О пользе гужевого транспорта, или лошадей, если сказать проще

Фольклорная деревушка Мандроги входит во многие речные круизы по России. Теплоход не спеша причаливает к берегу, за высокими березами совершенно не видны эти самые Мандроги. Никогда ничего про них не слышал, да и вообще, что они в сравнении с Кижами, Валаамом? И стоит ли вообще тут сходить на пристань, если даже в программе экскурсий, кажется, ничего особенного не обозначено. Главная приманка — музей водки, остальное обрисовано как-то смутно. Сувениры, лавки мастеров, мини-зоопарк. Воображение рисует пыльное поселение с лужей посреди и с ретро-магазином типа советского сельпо.



Справляюсь у знатоков на круизном теплоходе, что тут можно посмотреть и стоит ли заруливать в музей водки. Ну, говорят мне, если хочется быстро и качественно наклюкаться, то вперед, и с песней! Очень достойная в нем дегустация «огненной воды». А если хочется отдохнуть, посмотреть, погулять на свежем воздухе, то там этого удовольствия в полном ассортименте. Большие люди приезжают и все остаются довольны. Даже вроде российский премьер бывает.



Нам повезло, что почти сразу же мы набрели на стоянку местного такси на конной тяге. Она же, как известно, гужевая. Лужа, конечно, была, но не только она. Колоритный кудрявый парень по имени Саша приглашал прокатиться по деревне на бричке. Его напарница, и тоже с тележкой, ожидала седоков поодаль. Оба откровенно скучали, желающих прокатиться было негусто.
- Почем удовольствие?
- 150 рублей. Садитесь, не пожалеете.



Так оно и вышло, жалеть не пришлось. Августовское солнце цедило свои лучи сквозь ветки берез, с близкой реки тянуло водной прохладой, копыта сашиного коня ритмично постукивали по грунтовке. Иногда попадался участок, мощенный булыжником, и тогда бричку трясло неимоверно. И все равно это гораздо приятнее, чем если бы мы скакали по тем же булыжникам на авто. Чем-то с детства знакомым веяло от этой прогулки, тогда вот так же удавалось прокатиться на бричке. А машины — ну что, машины? Они ведь не лошади, не живые.



Да и что бы мы успели посмотреть в этой деревне, если бы решили обойти ее пешком? Ничего почти. Коня у Саши звали Август, и был он породы эстонский тяжеловоз. Наша бричка для него все равно что пушинка. Одно удовольствие прокатить нас по деревне. А нам удовольствие от сашиных рассказов. Пока неспешно ехали по периметру всего поселения, Саша успел рассказать и про деревню, и про ее обитателей, и про гостей. Нет, что ни говори, а польза от гужевого транспорта налицо.



Рассказал он немного о себе и мастеровых людях, которые собираются сюда на все лето из разных уголков России. Сам он работает кучером, возит туристов. Жена тоже при деле, вышивает красивые платки, это хороший заработок для молодой семьи. Про кризис высказался и про санкции. Доходы остались почти что те же, больше стало россиян и меньше иностранцев. Работать стало комфортнее, свои не столь капризны.



Пока мы с видом купеческой пары объезжали с женой деревню, наверное, все иностранные туристы с двух теплоходов сбежались к дорожке, чтобы заснять это зрелище. Хотел, было, я тоже выложить здесь такой снимок, но не стал. Очень уж вид получился помпезный, словно купец с купчихой с торга едут. Лучше я побольше фото разных мастеров и их произведений покажу.



Что интересно, пока мы не сели в бричку, не было желающих кататься. Но чужой пример заразителен, после нас к двум гужевым такси выстроилась очередь. Мы же потом не спеша прогулялись по арт-салону, который стоит того. Спасибо Саше за прогулку, экскурсию и совет насчет арт-салона.



Я так понял, что очень многое из того, что продается потом в сувенирных лавках и киосках, здесь и производится. Это большое благо, что взял с собой фотоаппарат, хотя и было желание оставить его в каюте. Идешь по салону, по разным его закоулкам, и поглядываешь на часы. Ну хоть бы час еще добавить, тогда бы можно было и там побывать, и тут.



