Кругобайкальская экспедиция "Байкал-2012"



С 29 июня по 2 сентября 2012 года на Байкале проходила комплексная кругобайкальская экспедиция организованная Дальневосточным экспедиционным центром «Белый дракон» и Приморским краевым отделением Русского географического общества (Обществом изучения Амурского края) при поддержке Администрации г. Владивосток и Фонда содействия сохранению озера Байкал.



Основными задачами экспедиции стал подсчёт постоянных водотоков (рек и ручьев) питающих озеро Байкал и этнографические исследования в вопросе «Байкальских поморов».
Огромную помощь в подготовке экспедиции нам оказал мэр города Владивосток Игорь Сергеевич Пушкарёв. Он согласился возглавить Попечительский совет Приморского краевого отделения РГО, и помощь в проведении нашей экспедиции стала его первой ласточкой в деле попечительства и меценатства, за что выражаем ему огромную признательность, так как без него наша экспедиция просто не состоялась бы.



Ещё в прошлом году, возвращаясь из экспедиции к географическому центру России, мы узнали о том, что в республике Бурятия началось движение возрождения байкальских поморов. К своему стыду стоит признаться, что об этом, когда то многочисленном субэтносе, населявшем побережье Байкала, мы практически ничего не знали. Побывав на Байкале и пообщавшись с местными жителями, мы пообещали заняться этим вопросом подробнее и обязательно вернуться на берега «священного моря».



По возвращению домой мы с головой окунулись в архивные материалы и в ходе работы столкнулись с не менее интересным фактом: разные источники называют разные цифры количества рек и ручьев, питающих Байкал. Цифра колебалась от 300 до 1100. При более подробном изучении, уже этого вопроса, мы выяснили, что последний раз, постоянные водотоки, пересчитывал известный исследователь Байкала, член Императорского Русского географического общества Ян Черский, обошедший в течение пяти лет всё побережье Байкала. Но было это 135 лет назад и за это время могло многое измениться. Таким образом, перед нами вставало уже два вопроса: «байкальские поморы» и выяснение точного количества водотоков впадающих в крупнейшее озеро России.
Сразу же по приезду в Бурятию мы отправились в Иволгинский дацан. Мы уже бывали здесь, в прошлом году, и нам очень понравилась здешняя атмосфера и ощущения прикосновения к чему то таинственному. Тогда мы попали на один из самых значительных праздников буддистов Майдари-хурал, и нам посчастливилось увидеть Пандит Хамбо ламу Даши Доржо Итэгелова, и даже прикоснуться к этому святому человеку.



В этом году мы приехали как раз к началу фестиваля посвящённого его сто шестидесятилетию и, конечно же, расценили это как добрый знак.
Вообще, надо сказать, что люди, постоянно пропадающие в различных, и, главное, длительных экспедициях очень суеверны и постоянно расценивают всё происходящее вокруг с помощью одним им известных примет, знаков и предзнаменований…
На следующий день машина унесла нас в Гремячинск – точку нашего старта. Первый закат, увиденный нами, на Байкале завораживал. Впереди нас ждали 2100 километров пути по побережью «священного моря».



Свой первый закат на Байкале мы встретили в Гремячинске, а уже на следующее утро нас ждал долгий путь вокруг священного моря, который должен закончится здесь же, но уже в сентябре. По плану, мы должны проходить в день 30-40 километров по береговой линии, но, как известно, человек предполагает, а Бог располагает. Позднее оказалось, что эта пословица как нельзя лучше подходит для нашей экспедиции, но поняли мы это гораздо позже. Пока же, мы, упаковав рюкзаки, полные энтузиазма и решимости, отправились в путь. И на первом же километре пути нас ждала первая серьёзная преграда – река Кика. Река впадает в Байкал широким устьем и представляет собой непреодолимое препятствие для пешеходных маршрутов. Форсировать её можно выше по течению, по автомобильному мосту или попросить рыбаков, что бы перевезли через устье. Мы выбрали второй вариант ещё и потому, что практически сразу же за рекой начинается достаточно серьёзный «прижим» (скальные утесы, отвесно уходящие в воду – авт.). По воде его пешком не обойдёшь, поэтому пришлось бы обходить через сопки, а это минус сутки, что было бы непозволительной задержкой с нашей стороны.



