Кубинские приключения на табачных полях Виньялеса



Двери автобуса открылись, и я увидела, как мне радостно машет какая-то девочка. «Наверно дочка англоговорящих синьоров, которых мне порекомендовал Хорхе». – Подумала я.
На Кубе совершенно удивительным образом развита сдача квартир в аренду – за какие-то смешные деньги можно вполне прилично устроиться у кого-нибудь в доме, причем вполне официально: ваши паспортные данные запишут в специальный журнальчик и выдадут квитанцию об оплате. Причем, если вы планируете поколесить по стране, обязательно спросите хозяина своей квартиры, нет ли у него знакомых в том городе, который вы планируете посетить. Совершенно точно у него там найдутся друзья или родственники и, созвонившись с ними, он радостно сообщит вам, что вас ждет уже какой-нибудь дон Хуан, который к тому же прекрасно говорит на английском. Именно так мне порекомендовал квартиру в Виньялесе наш предыдущий хозяин квартиры из Гаваны, Хорхе.
Девочка жила вместе с мамой и малышом. Мама на английском не говорила совсем. Мое имя для семейства было слишком сложным для запоминания и поэтому, когда они звали меня к столу, они просто кричали «Чика!» (что в переводе означает «девушка»).
Надо сказать, что Виньялес представлял из себя скорее деревню – на центральной улице с деревянными домиками, помимо остановки автобуса, располагалась площадь с церковью, маленькое туристическое агентство, почта, пару забегаловок и ресторанчик. Жизнь была тиха и размерена и я даже загрустила: что же в такой дыре делать одной целых два дня!
Посмотрев на прайс в туристическом агентстве, я подумала, что это как-то неспортивно выкладывать 18 баксов за поход в горы, которые, как мне показалось, были не так уж и далеко. Поэтому я отправилась в их сторону. Вокруг меня была деревенская глубинка, которую можно увидеть где-нибудь на родной Брянщине – незатейливые домики, грядки, снующие туда-сюда куры и хрюшки. Разбавлял сельский пейзаж припаркованный у одного из домиков ярко красный Chevrolet какого-то допотопного года выпуска.



За домиками показались табачные поля, посреди одного из которых живописно проехал ковбой на телеге, запряженной двумя волами. И, конечно же, уже виднелась сама карстовая долина и холмы моготе, которые имели довольно необычную форму, называемую в народе «спины слонов». «Какая же деревенская идиллия!» - подумала я.



Мимо меня прошла босоногая девочка с собакой и стала что-то говорить про сигары, показывая на домик с соломенной крышей, что виднелся вдалеке. Видимо, там делали сигары, и она хотела меня туда заманить, чтобы я чего-нибудь прикупила. Но я как могла, объяснила, что просто гуляю.
Вдоволь нафотографировавшись, я поняла, что, собственно говоря, на том месте цивилизация как-то плавно закончилась, и передо мной виднелись только поля, да этот домик, куда ушла босоногая девочка, оставляя за собой столб пыли. Я подумала, что вариантов особенно нет, и пошла в сторону этого домика.
На крылечке сидела женщина в кресле-качалке с младенцем на руках.



Я на английском спросила, могу ли ее сфотографировать. Она закивала. А потом она на испанском, видимо, сказала, что делает сигары и спросила, хочу ли я посмотреть. Я знала, чем обычно заканчиваются такие просмотры, но домик был живописен, и мне хотелось заглянуть вовнутрь. В нем вряд ли постоянно жили, скорее домик использовался для хозяйственных нужд. Женщина быстро достала пакет с высушенными табачными листьями, разложила их на столе и ловко стала скручивать в сигары, обрезая концы ножницами. Видно было, что на этом она собаку съела. Когда шоу закончилось, женщина, разумеется, предложила мне приобрести несколько сигар. Я, как могла, объяснила, что у меня никто из родных и друзей не курит, но потом подумала, что все-таки это экзотика и глядишь, кто-нибудь и захочет попробовать такой кубинский подарок, и купила у хозяйки несколько сигар. Она осталась довольна и радостно проводила меня на крылечко.