Везде можно подойти к мастеру, поговорить, купить что-нибудь из его работ. Вот женщины шьют из павловопосадских платков жилеты и жакеты, красивые и оригинальные. Вот ювелир склонился над колье. А вот художник и его графика. По соседству девица-красавица раскрашивает матрешек, пасхальные яйца и прочее. Выставка старых советских плакатов — тоже здесь. «Болтун — находка для шпиона»... Кто станет спорить? Лаковые шкатулки и резные ларцы — с трудом проходишь мимо, и то лишь посмотрев на цены.



Где-то еще по ходу круиза мы найдем, конечно, сувениры подешевле, привезем домой гостинцы. А здесь утешились тем, что мастеровым людям тоже надо зарабатывать на жизнь, и не весь год они тут радуют туристов своими поделками. Да нет, не поделками, произведениями, поделки у детишек в школе.



А конская тема, с которой я начал свой рассказ, близка мне с детства. Я и родился в поселке с соответствующим названием: Конезавод № 48. Сейчас его, конечно, переименовали, стал он Заречным. Но в старом советском паспорте так и было записано: место рождения — Конезавод. Этот поселок был основан у нас еще во времена Александра III, чтобы растить лошадей для российской армии. Таких, чтобы и резвые были, и выносливые, как местные казахские лошадки. Как тогда говорили, под воду и под воеводу. Оборонное было предприятие, обросшее со временем историей и легендами. Работа над новой, Кустанайской породой, начатая еще в 1884 году, завершилась уже при советской власти, в 1951 году. Указ об утверждении породы подписал лично И.В.Сталин.



Любопытно, что обычная запись в паспорте однажды выручила меня в студенческие годы. Комендант нашего общежития в Алма-Ате затеял в начале лета ремонт и почти всех жильцов расселял куда придется. Однажды сидит он в своей комнатушке и перебирает наши паспорта, решая, кого выселить до осени, а кого оставить пожить в лоджиях. Общага была старой, построенной в тридцатые годы, в стиле советского конструктивизма. Лоджии были такими, что четыре раскладушки помещались свободно.



Прописку смотрит, кто где родился. И вдруг в одном из паспортов он видит запись: Конезавод. Тут же позвал меня и потребовал рассказать про этот самый конезавод. Оказалось, был он заядлым лошадником, частенько хаживал на Алма-Атинский ипподром, и даже играл в тотализаторе. Я с удовольствием рассказал ему про конный завод, про своих родителей, которые закончили тут работу над новой породой и вошли во все справочники, как ее авторы. Наряду, конечно, с московскими учеными, местными селекционерами и рядовыми конюхами. А потом с комфортом разместился в лоджии с видом на Никольский рынок и Никольский же храм. Угроза выселения отпала насовсем.



Эстонский тяжеловоз, конечно, мало общего имеет с кустанайской лошадкой, его дело — грузы тягать, а наши больше для скачек приспособлены. Поначалу, когда выходили они на скаковой круг с лошадьми известных пород, частенько оставляли их позади. Неудобно получалось, полукровки обгоняют лошадей чистых кровей. И стали их выставлять с такими же полукровками, Буденновской, к примеру породы, выведенной чуть ранее в Ростовской области. И все встало на свои места, никто не покушался уже на чистокровных красавцев.



Сашин тяжеловоз тоже конь и тоже симпатичен. Прокатился на нем, и словно дома побывал, в далеком детстве. Можно было Саше рассказать про свой интерес к конской теме, но не стал, я приехал сюда не рассказывать, а слушать.



А про эту короткую остановку в деревушке со странным названием я совсем уже забыл Но из старого блокнота вдруг выпал билет с надписью: Мандроги. И цена удовольствия обозначена: 150 рублей. Вспомнил, перелистал снимки. И подумал, что удовольствия-то было гораздо больше, чем на 150 рублей. Даже без дегустации в музее.



Вот такие Мандроги. Не Мармарис, конечно, но это уж кому что.

3
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Василий Кузнецов
Литературная часть -отлично! Прочел с удовольствием....
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.