Неизвестная Акка

На протяжении последних 2-3 лет наша группа несколько раз планировали экспедицию в горную Акку, но, в силу различных причин, нам никак не удавалось это сделать. То сами никак не могли собраться, то погода подводила. И вот, рано утром 10 сентября, представители Аргунского музея-заповедника и экспедиции «Неизвестная Чечня» выехали, наконец-то, в направлении озера Галанчож, чтобы оттуда в пешем порядке направиться в Акку, находящуюся к юго-западу от этого прекрасного озера.
По вновь восстановленной дороге Рошничу – Галанчож, которая теперь проходит через Нашхойскую котловину, мы доехали до озера за два с половиной часа, периодически останавливаясь для фотографирования и съемок местных достопримечательностей: живописного урочища Мушичу, величественной горы Ерда-Корта, «кричащей» скалы «Кхойкха-кхера», заговоренного девушкой «Каменного войска» в урочище Шоьрша-1ин, истока реки Рошня, перевала Велкаш с прекрасными видами на Главный Кавказский хребет, полуразрушенных башенных поселений Х1ийлах, Ч1армах, Моцкъара, Т1ийста, недавно восстановленной башни первопредка бенойцев в Бена-кха, изумительного по красоте озера Галанчож – жемчужины юго-западной части Чечни.



Поставив свой автотранспорт у бывшего селения Ами, рядом с озером, и закинув за спины достаточно увесистые рюкзаки с вещами и провизией, мы, во главе с известным знатоком здешних мест, заведующим отдела природы и охраны культурного наследия Аргунского историко-архитектурного и природного заповедника Хизиром Яхъяевым, в 9 часов утра выдвинулись вверх по реке Осу-хи (одного из притоков р. Гехи) в сторону лежащего у подножия горы Мизир-Корт галайского селения Уочи.



Из-за сильной изреженности береговой линии и высокого травостоя, идти приходилось по руслу реки, периодически переходя с одного его берега на другой. Благо, сама река была относительно небольшой.
Через полчаса мы прошли рядом с поселением Уочи, и углубились дальше вверх по ущелью. Из-за достаточно больших перепадов реки, местами образующих небольшие водопады, и скользких камней шли с определенной осторожностью. Нескольким нашим товарищам, поскользнувшись на камнях, невольно пришлось искупаться в довольно-таки прохладной воде.



По правому, западному, притоку раздвоившейся Осу-хи группа вереницей потянулась к аккинским селениям Кхийрат1е, Бийци и Зингала.
Вскоре, справа от нас, показались развалины нежилого в настоящее время поселения Кхийрат1е. Примерно, метров через 500, на той же стороне, мы увидели селение Бийци, с достаточно хорошо сохранившимися 3-х и 4-х этажными жилыми башнями, а затем, чуть дальше, но уже с левой стороны, во всей своей красе появилось село Зингала.



Башни этих трех бывших аккинских населенных пунктов отличаются от, например, аналогичных соседних галайских сооружений, более тщательной обработкой и шлифовкой камня, а также оригинальными каменными лестничными маршами и площадками. Очевидно, что аккинские башни были построены позже галайских.
Примерно через час, преодолев проходящий к западу от Зингала водораздельный хребет Селат1е (название происходит от древнего верховного языческого божества нахов – Села), мы оказалась в Аккинском ущелье, где вдоль достаточно полноводной для этих мест реки Гехи (Аккинской), слева и справа, расположились такие поселения как Тишли, В1овга, Аьккха, Ткъийста, Ирзет-Кхаьлла, Итар-Кхаьлла, Гели чу, Моц1арг1а и ряд других.



Необходимо отметить, что Аккинское ущелье, простирающееся с севера на юг, от Ялхара до самой высокой в ближайшей округе высоты Хьаьхьалги (3033 метра) на границе с Ингушетией, очень благодатное для развития животноводства место. Это и мягкий климат, и достаточно пологие склоны гор, и обилие различных водных источников, а также - разнообразие трав. Не зря еще в советские годы сюда на летний период отгоняли крупнорогатый скот из различных совхозов Ачхой-Мартановского района.



Сразу после перехода через хребет Селат1е мы, буквально, наткнулись на два надмогильных камня с непонятной для нас символикой, скорее всего - языческой.



Чуть дальше нашему взору предстал другой камень, но уже не с древними петроглифами, а с большим христианским крестом. В отличие, например, от Чармахинской крестообразной стелы в Нашха («белш йолу т1улг»), эта каменная плита не имела форму креста. Здесь крест (с небольшими окружностями в конце каждой из четырех сторон) был аккуратно выбит на самом камне.



