Непал: познать свою Меру. Часть 1

Дмитрий Иванов
Непал: познать свою Меру. Часть 1





От автора


В 2012 году я впервые побывал в горах Непала и был очарован ими. Не знаю, что в большей степени повлияло на меня – красоты Гималаев, трудолюбие и самобытность живущих здесь людей или моё внутреннее особое отношение к горам и всему, что с ними связано. Скорее всего, всё вместе взятое.
Так или иначе, захотелось вернуться сюда, чтобы вновь ощутить сильные положительные эмоции, испытанные в первый приезд, и по возможности наполниться новыми впечатлениями.
На этих страницах Вы найдёте описание экспедиции на вершину Мера Центральная (6461 м) по классическому маршруту для высотного трекинга (*1), предпринятой группой из девяти человек, восемь из которых, включая автора, годом ранее прошли от Луклы до базового лагеря Эвереста.
Я решил не изменять традиции делать по итогам похода письменный отчёт, потому что человеческой памяти свойственно со временем терять часть накопленной информации, а применительно к такому нерядовому событию, как поездка в Гималаи, этого не хотелось бы. Думаю, спустя годы будет интересно перелистать эти заметки и заново пережить то, что с нами происходило.
Чтобы не повторяться, не буду переносить в мой новый рассказ многочисленные комментарии из описания предыдущего путешествия (Д.Иванов. "Непал: первое знакомство"). Для тех, кто уже в теме, не нужно расшифровывать, что означают слова "лоджия", "шерп" или "горняшка".
Как и в прошлый раз, я очень благодарен моим товарищам, с которыми вместе делил все трудности и радости походной жизни. Без них вряд ли было бы возможно само желание взяться за обработку собранного материала и написание этих страниц.
Как обычно, я не обещаю, что мой рассказ будет на сто процентов точен и правдив. Поэтому не пытайтесь поймать меня на слове – у вас это всё равно не получится.

---
(*1) На фотографии трезубец Мера-пика выглядит довольно грозно. Однако если обогнуть гору по тропе с запада, сделав большой крюк, то с противоположной северо-восточной стороны есть постепенный подъём к леднику и далее к Центральной вершине, куда обычно направляются большинство экспедиций (Северная вершина, которая выше на 15 метров, и более низкая Южная не пользуются такой популярностью). На этом маршруте нет серьёзных технических трудностей, поэтому восхождение на Меру это, скорее, не альпинизм, а высотный трекинг. Тем не менее, все прелести, характерные для высоты в шесть с половиной километров над уровнем моря (капризы погоды, горная болезнь), здесь имеют место и не делают подъём на гору лёгкой прогулкой.
---

"Всё, что неожиданно изменяет нашу жизнь, – не случайность.
Оно в нас самих и ждёт лишь внешнего повода для выражения действием"
Александр Грин

"Главное – не победа, а участие"
Пьер де Кубертен


Предисловие


Очередной порыв ветра налетел с ещё большей силой, чем предыдущие, и, ударив в спину, попытался столкнуть меня с тропы. Упёршись палками в снег, я подождал, пока его напор немного стихнет, унося вниз по леднику десятки маленьких завихрений.
"Как хорошо, что мы успели", – словно подхваченная этим вихрем, пронеслась в голове мысль, а обернувшийся Пурба, будто угадав её, прокричал мне почти на ухо: "Lucky group!"
Да уж, мы действительно счастливчики! В такой ветер подняться на гору вряд ли возможно. Погода, вначале не пускавшая никого на вершину в течение двух недель, "отдохнула" три дня и теперь опять принялась крутить и вертеть, показывая свой изменчивый нрав. Именно этих трёх дней нам и хватило, чтобы последовательно дойти сначала до базового лагеря, потом до штурмового и, наконец, ночным броском трёх членов команды с рассветом достичь главной цели экспедиции – вершины Мера-пика.
Дальнейшие планы участников расходились: четверо самых отважных готовились штурмовать занесённый глубокими снегами перевал Ампулапча, ещё трое отправлялись назад в Катманду, а мы с Олей, составив им компанию до Луклы, намеревались затем потратить 4 свободных дня на прогулку по тропе в сторону Намче-Базара и, если получится, до Тьенгбоче, куда меня очень тянуло с прошлого года.
Никаких спортивных целей мы себе уже не ставили. Я просто хотел показать жене, каким ещё бывает трекинг по горам Непала – спокойным, даже слегка расслабленным, со всеми, что называется, удобствами, в отличие от этих менее исхоженных мест, где мы в аскетизме и напряжении сил провели 10 дней, не считая тех трёх, что ещё предстоит спускаться до Луклы.
Я бросил взгляд в направлении долины Хонгу Кхола, куда завтра после ночёвки в базовом лагере направятся четыре моих товарища, и понял, что ничего хорошего их не ожидает – вся долина была закрыта густым холодным туманом, не пропускавшим лучи солнца. К тому же из тумана одна за другой выползли две усталые фигурки и поплелись к базовому лагерю – похоже, перевал по-прежнему непроходим, как нам и говорили в Кхаре.
Надо же! А ведь я перед поездкой тоже чуть было не подписался на эту затею – после восхождения ещё добавить адреналина и пройти сложный участок высокогорья с серьёзным препятствием в конце.
Нет уж, нет уж! Назад, в тёплые края! Экстрима пока достаточно.