Я уже, было дело, собралась уходить, когда приметила напротив другой домик с живописным палисадником, пестрящим цветами, и решила сфотографировать его. На пороге появилась бабушка с удивлением рассматривающая меня и мою камеру. Я с ней поздоровалась, и она мне стала что-то говорить про кофе. Я так поняла, что она его выращивала и хотела мне продать. Я сказала, что уже купила два пакета (что было правдой) и отказалась. Тогда она предложила хотя бы отведать чашечку кофе. И я не могла отказаться.
Надо сказать, что такой метод приготовления кофе я видела впервые. Посреди домика, который можно было так назвать с большой натяжкой (скорее это был сарайчик), стоял грубо сбитый деревянный стол, на котором сушился, видимо, недавно собранный в поле кофе. К столу была прилажена здоровенная старинная мясорубка, которая, как выяснилось, использовалась в качестве кофемолки. Бабуля ловко отправила туда добрую горсть кофе, а потом поправила дровишки, которые горели на другом подобие стола, и водрузила на них чашку с водой и свежемолотым кофе.



Пока кофе варился, я стала рассматривать домик. На верандочке в кресле-качалке сидел дедушка (видимо муж хозяйки, пришедший недавно с поля). Мое присутствие не вызвало у него ровно никаких эмоций и он мечтательно смотрел вдаль, покачиваясь в своем кресле и поглаживал своих собачек.



Сарайчик наполнился восхитительным ароматом свежесваренного кофе, бабушка пригласила меня к столу и мы пригубили маленькие кофейные чашечки. Кофе был отменный! Такой густой, обволакивающий… Наверно, местные детишки, уехавшие в город, когда вспоминают своих бабушек говорят «Эх, самые лучший кофе был у бабушки!»
И тут, откуда не возьмись в окошке появился тот самый ковбой, который рассекал табачное поле на двух волах. Он оказался сыном бабушки. Вот это удача! Я поздоровалась и как завороженная стала смотреть, как он распрягает волов. «Что же я сижу!» - подумала я, – «Надо фотографировать!» И схватив камеру, спросила, можно ли сделать пару кадров. Он кивнул. Я было попробовала попросить его улыбнуться, а потом не получив желаемого результата подумала: «Вот я шляпа! Это все равно, что попросить улыбнуться Терминатора. Это ведь настоящий человек земли. Такой суровый железный мужчина. Улыбка ему ни к чему».



Он вошел в дом, и я сделала пару кадров его вместе с бабушкой.



В это время с поля вернулся второй сын. Тут начался незабываемый разговор на английском, испанском, русском и языке жестов. Как я поняла, бабушка меня спросила, не хочу ли я прокатиться на лошадках вместе с ее сыном и посмотреть горы. По сути дела она предлагала альтернативу той экскурсии, что я видела в городе за 18 долларов. Я прекрасно понимала, что бесплатно ничего не бывает, и спросила, сколько они хотят за такие услуги. Она сказала 14. До этого я никогда не ездила на лошади, да и перспектива ехать в горы с незнакомым мужиком меня, прямо скажем, смущала. Как могла, я рассказала ей о своих сомнениях. Она поняла, что я струсила и дальше последовала речь примерно такого плана, ударив себя в грудь рукой, она сказала:
- Как мама тебе говорю, лошадка хорошая, спокойная! Сын хороший, спокойный! Не бойся!!!
С аргументом кубинской женщины «как мама тебе говорю» было довольно сложно поспорить, и я махнула рукой и сказала: «Ну давайте!»
Сын рассказал мне, как управлять лошадкой, провел технику безопасности и мы тронулись в путь.
Он был очень обходителен, не выходил из терпения, когда мы миллион раз останавливались, и я фотографировала, каждый раз любезно помогал мне спуститься с лошадки и забраться на нее вновь. Мы проезжали табачные поля, поля с сахарным тростником, какие-то шалаши перед которыми сушилось недавно собранное кофе. Изредка мы встречали его соседей, которые трудились в поле и махали нам рукой. Такие просторы… красная земля и горы, которые были все ближе и ближе.