Впереди, по берегам реки Гехи, виднелись несколько разрушенных временем и, отчасти, стараниями самих людей поселения. До выселения чеченцев в 1944 года в них жили люди и жизнь, со всеми своими радостями и бедами, била здесь ключом. Но, после возвращения чеченцев из ссылки в конце 50-х годов прошлого столетия, здешним жителям категорически запретили селиться в своих родовых селениях. И до сих пор, на протяжении 72 лет, когда сменилось два поколения людей, аккинцы не могут вернуться к очагам своих предков.
Далеко впереди, рядом с селением Тишли, прямо у реки, показался высокий каменный столб, в котором мы сразу узнали стелу, впервые сфотографированную известным советским фотографом Игорем Пальминым в 70-е годы прошлого века.
После спуска к реке, мы, первым делом, дружно устремились к стеле. Она была обращена на юг и изрисована всевозможными петроглифами в виде солярных знаков, так называемых четырехлистников, различных геометрических фигур, кистей рук, а также человеческой фигуры, по своим очертаниям похожей на женскую. С противоположной, северной, стороны стелы, надписей не было.



Тут же были произведены замеры стелы. Высота ее над землей, вместе с острием, составляла 4 м 30 см. Ширина плиты – 73 см, а толщина – 20 см.
Без всякого сомнения, стела представляет собой памятник культуры нашего народа языческого периода, который еще предстоит тщательно изучить профессиональным исследователям.
Несколько человек направилось на обследование близлежащих местных поселений, находящихся вверх по реке, в 2-3 километрах от стелы, другие – к солнечным могильникам, расположенным на достаточно крутом возвышении прямо против того места, где мы остановились на привал.



Склепы, в которых еще сохранились человеческие кости, оказались в достаточно плачевном состоянии.



Один из них сохранился относительно неплохо. У него, кроме основательно разбитой пирамидальной крыши, все было на месте. У второго склепа, кроме четырех углов стен и части одной стены с входным лазом, все было разрушено до основания. Видимо, кому-то не очень по душе пришлись эти памятники с останками людей. Они стали своеобразными мишенями для варварского обстрела из огнестрельного оружия.
Проведя основательную видео и фотосъемку всех обнаруженных нами на тот момент объектов, мы, разбив свои палатки, расположились на ночлег. Лагерь наш находился прямо на берегу реки Гехи, рядом с кладбищем поселения Тишли.



Ночь выдалась холодной и довольно беспокойной. Четверо наших товарищей отравились консервированной рыбой. К счастью, с помощью активированного угля и других лекарственных препаратов, состояние всех четырех заболевших к следующему дню значительно улучшилось.
Рано утром, свернув свои палатки и убрав территорию, мы выдвинулись вдоль реки Гехи на север, в сторону селения Итар-Кхаьлла и урочища Дойничу.



До Ирзет-Кхаьлла и Итар-Кхаьлла шли по старой тропинке, заросшей густой травой и местами практически невидимой для глаз. Развалины двух этих селений находятся на расстоянии, примерно, в один километр друг от друга, у подножия живописного скалистого хребта, напоминающего своим видом селение Ч1армах в Нашхе.



Пройдя поселение Итар-Кхаьлла, мы вошли в узкое ущелье, которое ведет в урочище Дойничу, где находится ряд известных памятников истории и культуры чеченского народа.
Сразу же после вступления в ущелья нашему взору предстали несколько встроенных в скальный массив башен на высоте двух-трех десятков метров от земли.



Одна башня была со своеобразным балкончиком (своего рода машикули), от которого остался только деревянный остов.



Без соответствующего альпинистского оборудования добраться до них было практически невозможно. К оборонительным укреплениям вели узкие тропинки, по которым поддерживалась связь защитников укреплений с внешним миром. Что интересно, сами тропинки, в свою очередь, тоже были в нескольких местах перекрыты каменными заграждениями, на случай неожиданного прорыва неприятеля к ним. Скорее всего, весь этот своеобразный укрепрайон был возведен для защиты Акки от внешнего вторжения.



Большей частью по ущелью пришлось идти непосредственно по реке, так как и справа, и слева были скалы. Бурные потоки холодной воды, большие камни-валуны, в отдельных местах перекрывающие практически все русло реки, водопады, образующиеся из-за перепада высоты, теснины скал, через которые с трудом можно было пройти с рюкзаками на плечах – определенным образом затрудняли наше продвижение.
При очередном повороте реки, раздались радостные возгласы наших товарищей, находящихся в головной части группы, извещающие, что впереди показалось что-то очень интересное.



