Непутеводитель по Криту: Ираклион - Бали - Курнас - Ханья




Пункт 1. Рассвет.

Рассвет - всегда первый пункт, в какой бы точке планеты я бы не оказалась. Совершенно особое явление, от которого никогда не знаешь, чего ожидать, кроме, разве что, гарантированного умиротворения. Каждый раз, встречая рассвет, думаешь о каком-то своем рае и о том, что просыпающийся мир словно начинает жизнь с чистого листа.



Рай существует только для тех, кто в него верит. В том числе и тот, что на земле. И он не один.
И как абстрактно это понятие: рай. Это может быть маленький уголок Земли, срывающий с вас кандалы и оставляющий тет-а-тет с собой и миром, близким к идеальному, в котором идеальны и вы – в вашей тяге к ощущениям, цельности и гармонии; стремлении не навредить; понимании, что вы – гость в этом мире.
А хозяин внимателен и щедр к тем, кто ценит. Он просыпается рано на рассвете, глубоко и размеренно дыша гладью моря, ласково улыбается вам первыми лучами солнца. Но наступает момент, когда под оглушительный рев вокруг смыкаются мощные стальные пальцы – волны, противостоять которым невозможно. Девятый вал. Как у Айвазовского, помните? Одно из великих проявлений силы природы, возвращающее безумцев к пониманию, что не все подвластно руке человека.

Деревушка Бали на рассвете.

 


Я ощущаю первобытный страх, глядя, как эта пенная, чернильного цвета махина с грохотом разбивается о подножье утеса, на котором я стою. Каждая девятая волна словно стремится установить олимпийский рекорд, взбираясь все выше и выше. Почти ночь, и я не ощущаю себя ни ничтожеством, ни щепкой, находясь здесь, но физически испытываю колоссальное уважение к Стихии.

На целую неделю моим раем стал остров Крит. Неделя – такое же абстрактное понятие; при желании она может стать вечностью. При желании и этот самый маленький уголок Земли может стать адом – для тех, кто наступил в козий помет, или у кого на лице остался отпечаток от сетки шезлонга, или, к примеру, для тех, кого гостиница по утрам кормит "отвратительными завтраками".

А для кого-то это просто настоящее: обыкновенные трудовые будни, проведенные за рулем рейсовых автобусов или сбором оливок; за пестрыми торговыми лотками; за добычей губки и ловлей рыбы; балансируя с подносами и улыбками среди жаркого позднего лета.

 


Пункт 2. Их нравы

Не знаю, как князя Владимира угораздило… Впрочем, Б. с ним, с солнцем красным. Во время пребывания в Греции меня не покидало впечатление, что православие - единственное приобретение, которое согласился бы привезти на Русь великий князь в наши дни. Ну разве что еще 20 литров оливкового масла сверху (так, чтобы не превышать багажный лимит).

Ираклион - столица и город-тетрис.

 


Дружина наверняка донесла бы князю про кризис, который для греков, по-видимому, является таким же элементом мифологии, как и лабиринт Минотавра. Иначе как объяснить то странное обстоятельство, что остров Крит уходит на обед с 13.00 до 18.00. Почти целиком. Можно только догадываться, чем занимаются люди в столь длительный обеденный перерыв, в то время как толпы туристов, не зная о столь экстравагантной местной особенности, удивленно бродят по вымершим улицам с темными витринами. Но наиболее безнадежным днем для приобретения товаров и услуг является воскресенье - в этот день никто не работает, #потомучтогрех, и #Иисусвсевидит.

К слову, греки очень религиозны. Так, возвращаясь на рассвете в свое жилище, наблюдала интересную картину. Дети идут в школу. С большими разноцветными ранцами за спиной, за руку с родителями и по-одиночке они стекаются со всей округи к небольшому белокаменному зданию близ скромной церковки. Подходят, строятся парами по рядам; склонив голову, хором шепчут молитву и только после этого проходят в класс.

Подпитывая то же качество в туристах, бизнес разрабатывает религиозные тематические программы. К примеру, туры по святым местам. И зарабатывает на них. "Вы садитесь и едете. На следующей остановке в автобус заходит батюшка и…". "Спасибо!!".