Как всё начиналось


Тот, кто бывал в горах, ходил по ним с рюкзаком за плечами, знает, как они притягивают к себе. Так сильно, что оторваться практически невозможно.
Нет, конечно, и из этого правила бывают исключения. Одно из них сейчас гремит тарелками где-то в районе кухни, пока я пишу эти строки. Это я о жене.
Вот ответьте мне, пожалуйста, Вы можете понять ход мысли женщины? Я – нет, даже если с этой женщиной прожил бок о бок 30 лет.
Выйдя замуж, она фактически поставила меня перед выбором: или горы, или семья. И хотя я выбрал семью, непонятное мне неприятие гор ещё не раз вырывалось наружу в её словах и суждениях.
И вдруг... "Ты бы взял меня с собой?" – как подушкой по голове во время тихого часа в детском лагере!
Уже потом, вернувшись из похода, жена произнесла примерно следующее: "Я нисколько не жалею о том, что сходила в горы. Но этого единственного раза мне достаточно, чтобы понять, что это – не моё".
Так что не все без ума от красоты гор. Однако те, кого эта страсть единожды поразила, уже не представляют себе, как можно без них жить – без этих прекрасных вершин и пронзительной синевы над ними, без гордо парящих орлов и эха, разносящего звуки на километры вдаль, без бурных пенистых рек и чистейших горных ручьёв, без всего этого великолепия, о котором хочется слагать стихи и песни... если, конечно, умеешь.
Поэтому когда год назад наша группа вернулась из трекингового похода по Непалу, вскоре сам собой возник вопрос: а что же дальше? Куда пойдём в следующий раз?
И поскольку трое из нас (Сергей Киреев, Владимир Радаев и я) регулярно встречались и общались на разные темы по совместной работе, то мы и выступили инициаторами новой экспедиции.
Вначале, посовещавшись, сошлись во мнении, что, во-первых, все мы не прочь продолжить путешествовать по горам Непала. Во-вторых, после прошлогодних пяти с половиной тысяч метров хотелось попробовать забраться на какой-нибудь шеститысячник, но так, чтобы это было нам по силам.
Порывшись в Интернете, я предложил два наиболее популярных и подходящих по трудности маршрута – на Айленд-пик (Island Peak, 6189 м) и вершину Мера Центральная (Mera Central, 6461 м). Описания гласили, что техническая сложность обеих вершин невысока, и нам не потребуется штурмовать скальные стенки или ледопады вроде Кхумбу (*2).