Через минуту - другую перед нами предстала Мозарг1а с башней Дисхи и знаменитым солнечным могильником, названным исследователями «Домиком Красавицы», чудом уцелевшие во время последних военных действий и знакомые нам по старинным чеченским преданиям и фотографиям Игоря Пальмина. Какое счастье, что мы смогли побывать здесь и увидеть всю эту красоту своими глазами!



Первым делом мы решила подняться к «Домику Красавицы», находящемуся на высоком скалистом выступе - своеобразном пьедестале, выдающемся из горного массива и, буквально, нависающем над руслом реки. Подниматься пришлось по очень крутому, почти отвесному, склону, обходя отдельные участки по едва заметной тропинке шириной чуть больше ступней ног. К большому нашему удовлетворению, обошлось без происшествий, и все мы благополучно дошли до искомого места.
Склеп представлял из себя двухуровневое прямоугольное сооружение из камня с двускатной пятиступенчатой пирамидальной крышей из плоских каменных плит. От большинства классических солнечных могильников он отличается большими размерами, отсутствием внутренних полок, на котором обычно располагаются останки умерших, и входом-лазом на второй уровень с боковой стороны сооружения. Стенка переднего фасада в виде арки с небольшим по размерам прямоугольным входом (0,7 м на 0,5 м) на высоте 0,6 м от земли. Глубина арки – 0,5 м. На заднем фасаде большой, продолговатый угловой камень с петроглифами. Размеры склепа: длина – 8 м, ширина – 2,5 м, высота арки (без верхней части) – 2,35 м, толщина стены – 0,5 м. Как и у всех подобных сооружений, вход в склеп обращен на юг, солнечную сторону. Стены заштукатурены желтоватым раствором.



Кровля, а также кладка камня у основания и одного из углов памятника с левой стороны частично разрушены. Если в срочном порядке не провести восстановительные работы, то в скором времени мы можем потерять этот уникальный памятник культуры чеченского народа.
Внутри склеп оказался совершенно пустым. Содержимое, по всей видимости, были выброшено наружу. Несколько костей валялись прямо у входа, на самом краю обрыва (от входа в склеп до обрыва не было и двух метров). Но своеобразный запах человеческих останков, к удивлению, как в самом склепе, так и рядом с ним, присутствовал. За годы своего существования солнечный могильник, буквально, пропитался им насквозь.
Легенда, связанная с возведением данного склепа, гласит: «Акберд пришел в наши горы из Тарков. Он поселился в ауле Геличе, что входит в Ялхоройское общество. В красивом месте Мозарг стоят башни. В них жил род Цесе-някан. Акберду нравилась их земля и мечтал он заполучить ее. Он искал повод, чтобы затеять ссору с родом Цесе-някан. В Геличе у Акберда умерла дочь. С прибывшими на похороны людьми были и цесе-няканцы. Их женщины присоединились к другим плачущим женщинам и подоткнули подолы своих платьев, чтобы они не мешали им. После похорон цесе-няканцы тронулись в путь. Кружным путем Акберд вышел на их дорогу и заявил: — Вы опозорили меня, вы взяли у меня «цет», унесли золотые и серебряные вещи моей дочери. Цесе-няканцы заявили, что все это неправда. — Если вы правы, пусть ваши женщины опустят подолы и расстегнут пояса, — потребовал Акберд. Не подозревая подвоха, они опустили подолы и из них на землю попадали драгоценности, которые, оказывается, были подложены. — Я объявляю вам вражду! С сегодняшнего дня готовьте свое оружие. В скором времени я пойду на вас войною, — сказал Акберд и ускакал к себе. Испугавшись войны, цесе-няканцы ушли со своих мест и поселились близ аула Цеча-ахка. Акберд же обосновался в местечке Мозарг. Он нанял строителей, заплатив шестьдесят три отборных коровы, и из лучшего камня воздвиг на этом месте для своей дочери двухэтажный солнечный могильник» («Сказки, сказания и предания чеченцев и ингушей». Грозный, 1986. С. 326).
А вот как в одном из старинных преданий говорится о гибели дочери Акберда. «В давние времена одна девушка, у которой были богатые родители, полюбила юношу из бедного рода. Чтобы предотвратить брак, родители девушки поставили юноше условие: в жены он сможет ее взять только в том случае, если сумеет перепрыгнуть глубокую расщелину в скале. Юноша не смог перепрыгнуть через расщелину, а девушка затем умерла от горя. Для нее и был построен этот склеп». Возможно это та самая расщелина, разделяющая два берега реки Гехи, которая находится прямо под скалой, на которой и находится «Домик Красавицы».
Бытует еще одно предание, в котором говорится, что этот склеп был возведен для захоронения самого предводителя аккинцев - легендарного Меда (Воккхалла). Со временем этот могильник стал последним пристанищем и для его умерших родственников.
Справа от склепа, ближе к горному хребту, на крутом утесе возвышается башня Дисхи.



