Культ кобры на Шри-Ланке: факты и домыслы



Как-то, совершая поездку по горной части Шри-Ланки возле городка Нувара Элия, мы съехали с главной дороги, чтобы познакомиться с одним замечательным буддийским храмом. Живший неподалеку главный хранитель храма охотно согласился показать его. Внешне он был невелик и как бы прилепился к огромной скале. Однако его размеры оказались большими, чем казалось первоначально, ибо часть его сводов была вырублена в скале.




Мы с трудом передвигались по темным, прохладным переходам, направляясь к главной нише, где находилось вытесанное из цельного камня изображение лежащего Будды. Нас одурманивал запах каких-то благовоний и цветов плюмерии.
- В этом зале обычно проходит церемония богослужения, - говорит монах. – Здесь посетители оставляют свои приношения.
Карманным фонариком он освещает своды зала, и боковые ходы, и различные закуточки, и каменное тело лежащего Будды, в неизменной позе, отрешенного от всего мирского, как бы говорящего: «Отверзите уши ваши: освобождение от смерти найдено».



- Туда не ходите, - предупреждает служитель нашу попытку пройти боковым ходом. – Там живут кобры. Если их не трогать, они не опасны. Питаются они тем, что приносят прихожане – бананами, цветами, листьями.
При этих словах нам стало не по себе в этом темном храмовом помещении. Скорее захотелось на яркий солнечный свет, вдохнуть свежего воздуха.
Так мы столкнулись с древним ланкийским обычаем – почитанием змей. Нам стало понятно, почему на красочных масках ланкийские мастера помещают извивающихся кобр, почему сингал, особенно в сельской местности, никогда не убьет змею, если она заползла к нему в дом, а наоборот, постарается выпустить ее на свободу.
Наибольшим почитанием и поклонением пользуется кобра – «королева змей», самая ядовитая и довольно распространенная на Ланке. Многие мифы, легенды, традиции и обычаи связаны с этим представителем царства рептилий. А начало этому было положено более 2500 лет назад, когда, как считают некоторые исследователи, Ланку (еще до миграции сингалов) населяло наряду с якхами племя нага (в переводе «змея»), поклонявшееся змеям. Как говорит легенда, был даже «Змеиный остров» - королевство, существовавшее за много столетий до прихода индийского принца Виджая.



В сингальском обществе с давних времен было деление на касты. Почитая это установление как данное свыше, сингалы перенесли это социальное устройство и на кобр. Все семейство кобр было поделено на четыре касты: кобры королевской касты, брахманской, торговой и крестьянской. Существовали также кобры и самых низших каст: касты барабанщиков и крысиных змей. К последней касте относились все виды кобр, питающихся крысами.
В народе живет представление, что кобры белой окраски (имеются в виду альбиносы) живут во дворцах и питаются цветами сайды и высушенными листьями бананов. Они не употребляют в пищу крыс и лягушек – обычный рацион змей. Кобры брахманской касты – светлой окраски, обитают в храмах и питаются ароматными цветами и сухими листьями. Относящиеся к торговой касте – красно-коричневой окраски, чаще всего живут вблизи от жилья человека и питаются мясом. Кобры крестьянской касты – светло-коричневого цвета, обитают в полях и питаются рисом. Кобры низших каст – по цвету черные, питаются, чем придется, как и положено представителям этих каст.
Древний обычай поклонения кобрам привел к появлению множества суеверий и ошибочных представлений о жизни этих змей. Зоологи Шри-Ланки на основе опытов и наблюдений опровергли многие из ошибочных представлений, в том числе и «кастовое» деление.
Например, существует поверье, что если вас укусила кобра низшей касты, то вы можете не бояться кобр высшей касты – они вас не тронут. Однако, во время опытов нескольких крыс серпентологи подвергали атакам кобр из низшей касты, а затем кобры высшей касты пожирали этих грызунов, не обращая внимания на их «оскверненность».



Далее, сингалы верят, что королевские и брахманские кобры, охраняющие храмы и священное дерево Бодхи, не едят крыс и лягушек, а лишь цветы и сухие банановые листья.
Пойманным в храмах или у священного дерева кобрам высших каст ланкийский зоолог Анслим де Сильва в течение многих недель предлагал цветы и сухие банановые листья. Однако они отказывались от такой пищи. И наоборот, они с большой охотой поглощали обычную пищу змей, которую им потом предлагали.
Более того, даже самые почитаемые белые кобры, пойманные в районе Галле, тоже оказались обычными пресмыкающимися: они преспокойно поедали крыс и птичьи яйца. Одна такая кобра была поймана в каких-то развалинах, что никак не соответствует бытующему поверью, будто они обитают только в храмах.
Многие также полагают, что змеи высших каст, охраняющие храмы и священное дерево, выползают из своего укрытия, как только у храма появится «нечистый» человек (сюда относится и человек, который присутствовал на похоронах). Но из проведенных экспериментов выяснилось, что кобра всегда выходит из своего укрытия, когда человек появляется вблизи, будь то «чистый» или «нечистый».
Итак, можно сказать, что с давних времен кобре отводилось важное место во всяких религиозных ритуалах как объекту поклонения, символу процветания, хранителю сокровищ и воды. Ее образ запечатлен в каменных барельефах, сохранившихся в древних сингальских столицах Анурадхапуре и Полоннаруве, на фресках, в поэтических и драматических произведениях ланкийского народа.



Кобра занимает «почетное» место в мифологии сингалов и тамилов. С нею ассоциируются, например, представления о некоторых злых духах и демонах: кобры покрывают все тело двуглавого демона; у одного из планетных богов голова кобры на человеческом теле; другой планетный бог, наоборот, изображается коброй с человеческой головой; ядовитые зубы кобры венчают многие изображения женщин-демонов. На масках, которые надевают во время ритуальных танцев, часто изображены кобры, извивающиеся самым фантастическим образом.



