На классическом мотоцикле в Исландию




Это очень краткая версия моего путешествия, которое произошло со мной два месяца назад. Я начну сразу с событий в Исландии, чтобы в отчет вошло максимальное количество приключений.



День 7. Исландия. Дорога до Лаки.
Вот и долгожданное утро! Через два часа мы высадимся на острове! Быстро одеваюсь и поднимаюсь на верхнюю палубу и сразу застываю: берега Исландии были хорошо видны: верхушки
зеленых гор утопали в густой облачности, а фьорд прибытия был освещен солнцем, что создавало сюрреалистичную картину. Такое я видел впервые.



И вот мы плывем мимо этих волшебных гор, я наблюдаю бесконечные водопады, падающие прям из отвесных стен, птиц, парящих среди острых утесов, волны холодного моря, разбивающиеся о скалы. И было ощущение, что все это происходит не со мной, что это придуманный мир, и все вокруг всего лишь сон, мираж.
Я с трудом вернул мысли на место и понял, что пора спускаться на четвертую палубу и отвязывать мотоцикл.
И вот я в Исландии! Светило солнышко, что обманчиво навело на меня ожидание приятного и теплого дня. Ну-ну.

 

Миллионы зеленых, коричневых и серых оттенков создавали непередаваемый цветовой рисунок окружающих панорам. Казалось святотатством и жесточайшей ошибкой не останавливаться и не фотографировать всю эту безумную красоту. Жаль, что барашки оказались пугливы — сразу начинали убегать, как только начинаешь к ним приближаться.

 

Но дело близилось к вечеру, и я решил таки добраться до Лаки к закату. Что это такое — я совсем не помнил, но знал, что что-то классное. И вот я съезжаю на долгожданную грунтовку F206 и еду среди зеленых полей и холмов совершенно один.



Эти ощущения трудно передать, когда ты один на один с дикой природой и при этом на мотоцикле — что может быть прекраснее? Бродов было немного и совсем мелких. Я довольный все их перемахнул не останавливаясь и уже почти в темноте въехал в скопление зеленых гор — цели сегодняшнего дня.Я заехал повыше и устроился на ночлег.

День 8. Дорога в Торсморк
Ближе к рассвету я стал подмерзать в теплом спальнике. Значит, следующей ночью я попробую не снимать термобелье. Пятнадцать минут до будильника и тридцать до рассвета.
Вставать и смотреть в глаза новому дню не хотелось категорически из-за собачьего холода, который, несомненно, поджидал меня снаружи, как единственную живую душу на многие километры.
С грехом пополам я собрал в подобие кулака подобие воли и, задержав дыхание, выбрался на свет божий. И встал, открыв рот… Густой туман, мягко перекатываясь, нежно трогал бока черно-зеленых гор. Пейзаж был словно нарисован художником, свихнувшимся на чужих планетах и самых причудливых формах возможной действительности.
Наконец, спустя некоторое время, я утолил первую жажду новых впечатлений и вспомнил, что неплохо было бы убрать палатку, пока не вернулись исландцы на рабочие места в туристический домик.
Я всматривался в зеленую долину и тщетно напрягал слух, но ничего не тревожило абсолютную тишину. Я решил, что в такую рань только я могу припереться в любую труднодоступную жопень, и с чистой совестью переступил ограждение «не ходить» и залез на ближайшую сопку.
А через двадцать минут я уже лез на сам Лаки. Стоит ли говорить, что с каждым новым десятком метров меня все больше и больше наполняли восхищение, эйфория и какое-то странное счастье, доступное только заядлым бродягам.
С одной стороны шел ряд причудливых небольших сопок, с другой зеленые горы, за которыми прятался вездесущий ледник, с третьей долина, по которой я приехал. А с четвертой снова какие-то горы. И каждая сторона была совсем не похожа на остальные.
У левой сопки где-то прячется моя палатка:

 