Успешно миновав Кику и скальный «прижим», мы отправились по нашему непростому, но очень интересному маршруту.
Прибрежная линия Байкала здесь, в основном, покрыта крупной гранитно-мрамарной галькой, и ходить по ней, достаточно неудобно. Но встречаются и песчаные пляжи.
Водотоки, питающие пресное «море», некрупные, но с достаточно быстрым течением. Средняя ширина здешних ручьёв 1,5-3 метра при скорости 1300-1800 метров/час. Дно каменистое.
Места здесь дикие и мало хоженые, т.к. автомобильных дорог нет. По берегу достаточно часто встречаются зимовья и избушки рыбаков, но по всем признакам видно, что посещаются они очень редко. В одной из таких избушек мы провели первую ночь, хотя я предпочёл спать на берегу, в «спальнике», т.к. с Байкала тянуло тёплым ветерком, что существенно увеличило комфорт от сна под открытым небом. Во второй день мы столкнулись с первым казусом. Несколько часов мы потратили на обход, через сопку, «прижима», обозначенного на карте, а выйдя снова на побережье и попытавшись разглядеть обойдённое препятствие, не обнаружили искомого. Встретив рыбаков, пришедших на зимовьё, мы узнали, что естественная преграда ждёт нас впереди, там, где на карте она и не обозначена. С чем связана подобная ошибка картографов не ясно, но её непременно следует исправить.



Выйдя в окрестности деревни Сухая, мы встретили рыбацкую артель и нас пригласили переночевать в тёплом доме. Единственное, от чего невозможно отказаться в походных условиях, так это от ночлега в нормальных условиях. Приютил нас местный предприниматель Виктор Петрович Костромин. Этот очень интересный человек принял нас с таким радушием и теплотой, что о его гостеприимстве мы ещё долго будем вспоминать. В разговорах с ним мы провели полночи, а уже в шесть утра нас ждал дальнейший путь.
Стоит отметить, что здесь мы просыпаемся очень рано. В шестом часу мы уже на ногах, и быстро закончив лёгкий завтрак (состоящий из кружки чая и пары сухарей), отправляемся в путь. Ходить по тайге на пустой желудок меня научили удэгейцы.
Следом за Сухой идут Заречье и одно из излюбленных мест отдыха туристов – Энхэлук. Это исконно бурятское селение живёт теперь только в туристический сезон, а на зиму жизнь здесь замирает, т.к. местных жителей почти не осталось и вся местная недвижимость занята под базы отдыха и гостевые домики. Понять любовь туристов к этой местности можно. Здешние песчаные пляжи, поросшие соснами, очень напоминают пляжи рижского взморья.
От Сухой начинается обжитый берег озера. Населённые пункты расположены не далеко друг от друга. В основном это исконно бурятские селения, хотя и перемежающиеся деревнями образованными первыми русскими переселенцами. Вражды между русскими и бурятами практически не было. Более того, и те и другие считали себя байкальскими поморами – самоопределённый термин, этимология которого до сих пор не совсем понятна. Хотя у меня есть предположение, что так стали называть людей, занимающихся ловлей рыбы, а потом они и сами стали применять это самоназвание, дабы как то выделятся на общем фоне. Как известно, некоторая вражда между земледельцами и рыбаками присутствовала всегда и практически повсеместно и каждый представитель любой из групп считает только свой труд тяжёлым, а прочих обвиняет в том, что «всё им даётся даром».



На этом участке пути уже начинают встречаться более крупные водотоки. Здешние реки и ручьи имеют более широкие русла, но и скорость течения несколько ниже. Дно, в основном илисто-песчанное. Ширина колеблется от 1 до 5 метров. Скорость 700-1300 метров/час. Между Заречьем и Энхэлуком есть горячие серо-водородистые источники, на которых выстроено некое подобие курорта (сделана капитальная купальня и небольшой душ с минеральной водой), пользующегося успехом у местных жителей и туристов. Лечат тут, в основном, заболевания опорно-двигательной системы. Мы тоже попробовали, но за два сеанса никакого положительного эффекта не ощутили.
Вообще стоит отметить, что благодаря высокой тектонической активности побережье Байкала насыщено различными целебными источниками, что, несомненно, добавляет туристической привлекательности этому району.
После Энхэлука, двигаясь побережьем Байкала, достигаем залива Провал. Этимология этого названия ужасает. Как известно, здесь в новогоднюю ночь 1860 года произошло сильное землетрясение и часть берега, вместе с несколькими бурятскими улусами, ушла под воду. Лишь только по счастливой случайности удалось избежать человеческих жертв. Идя, здесь, по берегу, чувствуешь себя достаточно неуютно. Словно бы ощущаешь, какие то, отзвуки былой трагедии.
Наконец то, достигаем дельты крупнейшего водотока Байкала – Селенги. Селенга даёт Байкалу около 30 млн. кубометров воды в год и это половина всей воды сбрасываемой в «священное море». Описать все его протоки под силу только писателю. Я же скажу проще – их количество и размах занимаемой территории поражают. Здесь находится заказник, относящийся к Байкальскому биосферному заповеднику, т.к. в этих протоках проходит гнездование многих перелётных птиц. И здесь же находится Селенгинский целюлозно-картонный комбинат. Странно, но о Байкальском ЦБК знают почти все и считая его главным врагом Байкала требуют его закрытия, а вот его брат-близнец Селенгинский ЦКК прекрасно живёт, позабытый всеми «экологами-правдорубами», которые, по всей видимости, даже не задумываются о том, что при любом ЧП на СЦКК Байкал пострадает не меньше и это предприятие несёт такую же смертельную угрозу для уникального озера внесённого в список мирового наследия ЮНЕСКО.