Это очень древнее сооружение, что подтверждается как самой приземистой формой башни, напоминающей аналогичные сооружения Чеберлоя (Хой, Харкарой), и горцев Грузии (Хевсуретия) с плоской крышей, так и своеобразной кладкой камня с элементами декора. По аккинским преданиям Дисхи являлся искусным строителем. Он возводил боевые и жилые башни не только в Чечне, но и в соседних Ингушетии, Тушетии и Хевсуретии.
К сожалению, башня Дисхи подверглась основательному разрушению: провалилась кровля, из стен в целостности сохранилась только одна, остальные разрушены наполовину и даже больше. Рядом с ней, снизу, находится небольшой каменный склеп с разрушенной кровлей.
Поражает воображение хорошо сохранившаяся (если не всмотреться внимательно, почти невидимая для глаз) башня, находящаяся на недоступной для человека высоте. Она встроена в одну из ниш массивного скалистого хребта. Подходов к башне не видно, и добраться до нее сможет только профессиональный скалолаз.
Проведя первичное обследование обнаруженных объектов (в том числе и визуально), засняв все это великолепие со всех возможных сторон, группа спустилась к реке и продолжила свой путь по урочищу Дойничу.
Когда мы поднялись на небольшое плато на правой стороне реки Гехи, прямо напротив склепа «Домик Красавицы», перед нами, как на ладони, предстала вся Мозарг1а со всеми своими великолепными памятниками архитектуры и культуры. Один из наших товарищей заметил группу горных серн, беззаботно пасущихся на одной из лужаек скалистого хребта. Понаблюдав через бинокль за этим прекрасным зрелищем, группа выдвинулась через плато по направлению к тропинке, ведущей к вершине хребта и дальше - на территорию общества Ялхорой.
Минут через 40 все были наверху, откуда открылась прекрасная панорама окружающих горных вершин: Виэлах-басе, Ерда-корта, Нашхой-лам, Верга-лам. Видна была даже знаменитая Арка, находящаяся на галанчожской дороге.
Продвигаясь траверсом по склону хребта, плавно спускающемуся в Ялхоройскую котловину, мы пришли к развалинам ялхороевского селения Амки.



Это поселение известно тем, что по преданию именно здесь находилось Галанчожское озеро, до его перемещения на территорию Галай-Мохка.После небольшого привала, группа начала спуск от Амки к реке Осу-хи по так называемой «Чертовой тропе» (Шайт1ан тача), которая, как мы сами удостоверились, действительно оказалась «чертовой».



Спуск был очень крутым и довольно-таки продолжительным. Основная нагрузка приходилась на колени, которые, в силу предыдущих перегрузок, иногда предательски подкашивались. Тропинка, периодически, то обрывалась, то исчезала в густой траве, и поэтому, местами приходилось идти непосредственно по руслу реки Ялхорой-ахк. Но, к нашему огорчению, оказалось, что перед самым впадением Ялхорой-ахка в реку Гехи она образует два водопада – первый высотой в 6-7 метров, а второй – около 20 метров.Если первый водопад мы сумели пройти, то преодолеть второй без специального альпинистского снаряжения, из-за скал высотой свыше десяти метров, было невозможно. Как назло, исчезла и наша тропинка.



Дело было уже под вечер. Необходимо было срочно, до сумерек, найти тропинку или здесь же расположиться на ночь, чтобы с утра, со свежими силами и зряче, продолжить по поиски выхода из создавшегося, не совсем приятного для нас, положения.
К всеобщей радости, пропавшая тропинка, усилиями нашего проводника Хизира, вскоре нашлась, и мы благополучно спустились по ней к реке Гехи. Примерно, через час мы вышли из каменных теснин реки Гехи к Осу-хи и, вскоре, двигаясь по ее руслу, были у озера. Уже ночью, упаковав свои рюкзаки в машины и слегка перекусив, мы выдвинулись в обратный путь и, через два часа были дома. Так закончилась одна из интереснейших экспедиций, проведенных в этом году. Хамзат Умхаев.
6
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.