Идея была принята, и мы, оповестив об этом товарищей по группе, благополучно бросили ею заниматься. Нет, конечно, мы ещё пару раз встречались и подтверждали друг другу своё твёрдое намерение вместе сходить в ноябре на один из двух означенных пиков, но дальше намерений наши организационные усилия не простирались, прежде всего из-за того, что для этого надо было выкроить немалую долю времени из плотного рабочего графика.
В конце концов, видя такой поворот событий, Сергей собрал наше маленькое "собрание" и объявил, что признаёт своё участие в организации экспедиции, по сути, не начавшимся, и такое же мнение имеет о вкладе в этот процесс меня и Радаева.
Однако этот самый процесс, как ни странно, уже был запущен, поскольку идея пришлась по душе не только нам троим, но и остальным участникам прошлогоднего приключения – по крайней мере, большинству из них. А самое главное – Сергею Рагимову, который чаще всех нас бывал в Непале и был готов организовать и более сложный поход по его горам. Не зря же мы сами год назад именовали его командором, так что этому почётному званию надо было соответствовать. И он независимо от нас начал прорабатывать свой план экспедиции и готовиться к ней. И в какой-то момент стало понятно, что новое приключение состоится.
Ещё одним значимым событием, по крайней мере для меня, стала, как я уже говорил, неожиданная заявка на участие в походе моей жены – до этого момента убеждённой сторонницы отдыха в тех местах, где много моря, солнца и комфорта. Причём невольным мотиватором этого решения выступил я сам, целый год взахлёб рассказывая всем, и ей в том числе, о красотах Гималаев и посильности нагрузок трекинга для обычного человека средней тренированности.
Естественно, у меня и в мыслях не было отговаривать супругу от столь отважного решения, даже с учётом того, что новый поход обещал быть куда более серьёзным, как по спортивным, так и по бытовым условиям.
Во-первых, в отличие от горы Калапаттар, где в 2012 году на высоте 5550 метров не было ни грамма снега, нам совершенно однозначно предстояло провести минимум две ночёвки на леднике (об этом свидетельствовали все найденные мной описания маршрута). А это значит, что спать мы будем не на деревянных кроватях в лоджиях, а в палатке на льду и снегу при минус 15÷20 градусах, кутаясь в пуховые спальники. Ходить при этом в туалет надо будет тоже не в специально приспособленный для этого "домик", а где-нибудь рядом с палаткой, а ночью ещё и с фонариком, выбираясь на мороз из своего хлипкого укрытия и соблюдая при этом крайнюю осторожность, чтобы в темноте не сорваться в какую-нибудь пропасть или трещину в леднике.
Кстати, про трещины – и это во-вторых. Широкая удобная тропа по каменному склону и узкая тропинка по леднику, сверху закрытому слоем снега – это две огромные разницы. Кто ходил в горы – знает об этом. В первом случае ты уверенно шагаешь по твёрдой поверхности и страхуешь себя только от того, чтобы не оступиться на камнях. Другое дело ледник. Он пусть и достаточно ровный, но на нём заранее не известно, насколько плотно глубокие трещины закупорены скопившимся снегом. До сих пор не могу забыть, как в походе по горному Алтаю наш руководитель Алексей, шедший первым, вдруг провалился по пояс в снег и застрял в нём за счёт объёмного рюкзака. После этого мы кидали ему верёвку, вытягивали на поверхность и потом уже шли строго в связках, а он ещё долго корил себя за необъяснимую беспечность.
Ещё одна сложность – высота. Памятуя о том, как потрепала некоторых из нас "горняшка" в Горакшепе на пяти тысячах метров, я не мог заранее представить, как переварит более серьёзную высоту мой организм, не говоря уже о жене, которая до этого в горы вообще никогда не поднималась.
Наконец, год назад даже просто идти по излюбленному туристами треку к базовому лагерю Эвереста было намного комфортнее из-за обилия лоджий, где всегда найдутся еда, питьё и ночлег. А здесь командор заранее предупредил, что хороших лоджий на маршруте мало, и ночевать изначально планируем в палатках, как правило, при минусовой температуре.
Естественно, я не стал скрывать всю эту информацию от жены и, дав ей не более пяти минут на размышление (*3), потребовал чёткого ответа на простой вопрос: едет она или не едет.
Думаете, я втайне надеялся, что она откажется? И в мыслях не было! Напротив, помимо описания предстоящих трудностей, я также заверил супругу, что к походу мы как следует подготовимся, что на маршруте я буду находиться всё время рядом и что как минимум до последней деревушки на высоте в пять тысяч метров она, по моим представлениям, должна дойти. А уж как оно будет дальше, на высотах в шесть километров и выше – этого я не знаю даже про себя самого.
"Ну, хорошо, – выдохнула через пять минут Оля, – едем!" И дело завертелось.
Команда появление нового члена коллектива восприняла нормально, притом что других новичков не было, а двое из прошлогоднего состава выбыли.
В "старой обойме" остались три Сергея (Киреев, Рагимов и Папуш), Юрий Коссовский, Лёша Юрков, Лена Папуш и Володя Радаев. Итого вместе со мной и Олей получилось 9 человек.
Всю организаторскую работу, как и год назад, взвалил на себя Рагимов. Его новым непальским партнёром был Пурба, владевший местной туристической компанией, к услугам которой мы и собирались прибегнуть, чтобы не "грузить" себя заботами о найме носильщиков, закупке снаряжения и продовольствия, бронировании отелей, получении "пермитов" – разрешений на посещение национального парка Макалу-Барун и собственно на восхождение и т.д. и т.п. Нашей задачей было только докупить необходимую личную экипировку – прежде всего, тёплые шмотки (пуховки, спальники) и минимальный набор снаряжения по списку, заготовленному Рагимовым.
Впрочем, часть этих вещей, как следовало из Интернет-отчётов, можно было не тащить с собой, а взять напрокат в Кхаре (*4). Тем не менее, надо было практически с нуля экипировать Олю, чтобы она чувствовала себя надёжно защищённой от холода, ветра и солнца (*5).
Посвятив этому специально выделенный день, мы в одном из специализированных торговых центров Москвы закупили всё необходимое, выжав из "взятых в плен" продавцов всю правду об их товарах и примерив всё это на себе (*6).
В итоге мы почти полностью экипировались и оставили не закрытыми по списку лишь несколько позиций (в частности, одну из двух пар "кошек", жумары, "восьмёрки" (*7) – короче, "железо", которое можно взять напрокат на месте), облегчив тем самым зачётный вес своего багажа при авиаперелётах и на спинах портеров. Очень интересной находкой оказались ледоступы – этакий лёгкий резиновый "корсет", натягиваемый на ботинки, с металлическими шипами на подошве. Я купил их две пары, но взял с собой почему-то одну, о чём потом пожалел.
Также я немало времени потратил на поиск и изучение информации из Интернета о предстоящем маршруте. В частности, нашёл для себя полезным сайт российского посольства в Непале.
Отдельный интерес представлял вопрос о том, прилетит или не прилетит вертолёт за человеком, купившим в России страховку и попавшим на маршруте в беду? Не буду высказывать своего мнения (кому интересно – найдёт и оценит информацию сам), скажу лишь, что сделал одновременно две вещи: приобрёл для себя и для жены альпинистскую страховку и взял на всякий случай с собой круглую сумму в наличной валюте для непосредственного расчёта с пилотом, если страховка почему-либо не сработает.
Что же касается маршрута, то меня в нём беспокоил только один участок – перевал Затрва Ла (Zatrwa La) высотой 4600 метров в самом начале трека. По типовому графику преодолевали его обычно в конце второго дня пути, не успевая затем скатиться пониже в долину, и резкий подъём от Луклы (2840 м) без постепенной высотной акклиматизации мог сказаться "прелестями" горной болезни.
Мои опасения, как всегда, развеял командор. Выяснилось, что под самым перевалом на высоте около 4000 метров есть деревушка, не обозначенная на собранных мной картах, где мы и проведём вторую ночёвку. А перевал пройдём на третий день.