Но вот я спустился вниз, сложил вещи и решаю съездить к озеру, которое видел с вершины Лаки.
Ничего примечательного.
Пора двигаться дальше, ведь впереди ожидаемо опасные броды по дороге в Торсморк.
Стоило отъехать на десяток километров, как я встретил исландского рейнджера и внутренне приготовился к каверзным вопросам.
— Привет. Откуда едешь?
— Привет! С Лаки!
Недоверчиво осматривает мой стафф, в частности палатку:
— Ты останавливался там на ночь?
Но у меня нет денег говорить правду, поэтому отвечаю:
— Нет, я ехал всю ночь, утром погулял и вот еду обратно и дальше.
По выражению лица исландца было непонятно, что его смущает больше — мой английский или эта история.
Еще пара вопросов, и я с небольшими угрызениями совести поурчал дальше.
Проскочил милый городок Вик и заглянул на мыс Дирхолей. Ничего особенного, и толпы туристов побудили меня двигаться к следующей точке — остаткам английского самолета. Вот тут я немного не понял логику запрета подъезда к самолету — в одну сторону от стоянки пришлось шагать в окружении таких же мучеников более четырех километров. А на обратном пути люди смотрели нам в глаза с немым вопросом: стоит ли игра свеч? Не знаю, возможно, и стоит, но километра два от силы. Все мы были похожи немного на зомби — одинаковой спотыкающейся походкой и опущенными головами.
Самолет, вернее, то, что от него осталось, действительно впечатляет! Посреди черного песка практически на берегу моря лежит серый одинокий остов, смотрящий на исландские горы.
Смотрите, слева мыс Дирхолей вдалеке, а справа самолет:

 

Но время поджимает, пора ехать в Торсморк. И выехал на адскую грунтовку 249, которая перешла в F249. До сих пор я не попадал в дождь, только в большую влажность, которая оседала на визоре и оставляла лужи на дороге. Но тут перед первым бродом начался дьявольский ливень, который вымочил меня до нитки.
Первый брод, второй, третий! Я нагоняю группу из нескольких дефендеров и сажусь им на хвост, глядя, как они проходят броды, оценивая глубину и течение. Через некоторое время обгоняю колонну и… упираюсь в брод с сильным течением и глубже всех предыдущих. Джипы проехали, а я остался размышлять. Слезаю с байка и иду проверять эту речку. Течение такое, что стоя посередине брода, меня тащило по камням! Загрустил. Через несколько минут подъезжает джип на огромных колесах. Я парню говорю:
— Давай я попробую переехать, если не получится, поможешь мне вытащить байк.
— Без проблем.
Я убираю сумку с бака и заезжаю! Ехал немного наискось, чтобы течение не било вбок, и заглох почти посередине! Нужно было по-другому работать газом и сцеплением. Парень заезжает за мной и параллельно встает. Течение таким образом уменьшилось, и я без проблем выкатил байк на противоположную сторону. Это натолкнуло меня на мысль.
Парень одобрительно кивнул и поехал дальше. Я снял крышку воздушного бокса, вылил из него немного воды и попробовал завести. Завелся! Фильтр был не особо мокрый, и я его слегка подсушил выхлопными газами.
Через пятнадцать минут я снова вваливал по грунтовке и минут через десять уперся в очередной брод, по сравнению с которым предыдущий показался просто детским садом! Блин. Через несколько минут подъезжает джип с парнями. Я им:
— Мужики, давайте переедем брод параллельно друг другу, вы закроете меня от течения
— О, круто, давай!
Это было что-то. Первую половину я проехал отлично, но потом мотоцикл ушел глубоко в воду, колеса были практически целиком под водой и пропахивали там каменистое дно, как экскаватор. Но я с дикой перегазовкой и не отпуская сцепления выехал!



Но вот броды пройдены, я стараюсь не думать о том, как буду возвращаться.




День 9. Подъем на Магни.
Проснувшись, я решил посвятить весь день Торсморку, чтобы отдохнуть от вчерашних приключений и немного отдохнуть от дороги.

 


День 10. Утопленники.
Под утро я замерз как суслик без норы. Вылез наружу и узрел дивную картину: мотоцикл и сумки были покрыты слоем льда! Но солнце быстро вставало, а утро обещало быть недождливым, что, несомненно, хорошо, ведь сейчас предстоит повторное форсирование бродов.
Утром уровень воды в реках стал гораздо ниже. Я предложил Марку, водителю Лэнд Ровера, пересекать броды вместе. Ему эта идея пришлась по душе. А в машине была вся его семья, которая в это время снимала меня на камеру.
Ну что ж, все три опасных переправы мы перемахнули играючи, я взял контакты Марка и помчался дальше. По плану было доехать до Лангисьёра, вернуться на сорок километров назад и остановиться в кемпинге Ландманналаугар. Но этому плану не суждено было сбыться…
Изначально я планировал двигаться по дороге F261, но отсутствие заправок вблизи съезда на нее внесло свои коррективы, в итоге мой путь лег по асфальту, перешедшему в 208 дорогу, затем в F208 и, наконец, F235 — мой абсолютный фаворит среди всех пройденных дорог Исландии.

