Крещение в Иордане



Разумеется, суть паломничества не в нахождении буквального места крещения Христа, а в том, что человек видит в том месте, к которому идёт на поклон. Ведь по большому счёту важно не место, а то, что в душе происходит независимо от места.

Экскурсовод нас сразу предупредил, что место, предлагаемое паломникам для омовения в Иордане не является тем, где Иоанн Креститель крестил Иисуса из Назарета, – оно находится в зоне палестинской автономии, а потому та часть реки, где происходят групповые обряды крещения паломников называется Ярденит.

Делает ли обряд крещения кого-нибудь хуже? Нет. Но и делает ли лучше, – определённо не всех.
Символический смысл омовения, выражаясь современным языком, это кодировка! Ты программируешь себя на начало новой – духовной! – жизни, в которой приоритет будет всегда отдаваться духовным ценностям, а не материальным.

Все ритуальные действия (как, например, обряд омовения в Иордане) ничего не стоят, если при этом ничего не происходит в душе!
Как сказала одна из паломниц: «если не будет на то воли божьей, сколько к иконе не прикладывайся, не поможет»!

Крещение это не обязательно купание или омовение. Смысл обряда крещения – духовное рождение.
Внешние ритуалы могут не дать эффекта, если ничего не происходит внутри. Главное – происходит внутри, и это преображение души!

Весь смысл паломничества в обретении способности любить, любить несмотря ни на что! Иначе не стоит и ездить сюда. Святость и есть способность любить несмотря ни на что!

Столько внешнего, ритуального, выхолощенного, сказочного, хоть за голову хватайся. Как освободиться от сказочности мифа, и нужно ли? Возможно это потому, что многие люди не хотят думать, им достаточно соблюдать ритуалы.

«Ни одна религия ничуть не хуже другой. Нет ни одной, исповедуя которую, нельзя не стать мудрецом, и нет ни одной, которую нельзя бы было превратить в бездумное идолопоклонство», – сказал Герман Гессе.

Мы живём в своём европоцентризме, ограниченные христианской догматикой, и смотрим свысока как на заблуждающихся на представителей других вероисповеданий.

Иоанн Креститель ничего нового не выдумал. Обряд освящения водой известен во многих древних религиях (например, в индуизме).

Не все после омовения преобразились. Да никогда так и не было, ни сейчас, ни две тысячи лет назад. Не все искренне покаялись, как того требовал Иоанн!

Многие вопросы так и остались без ответа. Где пребывал Иоанн Креститель, прежде чем оказался в пустыне и начал свою миссию крещение в Иордане? Как Иоанн узнал Иисуса? И почему Иисус крестился у Иоанна?

На мой взгляд, главный смысл деяния Иоанна Крестителя не в совершения крещения, а в том, что он обличал властителей, говоря правду. За это он и расстался с жизнью.
То, что делал Иоанн Креститель, и то, что мы делаем сейчас, разумеется, не одно и то же.

Невольно вспомнилось, как насильно крестили на Руси, скопом загоняя в воду, и что делали с нежелающими креститься. Нет, нельзя так выбирать религию, как это было на Руси. Вера должна быть частью самосознания народа, его истории, традиций и верований. А то, что все мы наряду с христианскими праздниками празднуем языческие (вроде масленицы), говорит о неискоренимости язычества в нашем менталитете.

Для кого-то посещение Ярденита запомнится купанием в прохладной реке в жаркий день, для кого-то крещением в священном источнике. В общем – каждому своё. Кто-то покупал тут же в магазине иконы, кто-то финиковый мёд.
Каждый вкладывал свой смысл, и находил то, что вкладывал.

Я лично хотел почувствовать, что чувствовал древний иудей, соприкасаясь с водой Иордана в момент крещения. Хотя, конечно, смысл не в приобщении к таинству двух тысячелетней истории, в постижении таинства преображения души.

Не могу сказать, что во мне что-то изменилось в результате купания в Иордане. Я нырнул и пробыл под водой больше минуты, держась за подводные камни, пока не почувствовал, что задыхаюсь. Мне хотелось ощутить грань между жизнью и смертью в отсутствии страха смерти.
Лично для меня это стало событием моей биографии, хотя я и не почувствовал глубокого духовного переживания.

После купания в реке Иордан всё кажется, с одной стороны, более обыденным, приземлённым, но с другой стороны, наполненным древним сакральным смыслом, который многие ленятся искать, полагая, что самого по себе омовения в Иордане уже достаточно, чтобы стать избранным.

Для большинства, как мне показалось, это было больше купание, нежели духовное возрождение. Но лично у меня в сознании что-то прояснилось. Пропало ощущение черноты тягостной жизни, жизнь как-то просветлела. И на памятной фотографии у меня действительно просветлённое лицо.

Некоторые считают, что крещение должно происходить в зрелом возрасте, когда человек осознаёт всю значимость этого ритуала, берёт на себя ответственность и изменяется духовно.

Меня, как и многих, крестили в младенчестве, и я, разумеется, ничего не помню. Но почему-то всегда чувствовал на себе какое-то таинство. Второе крещение произошло со мной в возрасте Христа – когда мне исполнилось 33 года. Я попал в автокатастрофу, из которой вышел инвалидом с искалеченным телом, но с преображённой душой! Об этом преображении я и написал роман «Чужой странный непонятный необыкновенный чужак».
Хорошо ли, плохо ли получилось — не мне судить. Но главное, благодаря роману я стал другим. Наверно, это единственное оправдание такому огромному количеству страниц. Если бы не роман, то со мной вряд ли произошли бы те разительные перемены, которые трудно представить, не пережив самому. Можно даже сказать, что это не столько я сотворил данную книгу, сколько она сотворила меня. Хотя, в конце концов, важно не как кто-то написал о чужой жизни, а насколько хорошо ты проживешь свою. Ведь не прочитанными, и даже не написанными книгами измеряется жизнь, но только тем, сколько раз мы любили и сколько добра принесли в мир» (из моего романа «Чужой странный непонятный необыкновенный чужак» на сайте Новая Русская Литература

© Николай Кофырин – Новая Русская Литература
1
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.