До села Посольское проходим ещё несколько населённых пунктов: деревни-спутники Шигаево и Мурзино (здесь расположена рыборазводная база и на следующий день её сотрудники собирались выпускать очередную партию молоди на «вольные хлеба»), Истомино и Ранжурово (где живёт верховный шаман Бурятии). В самом Посольском, расположен рыбозавод и красивейший мужской монастырь (чья церковь является старейшим каменным зданием в Забайкалье), построенный на месте убийства царского посланника, с сыном и всеми слугами, ещё во времена Ивана Грозного. Именно здесь можно представить себе, как ловили рыбу те, дореволюционные поморы, все сведения о которых пропадают после 1920 года.
Лов «закидным» неводом ничуть не изменился за последние сто лет. Лишь только лодку с рыбаками и неводом выводит в море моторный «непотопляемый» рыбацкий катер, да вытягивать невод помогает «уставшая» лебёдка, «советских» времён. Вообще же, наблюдать за процессом вытягивания невода довольно таки увлекательно.
О том, что в этой местности жили байкальские поморы, говорят не только местные старожилы, но и мемуары декабристов, проходивших через эти места.
Здесь начали встречать первые пересохшие водотоки. Русла есть, но по всем признакам видно, что воды в них не было несколько лет. Вообще, нам очень повезло с погодой. Лето было дождливым, и наполнение водотоков было приличным. Таким образом, причина их высыхания не могла быть связана с засушливым летом.



От Посольского довольно таки «резво» добираемся до Слюдянки. Трасса здесь идёт вдоль озера, и поэтому у нас нет никаких проблем на маршруте. В день проходим 40-50 км. По дороге посетили Байкальский биосферный заповедник, в котором нам очень понравилось. Нам приходилось бывать во многих ООПТ и скажу прямо, не в каждом работа поставлена на таком высоком уровне. Хочется, что бы все планы развития этого заповедника были претворены в жизнь.
Проходим по Кругобайкальской железной дороге. Увиденное здесь просто поражает. Более 400 инженерных сооружений на расстоянии чуть более 80 километров! Такой титанический труд стоит того, что бы проходя здесь помянуть добрым словом всех тех кто вкладывал силы и душу в эти грандиозные сооружения. Описать словами их очень тяжело, поэтому предлагаю каждому побывать там и посмотреть собственными глазами на величественные тоннели, ажурные мосты и «веницианские» подпорные стены. Проходя здесь начинаешь понимать величие той эпохи и сожалеть о её уходе.
Добравшись до Листвянки, мы узнаём хорошую новость – третий член нашей группы (Александр Иванов) познакомился с жителем Иркутска, военным пенсионером Николаем Даровым, который, узнав цели и задачи нашей экспедиции, предложил нам продолжить её на его катере. От нас требовалось только обеспечить его горючим. Мы, конечно же, согласились, и таким образом наша группа пополнилась новым членом и незаменимым транспортным средством.
Теперь скорость наша увеличилась. Мы шли вдоль береговой линии и приставали в местах впадения рек и ручьев в Байкал.



