзыбей выполняет роль перевалочного пункта, как наш Пирятин. Там, помимо вкусных шашлыков и горячего обеда, у местных бабушек прямо на улице можно купить всевозможные эфирные масла, сборы трав, кедровые орешки и многое другое. И все по довольно демократичным ценам. В лагере наши парни организовали даже своеобразный спа-салон в своей палатке, куда на процедуры вечерком подтягивался весь «Ермак». На речные камни, которыми была обложена печь-буржуйка, слегка капали все того же пихтового масла. Нагреваясь, камень начинал источать неповторимый аромат хвои. А мы, сидя кружком, парили ноги в тазиках, заполненных специальными рельефными камешками для пилинга огрубевшей кожи ног археологов. А еще можно было сходить в реку Ус на ихтиомассаж. Стоило зайти в воду, как целая стая молоденьких хариусов начинала массажировать ноги не хуже знаменитых рыбок гарра руфа. Причем абсолютно бесплатно.
Недостаток кислорода на шумных улицах города, закатанного в раскаленный летним зноем асфальт, монитор компьютера и сидячая работа, медленно, но верно разрушающие здоровье… Все это оказалось невероятно далеким и как будто не имеющим ко мне никакого отношения. Там, в Сибири, даже думать не хотелось, что все-таки придется возвращаться к цивилизации. Все мысли витали вокруг тайн другой цивилизации. Древней и таинственной.

Продолжение следует...
4
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Ирина Т
0
Очень интересный рассказ. Буквально на днях смотрела передачу про эту экспедицию и думала, что наверно очень здорово принять участие в таком мероприятии, а сегодня увидела ваш отчет.)
Anna Klochko
0
Спасибо)) На днях выложу продолжение дневника. А мероприятие это, действительно, впечатляет и меняет внутренний мир каждого из участников. Это правда. На следующий год должен быть еще набор волонтеров. Следите за новостями на сайте РГО, может и вам улыбнется удача оказаться в этой экспедиции
Ирина Потякина
Анна, добрый день. Удача улыбнулась, моя дочь едет на раскопки в первую смену. Очень мало информации о самом лагере, питании, и самое главное о безопасности. Если Вы там были, напишите, пожалуйста, подробнее.
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.