 


У горы нам встретился очередной сосед моего провожатого, и пока они что-то неспешно обсуждали, я наслаждалась пейзажами.
- Хочешь подняться наверх? – спросил мой гид, – Тогда нам нужно будет привязать коней здесь. Для них подъем слишком крутой.
- Хорошо. – Сказала я.
Подъем, действительно, оказался крутым, и кое-где нам пришлось карабкаться, цепляясь руками за камни. Мой проводник помогал мне и подстраховывал, когда нужно. Вид с горы открылся живописнейший, а на маленькой смотровой площадке оказался вход в пещеру.
- Хочешь посмотреть?
Перспектива идти в пещеру с малознакомым человеком меня не прельщала, и я даже нервно сглотнула и подумала «Вот она смерть Кащеева». Но потом я вспомнила бабушку с ее «как мама тебе говорю» и то, что на Кубе самый низкий уровень преступности и, крепко сжав в руке почти трех килограммовый Canon, решила все же заглянуть. Две минуты мы шли в полной темноте, и только камушки шуршали у нас под ногами. Слава Богу, в конце пути засиял свет, и мы вышли на другой конец горы, где сидели какие-то туристы, а на соседней горе тренировались альпинисты. И я радостно выдохнула.



Путь назад был безмятежен и я просто наслаждалась открывающимися пейзажами.
Мы еще не добрались до дома бабушки, когда нам в поле встретился мужчина с волом.
- Это владелец твоей лошади. - сказал мне мой провожатый, – Поблагодари его.
- Gracias Senor! - сказала я.
- Дальше мы вместе идти не можем - продолжил мой провожатый, – Мне нужно вернуть лошадь хозяину. Мы пришли вооон от туда. - Показал он на домик бабушки, который должен был виднеться где-то там вдалеке.



Как мне показалось, домик был не так далеко, и я поблагодарила моего гида и протянула ему обещанных 14 долларов.
- Если хочешь, завтра можем съездить на озера. Приходи.
- Хорошо. – Сказала я и довольная пошла домой.
Оценив дистанцию до домика бабушки, я прикинула, что можно немного срезать, и пошла по диагонали. Но это было не самой лучшей идеей, потому что тропинки не было, и уже довольно быстро я была вся в грязи и репьях, и мне приходилось перепрыгивать через ручейки и какие-то импровизированные изгороди из сухих веток. Вдалеке из одного из домиков высунулся мужичок и с удивлением наблюдал, как какая-то странная блондинка с телеобъективом прыгает по его угодьям. «Хорошо, что я не в Америке» - подумала я, – «А то там везде таблички «частная собственность» и они ненароком и из дробовика могут лупануть по непрошенным гостям». Благо на Кубе народ был спокойный. А тем временем темнело, и я подумала: «Эко меня угораздило!». Наконец, вырулив на какую-то деревенскую улочку, под удивленные взгляды местной детворы и лай собак я радостно вприпрыжку отправилась к моим добрым синьорам.



На следующее утро, проснувшись, я поняла, что у меня жутко болят все мышцы после моего дебютного конного похода. И поэтому я решила больше не повторять таких подвигов и устроить себе неспешный день.
Неторопливо я пошла по главной улице города, которая довольно быстро закончилась, и моему взору открылись очередные табачные поля. Такие аккуратненькие грядочки, пасущиеся коровы, в общем, идиллия.



Не удержавшись, я подошла поближе к сарайчикам, которые виднелись посреди полей, чтобы сделать несколько кадров. У одного из них мне встретилась совершенно очаровательная голубоглазая девочка с соломенными волосами, которая играла с собачкой. «Ну просто я в детстве» - промелькнуло у меня в голове.



Чуть поодаль мне встретилась очередная бабушка. «Мне везет на бабушек» - подумала я, когда она угощала меня кофе и широко улыбалась, показывая свое домашнее хозяйство. Такая хорошая!



Как же тут красиво.



Пожалуй, я бы пожила у бабушки в гостях недельку. :)



Так в 2011 году по возвращении из Кубы началось мое изучение испанского языка. :-)
11
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Svetlana Suslova
0
Я тоже хочу :)
Галина Боинчану
Оч.интересно, спасибо...
Алексей Ильин
1
Да, Виньялес - очень живописное место!
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.