Мятеж на "Приключении"




Прошла пара дней, с тех пор как мы отошли от побережья Панамы. Обстановка на "Приключении" была напряженная. После долгого ожидания моего вызволения из иммиграционной тюрьмы, капитан Стив стал раздражителен, срывался на команде. Помимо Джонатана, который присоединился к нам на Мартинике и Виржиля, которого мы подобрали на другой стороне панамского канала был еще новый парень - аргентинец Начо. Итальянец Маттео еще до отплытия из Панамы перепрыгнул на парусник к соотечествпенникам (потом мы его встретили во Французской Полинезии).
Начо был типичным аргентинским мочилеро (путешественником), он зарабатывал играя на перекрестках на инструменте "чаранго" (инструмент, типичный для музыки Андского региона - Эквадор, Перу, Боливия, Чили). Он был убежденным вегетарианцем, возил с собой специальную "какаорубку" - приспособление похожее на мясорубку, предназначенное для перемалывания какао бобов и изготовления шоколада. Начо был полной противоположностью капитана Стива, техасца, не представляющего свою жизнь без мяса и далеко отошедшего от путей природы.
Для меня, только что проведшего месяц в панамской иммиграционной тюрьме, было недоступно, как можно нервничать находясь среди ветра и волн, воссоединяясь с природой, но Стив был бизнесменом и на ожидании меня потерял кучу времени и денег - убийц современного мира, двух зол, которые если подумать - пустой звук: всех денег не заработать, а время не остановить.
Однако капитан нервничал и его нервозность передалась команде. Деликатный француз Виржиль, путешествоваший вокруг мира на велосипеде не выносил крика и вместо того, чтобы денйствовать быстрее наоборот входил в ступор. Несколько раз на своей вахте за штурвалом в капитанской я заводил разговор со Стивом. Я говорил, что парням не нравятся его крики. Но достучаться до его закрытого сознания не смог.



Через пять или шесть дней плавания произошло невероятное. Мы привылки ко всякого рода проблемам на судне 1932 года, но чтобы такое... Мы почти потеряли огромный пропеллер, который, если бы не кострукция руля, выскочил бы без всякого сопротивления вместе со своей осью, оставив дыру через которую вода могла бы поглотить нас в считанные часы. К счастью на "Приключении" рулевой плавник находился прямо перед пропеллером и тот уперся в него. Вся конструкция пропеллера состояла из двух осей, соединявшихся в колене под капитанской. Вот в этом-то колене и прозошло разъединение. Мы экстренно сбросили все паруса и стали действовать. План был готов, кому-то из нас надо было выйти за борт и пропустить трос вокруг пропеллера, и всей командой мы должны были тянуть трос по обоим бортам и втащить пропеллер обратно, чтобы соединить колено.
Сначала маску и ласты надел Джонатан, но сразу вяснилось, что продеть веревку между пропеллером и рулем не так-то просто, потому что корма танцевала на волнах и при невнимательности могла оглушить или вообще раскроить голову (на корпусе к тому же поселилась целая колония моллюсков, которые острыми краями могли резать как нож). Когда пришла моя очередь и я подплыл к корме в момент когда ее подняло на волне, казалось что корабль взлетел на высоту двухэтажного дома и потом резко опустился, и так каждую волну. После многократных попыток нам удалось продеть веревку и всей командой у нас едва хватило сил втянуть тяжеленный винт на свое место. Сами того не сознавая в тот день мы были довольно близки к катастрофе. Обстановка стала еще более напряженной.
Масла в огонь подлил случай с экватором. Перед самыми Галапагосскими островами мы должны были пересечь нулевую широту и каждый моряк (даже с нашим мизерным опытом) знает, что это сопровождается определенным ритуалом. В конце концов нам нужна была хоть какая-то разраядка. Обычно люди празднуют и купаются на экваторе, мы же соскребали моллюсков с корпуса, потому что на Галапагоссах строгие требования к чистоте корпусов. Джонатана чуть не кантузило кормой и всех нас изрядо поцарапало. Но последней каплей стало заявление Стива, что он вообще не хочет останавливаться на Галапагоссах а идти прямиком на Французскую Полинезию. Его аргумент был деньги - остановка на Галапагоссах стоит не дешево, а по нашему неписаному договору, мы работали на Стива за еду, "за проезд", и за все визовые формальности в каждой стране следования. На Галапагоссах помимо плат за длину и тоннаж судна и прочих пошлин предусматривалась плата в 100 долларов за каждого человека. Их-то Стив и отказывался платить. Мы собрались командой в нашей и каюте держать совет. У Начо и Джонатана таких денег не было, я и Виржиль решили поставить ультиматум, в конце концов нам нужно было докупать провизию и нормально починить пропеллер. По условию компромисса Стив платил за Джонатана и Начо, мы с Виржилем платили каждый за себя. Для нас Галапагоссы были мечтой, особенно для Джонатана и Виржиля, которые при виде каждой птицы или рыбы бежали за своими справочниками. Стива животные не интересовали,ему надо было доставить судно на Тонгу и он сильно опаздывал. В конце концов по прибытии на Галапагоссы Джонатан и Начо собрали вещи и покинули "Приключение". На борту остались лишь три человека, что неприемлимо для перехода через Тихий Океан на таком судне, нам нужен был как минимум еще один человек и оставалось очень мало времени...
Мы встали на якорь у острова Санта Крус, с первых же минут сойдя на берег я был очоарован. Гордые морские игуаны сидели на каждом камне, а морской лев мог разлечься на лавке как какой-нибудь бездомный. Мы в Виржилем посетили еще и остров Изабела, где увидели огромных черепах, поплавали с пингвинами и познакомились с кучей местного населения. В конце концов, я путешествую не для того чтобы сфотографировать что-то или увидеть (за всю кругосветку у меня нет почти ни одной фотографии), индустрия туризма настолько извратила концепцию и типичный туризм уже не имеет ничего общего с настоящим путешествием, цель которого узнать себя, обогатить свой внутренний мир и воссоединиться с природой всего сущего. На Галапагоссах, очень близко к первозданности и нетронутости эти мысли не перествали посещать меня. Галапагоссы защищают от засилья туризма и это потрясающая практика. Жалко, что таких мест становится все меньше...
За последние 7 лет путешествий я потерял национальную идентичность, а точнее пришел к выводу, что все эти границы, партии, нации - лишь пустой звук, только слова и вымышленные линни на бумаге. Океану все равно кто ты и откуда, в океане понимаешь, что ты часть его а он часть тебя и все мы часть одной и той же Вселенной и единственное наше предназначение здесь - это жить в гармонии с ней.






Предыдущие части рассказа о кругосветном путешествии 2013-2015
Adventure
Adventure. Часть II
Adventure. Часть III
Trinidad & Tobago - Grenada
Grenada - Bonaire
Adventure (Предыстория)
Панама, которой не было (Часть I)
Панама, которой не было (Часть II)
4
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.