На Рынок не за покупками



Как называется центральная площадь в вашем городе? Если не «площадь Ленина», то, наверняка, в честь какого-то выдающегося деятеля или события. И только во Львове главная площадь называется «Рынок». Абсолютно лишенное патетики, какое-то мещанско-обывательское название. Но за ним такая бездна прошедших веков, войн, пожаров, казней , бунтов… Он настолько старый этот Рынок, что современность там даже не просматривается. Фонари, трамвай, девушки в мини – все это вреде бы и есть, а вроде бы и нет. Глаз останавливается на брусчатке, присыпанных пылью фронтонах, скульптурах, а по всему остальному скользит, не замечая. Да, собственно, разве во Львове есть современность? Во Львове нет современности. А рынок…. Рынок - это концентрат истории.



Попадая сюда, каждый находит свою точку восхищения. Мне, например, сразу бросились в глаза скульптуры, украшающие углы площади. О них я расскажу чуть позже. Они на рынке не главное. Главное на Рынке – Ратуша.


Самое главное здание

Если Рынок - сердце Львова, то ратуша – сердце Рынка. Это средневековый горсовет, суд и городской архив под одной крышей. По-немецки «rathaus» - «совещательный дом».

В 1356 г Львов получил Магдебурсгское право и как уважающий себя европейский город, сразу же обзавелся ратушей. С тех пор Рынок без нее невозможно представить. За прошедшие столетия в центре площади сменилось три ратуши. Первая не простояла и 50-и лет, она была деревянной и сгорела в пожаре 1381 года. На её месте тут же принялись строить новую, каменную.

Вторая прожила долгую жизнь, обрастая с годами легендами, поверьями и жуткими историями (как же без них в средневековом городе). В одну из этих историй верили даже такие серьезные люди, как городские судьи. Львовский суд, наверное, единственный в мире, где на первой странице «книги судебных приговоров» была написана фраза , уместная в детской страшилке, а не в юридическом документе: «помни о черном гробе». А началось все с фатальной судебной ошибки и казни невиновного. Вот с тех пор, гласит легенда, по коридорам ратуши стал летать черный гроб. Он обычно появлялся, перед тем, как судьи намеривались в очередной раз, сотворить что-то неправедное.

Еще одно поверье было связано с флюгером ратушной башни. В непогоду львовяне молились, чтобы его не снесло ветром. Флюгер слетал дважды и каждый раз после этого в город врывались вражеские войска. Причем оба раза он падал точно в том направлении, откуда и приходили завоеватели.

Внутри ратуша была завалена коврами, они лежали повсюду: в коридорах, в залах, в комнатах. Это были подношения переводчиков. Существовал в старину такой закон: все приезжавшие в город купцы могли общаться между собой только через переводчика. Понятно, что переводчики здесь процветали и, согласно обычаю, ежегодно дарили магистрату по ковру. Чем востребованнее переводчик, тем роскошнее ковер. Так называемая «львовская консулярная (консул – член магистрата) коллекция ковров» славилась на всю Европу. В начале 18 века коллекция пропала. По одной версии ее вывезли шведы, по другой она была заложена и не возвращена.

Пока «труженики» магистрата прогуливались по коврам, под одной с ними крышей, отбывали свою несладкую участь арестанты. В ратуше имелось целых 5 тюремных помещений: два в башне и три под башней. Последние были даже не помещениями, а глубокими ямами, вырытыми в холодном постоянно влажном грунте



Как и любое творение человеческих рук, ратуша постепенно ветшала и к началу 19 века превратилась в аварийную развалюху. Ей было уже 400 с лишним лет, она давно покрылась трещинами и дышала на ладан. К тому же, в свое время, ее строили не профессиональные каменщики, а арестанты – так бургомистр М. Кампиан, возводивший здание за свой счет, экономил средства. Потом кому-то пришло в голову разобрать сделанные к стенам пристройки, Цоколь здания при этом повредили и оно не выдержало. Июльским вечером 1826 г в ратуше заседала комиссия, которая должна была оценить состояние постройки. Эксперты признали башню вполне пригодной к дальнейшей эксплуатации и даже подписали об этом некий документ. И вот, как раз в финале трагикомедии, когда кто-то из членов комиссии еще царапал пером по бумаге, вдоль башни, словно молния, пошла продольная трещина, расколовшая ее на две части, одна из которых рухнула, круша и ломая все, что находилось ниже. А знаменитый документ сейчас хранится в Львовском центральном историческом архиве.
«Совещательный дом» пришлось восстанавливать в третий раз.

«Сундук с камином»

В 1835 г было торжественно освящено новое здание, построенное в стиле венского классицизма по проекту Иосифа Маркля и Франца Трешера. Львовяне долго не могли привыкнуть к обновке и обзывали ее то «отвратительным прямоугольником с дымоходом», то «сундуком с камином». Под «дымоходом и камином» подразумевалась башня. Башня новой ратуши была на 7 м выше прежней и достигала 65 м, но была проще и скучнее по очертаниям.



