Наедине с речным монстром. Часть 2

..Я пытаюсь зацепиться за дно, кисти полностью уходят в песок. Это помогает на пару секунд, но течение настолько сильное, что нас стремительно несет вниз по реке.

Амос вновь и вновь втыкает монопод от GoPro в песок. Мы боремся из последних сил, чтобы удержаться на месте. Глубина около 8,5 метров, но позади нас черная бездна, кишащая гигантскими крокодилами. Я пытаюсь уворачивать лицо от летящего мусора, но течение с огромной скоростью несет все, что упало в воду ранее. Видимость всего несколько метров, я вижу только куски грязи, обломки веток, листья, мертвые стволы папируса, и в этой массе мы потеряли Уолтора. Он поднялся наверх, проверить нашу лодку, но мы упустили его из поля зрения. Я вижу, как нервничает Амос. Он старается прислушаться к шуму мотора, но все, что мы слышим, это только гул реки. Он то смотрит наверх в надежде увидеть дно лодки, то заглядывает мне в глаза, как-то особо мягко, по-отцовски, пытаясь меня успокоить. Я, видя, как он старается, пытаюсь в ответ держаться за дно и за него изо всех сил. Я не понимаю — как-то очень странно: я не испытываю животного страха, как в принципе, должна бы. Это всего лишь третье мое погружение, а мы уже попали в капкан. А как все прекрасно начиналось!

 


20 часов назад
Мы встретили в Намибии Лису, именно ту Лису, которая уже много лет организовывала для меня Африку. Я всегда знала: пока Лиса ведет меня от города до города изо дня в день — я в полной безопасности, со мной ничего не случится, она всегда в курсе всех событий, а связи и количество знакомых этой хрупкой женщины не перестают меня удивлять. У нее все под контролем и на самом высоком уровне. И в этой опасной поездке она решила меня сопровождается лично.

1 час 30 минут занял весь путь до Ботсваны. Маленькая взлетная полоса на краю мира, и какого было мое удивление, когда я увидела посреди поля работника таможни. Мы проходим паспортный контроль прямо там. Это еще раз подтверждает, что Лиса может все. Я улыбаюсь, думая об этом. Нас встречает Грег, он и является организатором нашего спонтанного лагеря. Мы прыгаем в его машину и держим путь в сторону временного дома. На дорогу то и дело выскакивают коровы, ослы, козы. Ему приходится проявлять мастерство вождения, избегая столкновения. Со слов Грега, в этом месте большинство автокатастроф происходит при участии домашнего скота. И будто в подтверждении его слов на реке нас встречает хромой Тио. Черный мужчина, крупной комплекции, на костылях. Два дня назад, возвращаясь домой, он налетел на большого быка. Машина вдребезги, и как результат — раскуроченная нога. Но он молодец, держится более чем храбро, потому что даже два дня спустя его раны выглядят страшно. Тио будет частью нашей команды в ближайшие дни, и от его внимания будут зависеть наши жизни. Черный мужчина — специалист по поведению крокодилов и наш шкипер. В его обязанности входит следить за пузырями на воде, когда мы на дне, и он должен всегда знать точное место, где мы будем всплывать. Потому что после всплытия на поверхность у нас будет только несколько секунд, пока крокодил нас не обнаружит, и это и есть «мертвая зона». Этот монстр атакует только на поверхности, он, как и человек, не любит, когда вода попадает ему в пасть, да и под водой его зрение намного слабее. Так что самое безопасное место в реке — быть на дне.



Лагерь. Наш палаточный городок базируется на острове. Мы окружены водой, попасть сюда можно только на лодке, и это занимает минимум 50 минут. Вокруг только вода, крокодилы и гиппопотамы. Еще мы иногда слышим слонов, но ни разу их не видели. На острове нас встречают Уолтер и Франсуа. Уолтер — очень симпатичный мужчина примерно 65 лет, крепкого телосложения, с огромным крюком на шее. Его доброе и обаятельное лицо мгновенно располагает. Он бесконечно шутит и ведет себя, как юнец, только иногда по его отрешенному виду я могу понять, что у него был долгий и сложный жизненный путь. Уолтер — важная часть нашей команды, я и Амос ныряем в связке с ним. И вообще он один из самых отважных и храбрых дайверов, которых я только знала. Он плавает без какой-либо защиты со всеми крупными акулами, китами и крокодилами. И тот самый крюк, который он носит на шее, он собственноручно вытащил из нижней челюсти акулы, тем самым избавив ее от жуткого дискомфорта. Большинство документальных фильмов про опасных животных в прибрежных водах Южной Африки были сняты при участии или помощи Уолтера. И теперь выпала честь и мне познакомиться с ним. Франсуа. Ох уж этот Франсуа-Леру, несомненно, самый веселый в мире лицензированный парамедик! Он проделал 3 дня пути из Южной Африки в Ботсвану, чтобы привезти все медикаменты, которые могут быть необходимы при случае. Ему 33 года, жизнерадостный молодой человек. Он всегда в хорошем настроении и бесконечно шутит. И так с улыбкой и с песнями мы едем на самое опасное приключение, которое когда-либо было и когда-либо будет в моей жизни!