---
(*2) Ледопад Кхумбу – одно из опаснейших препятствий на пути к Эвересту по классическому маршруту с южной (непальской) стороны.
(*3) А как ещё добиться определённости от женщины?
(*4) Кхаре (Khare) была последней деревушкой на пути к вершине и располагалась на высоте около 5000 метров. Как я уже понял по предыдущему походу, подобные поселения редко забирались выше этой отметки – видимо, из-за близости границы снегов и трудностей с доставкой дров для обогрева жилищ. Горакшеп, куда мы дошли в 2012 году по пути к Базовому лагерю Эвереста, был всего на сотню метров выше.
(*5) Известно, что в горах без специальных солнцезащитных очков можно просто ослепнуть, так что этот элемент снаряжения, на мой взгляд, является одним из важнейших, наряду с хорошо подогнанной горной обувью.
(*6) Такая тщательность может показаться излишней, однако я уже давно сделал для себя вывод, что мелочей в серьёзных походах не бывает. В горах нередки ситуации, когда из-за резких изменений погоды и перепадов температур холод может быстро смениться жарой, безоблачное небо – ливнем или снегопадом и наоборот. В таких условиях чем универсальней и лучше снаряжение, тем меньше приходится тащить с собой шмоток и тратить время на переодевания, особенно, когда тебя ждут и ты весь обвешан снаряжением.
(*7) Жумары и "восьмёрки" служат соответственно для подъёма и спуска по верёвке за счёт её заклинивания в кулачковом зажиме жумара и трения на изгибах вокруг "восьмёрки".
---