Каждый, кто побывал в Индии или на Шри-Ланке, видел заклинателей змей с кобрами. Играя на флейте, факир заставляет кобру подниматься из корзинки и затем двигаться в такт мелодии. Эти уличные сценки довольно обычны. Но существуют и более «серьезные» укротители змей. Вот, например, один из них. Укротитель трижды обходит вокруг насторожившейся кобры и читает мантры, иногда с палочкой в руках, которую затем он втыкает в землю. Кобра внимательно, как загипнотизированная, смотрит на палочку или укротителя. Это представление называется «загипнотизированная кобра». В известной книге Роберта Нокса «Историческое описание острова Цейлон» также упоминается об этом: «С чуть приподнятой головой и вытянутым туловищем кобра может стоять неподвижно два-три часа». Многие верят, что подобного результата укротители змей добиваются своей «магической силой».
Ланкийский зоолог Анслим де Сильва, исходя из собственных опытов, так объясняет этот «фокус». Если человек идет навстречу кобре, она обычно начинает вытягиваться и поднимать голову. При таком наступлении «с фронта» она не будет отступать, а начнет наблюдать за действиями «противника» или его «оружием», т.е. палочкой, ожидая каждую секунду атаки, в свою очередь, приготовившись к контратаке. В случае если человек остановится неподвижно, застынет и кобра. В таком состоянии готовности к нападению она будет прибывать до тех пор, пока не иссякнут силы. Как видим, секрет гипнотизирующей силы заклинателя очень прост. Наконец, еще один момент: когда кобра пристально следит за факиром, совершающим три круга, она, естественно, поворачивает свое тело, сворачиваясь в два-три кольца. Было установлено, что при таком положении тела кобра не только не может свободно передвигаться, но ей трудно и атаковать противника. Пользуясь неосведомленностью зрителей, факиры объясняют свою неуязвимость использованием особой мази и ношением различных амулетов. Тут же заклинатели предлагают купить эту мазь для лечения от змеиного укуса или змеиные камни-талисманы в целях предохранения от укусов змей. Факир показывает, как благодаря этому талисману можно спокойно дотронуться до головы кобры. Объяснения к этим «цирковым» трюкам уличных заклинателей следующие: опасная зона для человека во время контактов с коброй ограничена определенным радиусом от ее поднятой головы. Разумеется, заклинатель с точностью до сантиметра знает эту дистанцию. Далее, кобра физически не в состоянии нанести удар по человеческой руке, расположенной на определенной высоте параллельно земле, потому что она не может поднять голову перпендикулярно. Если принять все это во внимание, можно вытянутой рукой безнаказанно коснуться головы кобры. Змееловы знают все эти особенности кобр и учитывают их при отлове.
Если вам представится возможность увидеть выступление уличного факира, понаблюдайте за ним. Вот он прикосновениями флейты и руки раздражает змею, затем монотонным голосом и плавными круговыми движениями руки как будто успокаивает ее. Вновь раздражение. Факир ловко избегает атак разозленного пресмыкающегося, которое бесцельно выпускает яд. Когда кобра успокаивается, заклинатель дотрагивается до нее, берет в руки ее голову и прикладывает к своему лбу, губам и т.д.



Некоторые полагают, что их просто дурачат, так как у кобры заранее вырывают ядовитые зубы. Однако кое-кто осматривал змей уличных заклинателей и вынужден был констатировать, что ядовитые зубы у кобр на месте и там достаточно яда для нанесения смертоносного укуса.
Факиры основывают свои действия на хорошем знании биологии и поведения этих представителей животного мира. Они знают, что яд как оружие дан змеям природой для защиты от врагов и что кобра никогда не нападает, если обстоятельства не вынуждают ее к этому.
Чтобы окончательно развеять миф о могуществе уличных фокусников, хочется упомянуть еще об одном – о так называемых музыкальных способностях кобры. Существует мнение, что под звуки флейты кобра поднимается из корзины на треть туловища и начинает покачиваться, имитируя своеобразный танец.
Действительно ли кобра музыкальна? Нет, звуки для нее недоступны. Правда, у кобры есть очень примитивное внутреннее ухо, лишенное барабанной перепонки, которое воспринимает вибрацию земной или водной поверхностей.
Покачивание из стороны в сторону заклинателя, сидящего на корточках и играющего на флейте, приводит кобру в движение. Но факир может получить тот же результат, если будет делать все то же самое, но не играть на флейте. Кобра тоже начинает «танцевать».
Вот и все «тайны» заклинателей змей, о которых говорится еще в таком древнем эпосе, как «Махавамса». В частности, там рассказывается, как в правление Гаджабаху II (1132-1153) принц Паракрамабаху с целью следить за королем послал своих людей в Полоннаруву, которые выступали там под видом укротителей змей.
Как видим, в ланкийских легендах, поверьях и традициях кобра, или очковая змея, занимает особое место по сравнению с другими представителями рептилий. Ее необычная поза с частично приподнятым телом и вытянутой головой, ее отличительная окраска и особые знаки («очки»), ее угрожающее шипение и очень ядовитые укусы, часто смертельные для людей, – все это заслужило ей славу королевы змей.
Все эти качества поражали воображение древних обитателей острова Цейлон, в частности людей племени нага, которые считали кобру посланником иного мира, представителем какой-то сверхъестественной силы, а потому и избрали ее предметом своего поклонения, пережитки которого на Шри-Ланке сохранились до наших дней.

29
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.