Новая ратуша имела 156 комнат и 9 залов. Сегодня в ней, как и столетия назад, заседает городской совет. Интересно, до какой степени белого каления распалились бы чиновники в других городах, если бы по коридорам исполкома, ежедневно носились галдящие толпы туристов. В ратуше такое «безобразие» постоянно. На крыше башни расположена лучшая смотровая площадка города. И она открыта для посещения!



На самый верх ведет старая винтовая лестница. Деревянные ступени гулко отзываются на каждый шаг. Сверху, как лианы тропического леса свисают длинные тросы часового механизма. Они начинаются где-то у самого свода и уходят вниз, отягощенные огромными гирями. Часы, привезенные из Вены в 1852 году, исправно служат уже более 250 лет.
Наши истомленные гиподинамией современники, подъем на башню засчитывают себе как подвиг Геракла. Те, у кого хватило мужества и сил преодолеть все 406 ступеней и выбраться, наконец-то, наверх, видят бескрайнюю панораму: крыши, крыши, купола, шпили и снова крыши. Всё в пастельной коричнево-зеленой гамме, отдающей средневековьем. Современная суетливая атрибутика, коварно вкравшаяся между благородной стариной, с высоты не заметна..



Рынок

Прямо под нами выстеленный брусчаткой прямоугольник 142х 129 м., где обитает дух старого города. Теперешний Рынок одновременно похож и не похож на старый, который был немного иным. Ратуша была поменьше, потому с юга и востока от нее помещались еще 11 домов, образуя три дополнительные улицы.

По периметру площади нынче, как и столетия назад, лепятся друг к другу старые дома – каменицы. На рынке их 44 и среди них нет даже двух одинаковых. Каждая постройка имеет не только неповторимый облик, но и собственное название. Нумеровать дома в средние века еще не додумались, и называли либо по имени владельца, либо по какой-то характерной особенности



Каменица – типично львовское слово, обозначающее каменную постройку в противовес деревянной. Каменицы на Рынке тесно прижимаются друг к другу, будто их спрессовали с боков. Фасады узкие и высокие. Во всех домах по три окна. Каждое окно раньше было либо магазином, либо мастерской. И закон требовал, чтобы число окон у всех было одинаковым. Дома, где 5-6 окон, относятся к более позднему времени, когда принцип равенства потерял актуальность.



«Типовый проект» львовской каменицы предусматривал однообразие планировок: основная часть, выходившая на площадь, двор, и задняя часть (флигель). Практически все дома так и построены, различаясь лишь фасадами. Каменицы традиционно красили в разные цвета, потому даже в эпоху мрачного средневековья на Рынке царила полихромность.

Черная и белая

На рынке 44 каменицы – 44 истории. Чтобы рассказать о каждой объема статьи не хватит. Расскажу о двух, самых старых и самых знаменитых.

Первая, так называемая Черная каменица, считается самым ценным памятником рынка. Глаз сам выделяет ее среди других построек. Цвет у нее необычный – черный с бежевым отливом. Говорят, никто специально ее не красил. Просто, камень из которого она построена, легко впитывает печной дым и за века «прокоптился сажей». Поручиться за достоверность этого утверждения не могу, но все путеводители пишут именно так.



Черной каменице более 400 лет, она построена в 1588-1589 г. За свой долгий век здание принадлежало разным хозяевам. Каждый что-то достраивал, перестраивал, переделывал. В 1675-1677 г очередной владелец украсил ее скульптурами. Они контрастно выделяются на фоне черных стен. Странно, что для копоти скульптуры оказались неуязвимыми. Одна изображает Богородицу с младенцем. Другая – ангела, держащего венок над головой Св. Станислава Костки. Сюжет третьей скульптуры может ввести в конфуз. Я усмотрела в ней всадника, замахнувшегося мечом на какого-то упавшего на колени бедолагу, а оказалось, что смысл совершенно противоположный: это Святой Марк отрезает мечом часть своего плаща, чтобы отдать его нищему.



Через один дом от Черной каменицы находится большая постройка, окон в которой ровно вдвое больше дозволенного. Её первый хозяин – предприимчивый грек Константин Корнякт, получил от польского короля не только дворянский титул, но и право построить дом с 6 окнами. Этот неординарный человек служил личным секретарем польского короля Сигизмунда Августа, занимал должность коронного таможенника и контролировал всю торговлю вином на Черном море. Деньгами ворочал немалыми, хватало и себе хоромы отстроить и городу помогать. Корнякт был крупнейшим меценатом и благотворителем Львова. На его средства возведена часовня Трех святителей во дворе Успенского собора и здоровенная башня-звонница, которую так и называли – «башня Корнякта». Им же был куплен колокол под стать башне – самый крупный во всей Галиции - 4 тонны весом и диаметром 2 метра. Будучи православным, Корнякт охотно помогал Ставропигийскому братству, но он же спонсировал и строительство Иезуитского собора.