 

Окрыленный успехами в Торсморке, я даже не удосужился проверять глубину и на втором броде благополучно заглох, неправильно выбрав место для переправы и загнав байк глубоко в реку. Когда я пытался вытолкнуть мотоцикл, сумка с бака упала в воду и мгновенно заполнилась водой! Камера и телефон стали утопленниками и больше не подавали признаков жизни. Начался дождь.
И вот я стою где-то в исландской глуши по колено в воде, идет дождь, камеры и навигации у меня больше нет, что с мотоциклом — тоже непонятно.
Вытолкав кое-как байк, я снял крышку бокса, слил немного воды. Мотоцикл быстро завелся, и я, поедая чудесный исландский шоколад, стал сушить воздушный фильтр выхлопными газами. Под дождем.
Собираю все назад и решаю двигаться дальше. И тут я допустил еще одну ошибку — сумку с бака надел на себя! Она имеет лямки, что позволяет носить ее как рюкзак. И вот я еду по ухабистой дороге и слышу звук, что что-то у меня отвалилось! Оборачиваюсь — камера лежит в луже воды, воткнувшись объективом в землю! На сумке разошелся замок, и все содержимое вывалилось. Не иначе, как я расстроил какого-то исландского духа, иначе откуда все эти напасти?
На объективе был надет защитный фильтр, который погнулся и треснул, а часть стекла вывалилась.
Тут я понял, что на сегодня приключений достаточно, и глубоко с большой горы на факт, что я посреди национального парка, где нельзя ставить палатки. Съезжаю с дороги по тропинке вглубь зеленых холмов и ставлю мотоцикл в укромное место, закрытое зелёными скалами от любопытных взглядов с дороги. Решаю здесь заночевать. И дождь, как бы поддерживая мою мысль, закончился, и стало совсем хорошо.
Поставил палатку, выложил на просушку камеру и телефон в смутной надежде, что хоть что-то из этого оживет. Плоскогубцами выпрямляю ободок фильтра и снимаю его с объектива.Поужинав без аппетита и, в сотый раз укорив себя за идиотизм, уснул.

День 11. Дорога F235. (Дальнейшие фотографии сняты на телефон)
Спалось просто невероятно. В абсолютной тишине на слое мха сантиметров в двадцать. Через некоторое время вышло солнце, и стало прям совсем жарко. Телефон включился и даже сносно работал. Я даже стал надеяться, что навигация у меня все-таки будет, ведь все точки отмечены именно в нем. И вот, спустя полчаса, я двигался по F235. Тридцать километров черного песка, черно-зеленых гор, исландского солнца, бесконечных ручьев и рек, пересекающих мой путь, мерного рокота безупречно работающего двигателя и ощущения безграничного счастья и свободы. Когда цель движения и есть само движение, когда цель путешествия — сама дорога во всем ее проявлении, познании себя через познание мира и всевозможных приключениях.

 


День 12. Ландманналаугар. Многочисленные туристы разбредались по многочисленным маршрутам, а я с завистью смотрел на тех, кто готовился к броску до самого Торсморка через красивейшие перевалы Исландии. Камера по-прежнему не подавала признаков жизни, и я отправился гулять налегке. Обилие цветов и их всевозможные вариации поражали: на черных склонах извивались серые тропинки, а чуть дальше было безумное сочетание желтого, красного, коричневого, ярко-зеленого и даже ядовито-синего цветов. Солнце изредка освещало окружающую панораму, словно нарисованную акварелью и застывшую в своем первозданном великолепии.

 


День 13. Первый снег.
На часах было что-то около семи утра, а вокруг все обволакивала утренняя дымка. Небо постепенно очищалось от туч, как по лицу и куртке что закололо-застучало. Пригляделся — снег!




День 14. Дорога F338.
Утро порадовало ясным небом и теплым солнцем. Быстро собрался и покатил на запад. И вот я снова на волшебной исландской грунтовке с бродами, камнями — все, как я люблю. Через некоторое время пейзаж превратился в откровенно безжизненный с редкими вкраплениями чахлой растительности. Тянущийся по правой стороне серый ледник и равнодушное солнце усиливали ощущение, что я на другой планете.



Но вот и эта дорога заканчивается, и я выезжаю на асфальт и далее на водопад Барнафосс, который оказался тоже совсем непримечательным, и я решаю двигаться дальше и искать красивое место для ночевки. Путь мой лежал в сторону Киркьюфелл, но километров за тридцать я свернул на какую-то грунтовку и через километра три нашел красивое и уединенное место для стоянки у подножия высокого холма на берегу небольшого озера.



Снимая вещи с мотоцикла, я обнаружил, что левый амортизатор вытек, а второй готовится повторить его судьбу. Нехорошо, ведь еще ехать до Аскьи.