Пользуясь таким удобным случаем мы разделились. Двое продолжали путь по морю (уж извините, но я привык называть Байкал морем и назвать его озером язык не поворачивается – авт.), а мы, вдвоём, отправились в Иркутск, что бы рассказать жителям области о нашей экспедиции. После пресс-конференции и прямого эфира на «Радио России» мы отправились на Ольхон.
Остров оставил удручающее впечатление. Толпы туристов, горы мусора и высокие цены – вот и все впечатления, оставшиеся от «сакрального сердца Байкала».
В посёлке МРС мы воссоединились с нашими соратниками и продолжили путь.
Путь до Северобайкальска пролетел незаметно. Сменяющие друг друга мысы, заброшенные посёлки (от которых остались, в основном, одни руины) и величественная природа Байкала.
Прав был классик, говорящий, что на берегах Байкала каждый может встретить любимую им природу – от донских затонов до швейцарских Альп. Природа Байкала воистину уникальна, но всю её уникальность портят горы мусора. Казалось бы, до ближайшего жилья более ста километров, а мусор лежит. Когда же люди перестанут оскатиниваться и задумаются о том, что оставят они своим детям?
Поверьте, люди, то, что мы увидели на Байкале, пугает! Вы так привыкли к тому, что Байкал очищает сам себя, что, не задумываясь, оставляете мусор на берегах озера. Интересно, что же вы оставите своим детям? Точка невозврата близка! Ещё немного и Байкал будет убит – убит вами и возврата не будет!
Ангарский сор настолько красив, что смотреть на него можно часами, и я хотел бы прожить здесь оставшиеся годы.
В усть-Баргузине представился случай побывать на юбилее заповедника. Баргузинскому заповеднику (старейшему в России) исполнилось 95 лет. В честь этого состоялась научно-практическая конференция. На ней очень много говорилось о сохранении уникальнейшей прибайкальской природы и о состоянии самого озера. Все выступающие сходились в одном – без проявления политической воли на федеральном уровне озеро не сохранить.
От Усть-Баргузина до точки финиша нам оставалось совсем немного. Начиналась байкальская осень. По выражению старожилов озера «вода становится лёгкой и её начинает закручивать в волны». Начинается сезон штормов. Шторма на Байкале это особое событие. Начинающиеся сиюминутно и так же внезапно заканчиваясь они поражают своим напором и силой. В такие минуты становится понятно – Байкал шутить не любит.
Вообще, Байкал вызывает сложные чувства. Много говорилось о том, что он живой, но это не осознать, пока не побываешь на его берегах. Байкал велик и величествен.
Финишировали мы 31 августа в точке нашего старта – Гремячинске.
Итог нашей экспедиции: теперь в Байкал впадает не 336 постоянных водотоков (рек и ручьев), а всего лишь 297(!). За последние 135 лет Байкал потерял 41 водоток. И это печально. Причины их пересыхания предстоит выяснять нам в дальнейших экспедициях. Предварительно можно сказать, что основной причиной, возможно, является активное природопользование, т.е. вырубка лесов в водосборной зоне. И хотя некоторые лесопользователи заявляют, что ими проводятся лесовостановительные работы, хочу заметить, что на смену загубленной экосистеме (чем и являются прибайкальские леса) приходят грядки высаженных деревьев, которые не могут в полной мере восстановить систему водосбора водотоков.
В ходе нашей экспедиции нами были обнаружены два новых водотока, не обозначенный на картах. Делать окончательные выводы о постоянстве или временности данных водотоков пока рано, т.к. судя по всему им не более 3-4 лет и их надо наблюдать в различные времена года. Одному из них, мы дали рабочее название ключ Пушкарёвский (в честь штурмана Российского флота, мичмана Алексея Пушкарёва, первого составителя карты озера Байкала, незаслуженно забытого на картах и в названиях географических объектов этого озера).
Таким образом, во всех учебниках географии и открытых источниках должна, отныне, указываться новая цифра, рек и ручьев, питающих Байкал – 297.
19
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
TurCanary Роман
4
Спасибо, за интересную экскурсию. Познавательно.

ДОБРОГО Вам утра!
Сергей Саблин
Благодарю Вас! Воочию всё увидеть гораздо интереснее:)
Сергей Саблин
Благодарю!
Светлана Чанилова
а фото только у меня нет? 😢
Сергей Саблин
Во всех моих старых репортажах теперь нет фотографий, т.к. я грузил их через рекомендованный Клубом украинский хостинг, а он приказал долго жить:( Так что теперь надо загружать во все репортажи иллюстрации по новой:(
Светлана Чанилова
ааааа((( я -то думала, что только у меня исчезли фото в самых  первых публикациях
Сергей Саблин
Да уж:( Подложили нам хрюнделя:( Клуб не может собственный хостинг организовать. Позорище
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.