Озеро Курнас

 


Впрочем, туризм бывает разный: активный - пассивный, групповой - одиночный, отельно-гостиничный – палаточный и т.д. Конечно, можно довериться агентству, которое пообещает вам непременный обратный рейс и на крыльях чартерной авиакомпании с макаронами на борту перенесет вас на родной или чужой континент, в гостиницу, где уже выращены специальные, морозоустойчивые пальмы, и до мельчайших деталей продуман распорядок дня. Но если хотите окунуться в другой мир (где бы вы ни оказались) бронируйте все сами, составляйте маршруты, рисуйте карты, изучайте города, натирайте мозоли и загорайте в пути (и не забудьте намазаться кремом - у вас нос шелушится). Ведь нет ничего прекрасней самостоятельной адаптации в новой действительности. Тем более, если есть трудности с восприятием чужих обычаев или лингвистические проблемы. И те, и другие обрушиваются на вас своим многообразием, если вы оказались не в глухой вьетнамской деревеньке, а в каком-либо туристическом центре, где местному колориту вторит многонациональное многоголосие.

И в этом своем многообразии Крит великолепен. Болтливые греки, обходительные болгары, популярные на острове русские, литовцы-полиглоты, белозубые колумбийцы, англичане-интеллектуалы; дедуля из Честера, который, должно быть, еще в молодости порицал подростков за Элвиса; китайцы, фотографирующие на дюжину фотоаппаратов каждый пляжный зонт; энергичные и шумные американцы, - мы проносимся друг через друга улыбками и рукопожатиями, и единственная грязь, которая могла бы быть между нами, - это внешняя политика. Но ее нет, потому что она не нужна людям. Не важна.

А "трудности перевода" – моя любимая тема. Сколько еще всяких казусов со мной случится…
К слову, молодое поколение греков, не занятых при этом в сфере туризма, говорит на английском настолько fluently, что мне порой приходилось с надеждой воскрешать в памяти образ дедули из Честера. Кроме того, английский худо-бедно знает весь сервис, что не скажешь о русском языке, знанием которого может похвастаться разве что метрдотель отеля для граждан РФ. И я настолько к этому привыкла, что внезапные проявления этого - без сомнения полезного - навыка приводили меня в ступор.
- Could you change our towels, please?
- ……
- Mmm. Change it. Please.
- Завтра!
- ……

Город-ярмарка Ханья и волшебный маяк-старожил

 


Это просто одно из единичных забавных недоразумений. Зато с гражданами прекрасной страны с Эйфелевой башней I have a problem регулярно. У меня давно уже сложилось впечатление, что рядом с ними представители других национальностей, не говорящие по-французски, обязательно должны чувствовать себя крайне унизительно.

Так, решив записать маман в SPA-салон, захожу в его приемную. В вестибюле из персонала – никого, лишь две старушки из старушки-Европы тихонько болтают, сидя на диванчике. На английском спрашиваю, где можно найти персонал и получить информацию об услугах. Старушки переключают на меня внимание, оценивают, понимающе кивают и отвечают на французском со всей убедительностью. Но, как оказалось, не мне: они просто продолжают общаться друг с другом, не отрывая от меня взгляда. И мне вот даже как-то и представлять не хочется, о чем они там говорили.

А что до местных... Болтливые до неприличия. Предполагаю, что даже такая одиозная личность, как Регина Дубовицкая, в свои лучшие годы столько не болтала. Признак этот не является ни половой, ни возрастной особенностью, - греки болтают в любое время, в любой ситуации от всей души, каждый раз переспрашивая друг друга и смакуя слова так, будто "разговаривание" доставляет им особенное удовольствие. Но, должно быть, любой молчун, став носителем этого мягкого и звучного языка, по мелодичности не уступающему итальянскому, а по беглости - французскому, с удовольствием начал бы без умолку болтать на нем. Плюс бонус – фантастически красивая письменность.

e.c.t.
18
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Наталья Рекстина
Замечательный репортаж. Как-будто сама там опять побывала! Желаю новых путешествий и жду новых отчетов)))
Александра Байрашева
большое спасибо! )
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.