 


День 1
Распорядок дня очень прост. Ранний подъем, завтрак в 7 утра. В 8.30 мы быстро надеваем костюмы для подводного плавания, проверяем оборудование и спешно покидаем лагерь для того, чтобы начать наши поиски 5-долларого Боба или жирного Альберта. Так ребята, любя, называют гигантских размеров большебрюхих крокодилов. От хвоста до носа 4-6 метров в длину. Это, без сомнения, и есть речные монстры!

Вскоре после прибытия на остров мы отправляется ознакомиться с акваторией реки, и тут же я должна со стороны понаблюдать, как происходит вспылите и погружение. Сегодня пробный заплыв совершают Амос, Уолтер и Франсуа. Удивительно, что наш доктор является еще и инструктором по дайвингу и более 7-ми лет работает с Уолтером в Дурбане, показывая храбрым туристам тигровых акул. В подтверждении этого молодой человек предъявляет мне свои шрамы. Я проникаюсь уважением к нему.

 


Амос. Про него я могу рассказывать бесконечно. Сложно передать, какое уважение вызывает бесстрашие этого человека. Он легенда и, несомненно, герой наших дней. Для меня знать его лично и иметь возможность поучиться и поработать рядом с ним — большая честь. На протяжении всей своей жизни этот человек страстно увлечен тем, что он делает, будь то наблюдение за животными или просто документальные фотографии с поля боя. Я даже представить себе не могу, где предел его храбрости и отваги. Амос служил в войсках специального назначения, именно там он впервые стал делать фотографии, тем самым развлекая друзей. Затем была работа военного корреспондента на Associated Press (в том числе — в студии) и съемки американских селебрети, а призвание свое он нашел, взаимодействуя с природой, а именно — работая с крупными хищниками. Более 20 лет он провел, путешествуя по миру. В его плотном графике нет ни одной свободной недели. А география мест, куда он был командирован, удивляет даже больше того, чем он занимается. Он снимал в естественной среде обитания белых медведей, китов, касаток, крокодилов, больших белых акул, леопардовых морских котиков. Историей всей своей жизни он доказывает, что животные не опаснее людей, но при работе с любыми из них надо точно знать их повадки и следовать четким правилам поведения. Невозможно диктовать свои правила в чужом доме, так и с природой, где порой ошибка и пренебрежение может стоить жизни.



День 2
Ранний подъем. Только начало светать. Жуткий холод, около +5С. И это в Африке, в июле месяце! Тонкая шелковая пижама совсем не греет. Но под пуховым одеялом заботливо положенная грелка все еще хранит тепло. Каждое утро я безмерно благодарна Лисе за настоящую кровать, специально доставленную для меня на остров. Я не просила особых условий и была настроена на сон в спальнике, но была приятно удивлена, увидев кровать в моей палатке. И теперь каждое холодное утро я не переставала восхищаться находчивостью Лисы.

 


7.00 утра. Завтрак. Сидя у тлеющего костра с тарелкой в руках, с опаской смотрю в сторону реки. Над ней, словно дым, стоит облако из пара. В это время года температура воды намного превышает температуру воздуха. А ведь где-то в этом тумане прячутся огромные твари. Сегодня мне предстоит с ними встретиться, и если очень повезет, то достаточно близко. При мысли об этом у меня бегут мурашки по кожи. Амос, словно уловив мое настроение, ободряюще похлопываем меня по плечу.

Итак, все готово: снаряжение для подводного плавания, фототехника, личные вещи. Начинаем движение. План таков: найти неглубокое, спокойное русло и проверить мои способности. Только потом, если я сдам экзамен на пять, меня допустят до серьезной глубины, и там уже каждый будет сам отвечать за свою жизнь. Вот он момент «Икс», к которому я готовилась столько месяцев.

 


Я успешно сдаю экзамен, выдержав проверку холодом и течением. Мои наставники меня поздравляют. Даже не понятно, кто из нас более счастлив: я или они. Как потом признается Амос, мужчины боялись, что под водой, учитывая мой небольшой опыт, я стану явной обузой. В мокрых костюмах, даже не снимая ласты, мы направляемся в сторону главного канала. Как же холодно! Мой костюм полон ледяной воды, поверх него я натянула куртку для горнолыжного катания и шапку, но все без толку: от холода меня трясет, как осиновый лист на ветру. И это чувство страшного холода будет сопровождать меня вплоть до последнего дайвинга, здесь, на Окаванго.