День 15. Скука, холод и декомпрессор.
Или день, когда не было сделано ни одной фотографии. Замерз весьма.

День 16. Вонючие виды.
Сегодня по плану геотермальная зона Гверир, Диммуборгер, Крафла и водопад Детифосс. Поехали! Под навязчивый стрекот декомпрессора я бодро выкатил на утреннее солнышко. И совсем скоро очутился среди вонючих и дымящихся холмиков Гверира. Красиво, но обилие туристов погнало меня дальше.

 


День 17. F88/F910 — 100 км к Аскье.
Я мчался к F88, которая переходит в легендарную F910, что ведет к вулканическому озеру Аскья.

 

На горизонте маячила гора со снежной шапкой, изредка путь перемежался бродами. Один оказался с очень сильным течением, но после Торсморка все броды кажутся маленькими. Я показал большим машинкам-ссыкунам, как маленький и отважный мотоцикл преодолевает препятствия. Но поленился и надел только бахилы, которые чутка сползли во время форсирования реки, и я набрал полный правый ботинок ледяной воды.

 

Через некоторое время F910 перешла в F905, а та, в свою очередь, в 901, которая привела меня к чудесному кемпингу, где я впервые за 11 дней встал под горячий душ. Божественно.




День 18. Каньон.



Дорога петляла по черно-коричневому плато, спускаясь в небольшие зеленые долины, где текли горные речки и шумели водопады. По краям дороги было множество чудесных мест для стоянки, вот бы знать о них раньше. Ну а пока я с восторгом рассматривал окружающие пейзажи под мерный рокот двигателя и цокот декомпрессора.




День 19-22. Подходит к концу мое двадцати двухдневное путешествие… Такими строчками я хотел бы закончить свой отчет. Но все сложилось совсем по-другому.

День 23. Мне помяли бак на пароме Дания - Швеция.

День 24. Дорога в Стокгольм.
На одном из подъемов мой мотоцикл теряет обороты и глохнет. Я останавливаюсь в недоумении. Судя по всему, умер двигатель умер. За три часа из сотен проезжающих машин и десятков мотоциклистов не остановился никто, не смотря на надпись Help, нацарапанную на коврике. Меня захлестывало отчаяние, смешанное со злостью на равнодушных шведов и тоской безнадежности. Я понял, что нужно выбираться с трассы до населенного пункта. Судя по карте, это двенадцать километров. И я покатил мотоцикл к съезду на второстепенную дорогу...

День 25. Злость и усталость.
Я купил билет на паром до Питера. Теперь нужно было найти машину, которая бы меня увезла с мотоциклом до Стокгольма. Несколько сотен евро на эвакуатор для меня были уже не той суммой, которую я мог позволить себе потратить.
И я пошел по городку искать транспорт, заходя в многочисленные мастерские, заправки и автосервисы. Несколько часов поиска и шатаний по жаре не дали никаких результатов. Я был вымотан физически, и только лютая злость на себя и ситуацию в целом заставляла меня передвигать ноги. И я сказал себе: «мужик, если к вечеру не найдем машину, купим бутылку вискаря, обольем байк бензином и сожжем его к чертям!»
И вот я захожу в какой-то гараж, где главному мену выкладываю свою душещипательную историю. Он проникся. Спрашивает:
— Скок денег можешь заплатить?
— У меня есть сто евро
— Ладно, пойдём поищем свободную машину.

День 26-28.
И вот я приплываю рано утром в Питер, прохожу паспортный контроль. «Мотовоз» увозит меня и мотоцикл домой, я переодеваюсь и мчу на свадьбу. А на следующий день мы разобрали мотоцикл, и вскрытие показало, что двигатель умер: у поршня отсутствовал кусок, стенки цилиндра стесало основательно, юбка распредвала съедена. Но это начало будущих приятных хлопот по восстановлению мотоцикла, ведь у нас с ним еще большие планы.

К сожалению, ограничение по размеру не позволило уместить весь отчет и фотографии, но я старался передать атмосферу и настроение этого слегка безумного приключения :)
7
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Дарья Филиппова
Отличное путешествие! 😃 👍 1 фото просто космос! Удалось реанимировать байк и камеру?
Александр Яровиков
Камера умерла окончательно. А мотоцикл в разобранном состоянии - ждет запчасти :)
Рузанна Коншина
Атмосферу внеземных пейзажей и суровой природы передали отлично. С задачей справились! Спасибо)) Пусть последующие путешествия не преподносят больше неприятных сюрпризов!
Александр Яровиков
Думаю, в следующем путешествии сюрпризов будет гораздо больше ))
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.