Как обычно и бывает, потомки магната лихо промотали все доставшееся им состояние , и спустя 20 лет после смерти хозяина, «дом Корнякта» был продан разорившимися наследниками.

При таком размахе, невзрачный фасад здания кажется противоестественным. И не зря кажется: это не тот фасад. Изначально он был другим: пышным, внушительным, со множеством колонн. К тому же выступал вперед, примерно до середины теперешнего асфальта. В 1860 г его снесли и то, что мы можем видеть сейчас - поздняя переделка. Сегодня самое привлекательное в доме Корнякта не фасад, а внутренняя часть – так называемый Итальянский дворик, созданный по образцу средиземноморских патио. Три этажа галерей, аркад и колонн, напоминают о знойном юге. Такой дворик во Львове один. В советское время его интенсивно эксплуатировали кинематографисты. Изящные белые арочки мелькают в кадрах многих фильмов.



Как и большинство домов на Рынке, «Каменица Корнякта» неоднократно перепродавалась. Одно время она даже принадлежала польскому королю. Приезжая во Львов, король размещался здесь, а его свита – по соседству.


Водное царство.

К востоку от ратуши лет 500 назад находился искусственный водоем, украшенный большой бронзовой статуей нимфы Мелюзины. Сюда собирали воду из расположенных за городом источников. В центре города вода была отвратительная, для питься почти непригодная, потому водопровод появился во Львове еще в княжеские времена. Местные ремесленники умели изготавливать керамические трубы, но использовались преимущественно деревянные, как более дешевые.



Старый львов имел 18 водопроводов, сходившихся на Рынке и выносивших драгоценную влагу к статуе Мелюзины. Местонахождение самих источников было стратегической тайной, известной очень узкому кругу лиц. Тайна охранялась настолько строго, что даже сегодня неизвестно, где находились некоторые из родников. От Мелюзины вода по таким же деревянным трубам разводилась в дома. Разумеется, не во все. Позволить себе такое удовольствие могли лишь состоятельные люди, и водоснабжение имели всего 86 домов.



Город рос и Мелюзина уже была неспособна напоить всех жаждущих. Поблизости стали оборудовать новые резервуары. Их тоже украшали скульптурами. Сначала появился Нептун. Потом к нему присоединилась его супруга Амфитрида. Наконец в 1793г на всех углах рынка сделали по бассейну, и каждый бассейн получил свою персональную статую. Нептун, Амфитрида, Диана и Адонис – эти античные персонажи, созданные резцом скульптора Г. Витвера и сегодня встречают приходящих на Рынок.



С Нептуном в советское время приключилась забавная история. Бдительные партработники обвинили его в буржуазном национализме: очень уж подозрительным выглядел трезубец в его руке. Выдворить властителя океанов с площади не решились, но подозрительный предмет отобрали. Нечего смущать население запретной символикой.




Какие времена, такие и парочки

Портрет старого рынка будет неполным, если не упомянуть о такой его детали, как позорный столб (прангер). Для средневекового города – это атрибут неотъемлемый. Во Львове он тоже был, стоял к западу от ратуши. Львовяне даже его украсили скульптурой – изображением Фемиды и палача, стоявших спиной друг к ругу и призванных напоминать прохожим о неотвратимости справедливого наказания. У позорного столба выставляли обычно мелких воришек, жуликов, злостных должников. А вот для сварливых жен был отдельный инструмент наказания – металлический ошейник у одного из домов. Интересно, как судьи определяли, какая степень сварливости подлежит наказанию, а с какой можно смириться?

Когда обвалилась ратуша, она попутно разломала и прангер. Восстанавливать его не стали, а «сладкая парочка» - палач и Фемида хранится теперь в Итальянском дворике в доме Корнякта. Устрашающая символика не актуальна для современного города и парочки теперь на Рынке другие. Сюда часто приезжают свадебные кортежи, добавляя красок и оживления. Город живет новой жизнью, а прошлое живет рядом.

13
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
тата алекс
1
классный репортаж-спасибо!была во львове очень давно в зимнее время-осталось ощущение сказки)
Татьяна Головина
1
Да, Львов потрясающий город. Город в котрый всегода хочется вернуться.)))
Дарья Филиппова
0
Красивый город! 😊
Юлия Сидорова
0
город то красивый..расскажите как там обстановка? Ехать можно не съедят?
Татьяна Головина
0
Там никто никого не ест))! если люди видят, что вам интересен их город, культура, им абсолютно безразлично, на каком языке вы разговариваете.

Разумеется, о политике лучше  не разговаривать. Эта тема нигде миру не способствует.
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.