Перелёт
27–28.10.2013




Не буду долго описывать, как мы добирались. Всё стандартно: сначала пятичасовой перелёт из Домодедово до Эмиратов (на этот раз – до Шарджи), там – короткая ночёвка, и затем ещё три с половиной часа полёта до Катманду.
Перед вылетом наш командор Рагимов разделил на части и раздал всем закупленный в Москве "сухпаёк" – на тот случай, если в походе будем ощущать недостаток калорий или разнообразия местной еды. Когда всё это затолкали по рюкзакам, получилось как раз по 20 килограммов – в пределах допустимого веса багажа.
Ночёвка в Шардже, несмотря на 2 снятых нами 3-местных номера в транзит-отеле (по 70$ за номер), получилась не слишком комфортной из-за очень раннего подъёма и ночного храпа моего боевого напарника по прошлогоднему походу Володи Радаева. Плюс к этому я чуть не забыл в номере гитару, но вовремя вспомнил и успел забрать свой "бесценный" груз. Бесценный – потому что как иначе можно скрасить вечер где-нибудь в кают-компании высокогорного приюта перед восхождением, как не с помощью песен про горы, на которых, как говорится, ещё не бывал. И в этом занятии хороший инструмент незаменим, хотя подойдёт и просто сносный.
Моя гитара с широким грифом и нейлоновыми струнами для условий такого похода была просто отличной, хотя и уступала той, что год назад брал с собой наш самый опытный участник Юрий Исаакович Коссовский. Но та шикарная гитара, по словам Исакича, погибла в одном из летних водных походов, а посему на смену ей была взята моя видавшая виды Resonata. (Правда, "старушка" не выдержала такого стресса и уже где-то через полгода после возвращения из Непала стала отбрасывать "ноги" – то бишь гриф.)


В аэропорту в Катманду


По прилёте в Катманду я прежде всего обратил внимание, что по сравнению с прошлым годом существенно упал курс местной рупии – теперь за доллар их давали не 84, а почти 97, а за евро – 133 вместо прошлогодних 104.
А в остальном, как мне показалось, ничего не изменилось – всё такой же шумный и торгующий всем подряд туристический квартал Тамель, где мы с Олей докупили хорошие очки для высокогорья и кое-что ещё по мелочи, такие же отели, в одном из которых мы провели ночёвку перед вылетом в Луклу, и такие же "вкусные" ресторанчики.
Мы, конечно же, не могли отказать себе в удовольствии посетить один из них и насладиться хорошо приготовленной едой и беззаботным настроением – то есть всем тем, чего мы будем лишены в ближайшие 2 недели. Единственное, что меня немного напрягало – это не до конца долеченная хворь, подцепленная на работе за пару недель до поездки.
Вернувшись в отель, мы с Олей переложили походные шмотки в большие красные баулы, подаренные Пурбой, и легли спать где-то ближе к полуночи.
12
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Арсений Литвинов
Дмитрий ,Здравствуйте. Репортаж хороший,номало фотографий всего 3,остальные не загрузились? Или это всё?
Дмитрий Иванов
Здравствуйте, Арсений.
Это только 1-я часть репортажа (всего будет 5), и фотографий в ней действительно мало - просто потому, что история только начинается.
Смотрите следующие серии - буду рад, если они Вам понравятся. Там фотографий гораздо больше.
Вообще, пока ходил в этот поход отщёлкал порядка 1000 снимков. И потом очень жалел, что приходится так много отсеивать, чтобы втиснуться в рамки репортажа.
Дмитрий
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.