 


По пути нам попадаются небольшие крокодилы, в районе 2-3 метров, но нам они не подходят. Наша цель — крупный жирный «Боб». И мы примерно знаем место, где как раз один из таких любит отдыхать. И вот везение — он как раз «дома»! Правда, увидев нас, рептилия быстро сползает в воду. Но мы не теряем время, мгновенно натягиваем оборудование, маски и на счет «три» одновременно падаем в воду. Вот эти секунды для меня самые страшные. Мы должны камнем падать на дно, а порой глубина достигает 10-13 метров. Уши страшно закладывает, сердце стучит, словно хочет выскочить из груди и вернуться обратно на лодку, в тепло и безопасность. Достигнув предела глубины, мы плотно прижимаемся ко дну. Первый по течению плывет Амос, далее мы с Уолтером. Видимость очень скудная: время от времени — не более метра. Да и течение несет мусор прямо в лицо. Дно чаще всего покрыто глиной. В таких условиях разглядеть крокодила, даже если он и обладает гигантскими размерами, порядка 5-ти метров, совершенно невозможно. Каждый холм грязи, выступающий из темноты мутных вод, напоминает мне рептилию. Я постоянно оглядываюсь. Меня не покидает чувство, что в то время, когда мы его ищем, он уже нашел нас и следует за нами. И вот удача, прямо с первого раза мы находим крокодила, и лежит он на песчаном островке среди глины. Мы подплыли достаточно близко, я всего в метре от него. Начинаю цепляться за дно, пытаясь затормозить движение — менее всего на свете я бы хотела в него врезаться. Но Уолтер предательски подталкивает меня вперед. Крокодил, почувствовав возню, срывается с места и уходит во тьму. Эх, досада! По правилам, мы не преследуем беглецов, а сразу же начинаем движение на поверхность, и это еще более страшно, нежели погружение. По договоренности между нами первым всегда всплывает Уолтер. Он проверяет наличие лодки, подает сигнал, а потом возвращается на дно. Затем мужчины помогают мне расстегнуть БСД (жилет), да так, что он остается висеть только на одном плече, проверяют, чтобы в нем не осталось ни капли воздуха. И в таком состоянии я начинаю всплытие на поверхность. Вот это и есть момент ужаса, когда твоя жизнь зависит только от скорости выхода из воды и четкого контроля эмоций. Сколько раз после я всплывала и видела, что лодку уже унесло течением. И в такие моменты, по инструкции необходимо незамедлительно вернуться на дно. А какой же всегда был соблазн: изо всех сил грести в сторону лодки или берега, и это и мог бы быть мой последний заплыв, потому что хищник все еще был в воде и с точностью на 98 процентов рядом. Эти рептилии очень привязаны к своим местам. И впоследствии я не раз в этом буду убеждаться.

 


Я не успеваю прийти в себя от пережитого ужаса и хоть на градус обогреть заледеневшее тело, а мы уже снова начинаем поиски. Не проходит и 10 минут, как крупная удача снова греется на солнце в 5 метрах от нас. Работает та же схема: крокодил, увидев нас, нехотя сползает в воду. Мы с олимпийской скоростью натягиваем оборудование и прыгаем вслед за ним. Вот черт, у меня слетает маска, я хлебаю носом воду. Опять чувство ужаса, но я молниеносно беру себя в руки. Не время паниковать, надо незамедлительно падать на дно, ведь Амос и Уолтер уже там, а лодку унесло течением. В этот раз поток намного сильнее и вода более мутная. Я с трудом различают мужчин. Наконец-то я рядом, могу немного расслабиться, но от пережитого ужаса я жадно хватаю ртом воздух, начинаю задыхаться, и снова приходится бороться с самой собой. Амос видит, что у меня что-то происходит, берет меня за руку и жестом показывает смотреть ему в глаза. Я вижу его мягкий добрый взгляд, и спокойствие, словно волной, расплывается по телу. Я успокаиваюсь. Течение быстрое, нас стремительно несет вниз. Мы принимаем решение всплывать, но глубина — более 12 метров. Время на продувание ушей нет. Ситуация очень опасная, учитывая, что Уолтер уже скрылся из виду, а дно лодки в данных условиях мы не видим. Амос снова и снова втыкает монопод от GoPro в песок, но течение слишком сильное. Спустя 10 минут мы принимает решение подниматься на поверхность. Он помогает мне расстегнуть BCD, проверяет отсутствие воздуха, и на мгновение наши взгляды встречаются, он берет меня за руку, сжимает. Я чувствую, как он боится за меня, да и ситуация действительно опасная, но в этот раз я не боюсь. То ли я уже устала бояться, то ли чувство безысходности меня накрыло с головой, а может и вовсе чувство самосохранение взяло верх. Я отправляются наверх быстро и стремительно, понимая, что шанса на возвращение нет. Ведь в случае неудачи на дне я буду уже одна.

Продолжение следует...
16
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Валерия Воробьева
очень круто!
Ирина Глобус
0
Потрясающе!
Ягодка Волчья
0
Круть!!!
Дуня Бобрышева
0
Ольга, Вы молодец! Я бы никогда не решилась, но это по-настоящему интересно и здорово.
Константин Турченко
Супер! А когда продолжение будет?
Анастасия Шилкова
0
Вот это адреналин!!!! супер!!!! таких отважных женщин поискать не найдешь))) вы молодец!!! очень интересный рассказ, после таких приключений можно и книгу написать!!
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.