Красная пустыня Вади-Рам

Когда 20 лет назад я впервые посмотрел фильм «Лоуренс Аравийский», то был восхищён красной пустыней Вади-Рам, её красотой и глубиной. Недавно осуществил свою мечту и побывал в Вади-Рам.



Что такое вечность? – спросил я однажды. Мне ответили: представь, как на самую высокую гору раз в сто лет прилетает маленькая птичка почистить пёрышки, и в результате этого гора постепенно превращается в груду песка.
Вечность невозможно представить! Для кого-то символ вечности это круг, для кого-то – шар, для кого-то песочные часы, в которых песок постоянно перетекает из себя в себя.
Одни сравнивают вечность с океаном, другие с пустыней.
Я был очарован пустыней, когда в лучах восходящего солнца спускался с горы Моисея в Египте.

Пустыня Вади-Рам (Wadi Rum) в Иордании является национальным парком. Расположена она в 60 км от Акабы. Занимает территорию площадью 74 га.
Историки утверждают, что Вади-Рам возникла в результате разлома земной коры, из гигантских кусков гранита и разрушенных горных хребтов песчаника около 30 млн. лет назад. В её нынешнем виде пустыня образовалась в 8-6 веках до н.э., тогда она называлась Вади Ирам.
Вади-Рам была «перевалочным пунктом» для караванов в Сирию и Палестину благодаря своим источникам питьевой воды.
Горы постепенно разрушаются, превращаясь в песок. Но и сегодня самая высокая гора – Ум ад-Дами высотой 1830 метров.
С июня 2011 года пустыня Вади-Рам включена в список всемирного наследия ЮНЕСКО.

Сотрудники патруля пустыни Вади-Рам носят колоритную униформу: длинное одеяние «диш-даш» цвета хаки перехвачено ярко-красным патронташем, на поясе — кинжал, в руках — винтовка, на голове — традиционный красно-белый платок иорданских бедуинов (скуфия).

Существует ошибочное представление, что бедуины – несчастные люди, живущие в пустыне, лишённые всех благ цивилизации. Но это не так. Известный путешественник Тур Хейердал говорил:
«Счастье реже можно найти у человека, окружённого чудесами технологий, чем у обитателя пустыни или джунглей, которые по стандартам нашего общества следовало бы считать живущими в крайней нужде, далеко за чертой бедности».

Кто-то считает, что пустыня пуста, в ней нет ничего. Но это не так – в ней кипит жизнь птиц, змей, растений, и прежде всего – камней. Горы разрушаются, камни осыпаются, песок движется.

Пустыня Вади-Рам напомнила мне фильм «Золото Маккены». У наших спутников (молодой супружеской четы из Австралии) я решил узнать их мнение. Они видели Гранд- Каньон в Америке, и ответили, что Вади-Рам им нравится больше. «Гранд Каньон слишком велик, здесь всё компактнее».

Большинству туристов пустыня Вади-Рам известна в связи с личностью Лоуренса Аравийского – британского офицера и путешественника, героя Великого арабского восстания 1916-1918 годов.

Лоуренс Аравийский – он же Томас Эдвард Лоуренс – родился 16 августа 1888 года в Тремадок (Уэльс, Великобритания). Незаконный сын сэра Томаса Чэпмена, Лоуренс жил в Оксфорде, а в 1907 году поступил в оксфордский Колледж Иисуса. Там он изучал историю и археологию. Обследовав средневековые замки во Франции и Сирии, Лоуренс написал свою первую книгу «Замки крестоносцев».
Также Лоуренс участвовал в производившихся раскопках хеттского города в верховьях Ефрата, а в 1912 году – был на раскопках в Египте. Много путешествовал по Аравии, изучил арабский язык.

В январе 1914 года Лоуренс был зачислен в британскую армию в чине лейтенанта, в нестроевые части, в связи со слабым телосложением и маленьким ростом (165 см.). Поскольку он знал арабский язык, его отправили в Египет.
В мае 1916 года Лоуренсу поручили присоединиться к принцу Фейсалу, восставшему против турок во главе Арабской освободительной армии.
Лоуренс посредством диверсии помог перерезать Хиджазскую железную дорогу, снабжавшую турецкий гарнизон. Ему даже удалось взять Акабу во главе восставших арабских племён.
Лоуренс считается военным героем как в Великобритании, так и в ряде арабских стран Ближнего Востока.

Самый известный фильм в истории Голливуда, получивший 7 Оскаров, посвящён Лоуренсу. Он так и называется «Лоуренс Аравийский» (1962 год). Главную роль великолепно исполнил Питер О′Тул.

Лоуренс убил много людей (как врагов, так и друзей – в том числе кого спас в пустыне).
Его называли «человек судьбы». В боях Лоуренс получил 32 ранения, а умер в результате ДТП 19 мая 1935 года. Похоронен в Лондоне в соборе Святого Павла, там же где похоронен адмирал Нельсон.
В честь Лоуренса была названа Памятная медаль Лоуренса Аравийского, которая вручается с 1935 года «в знак признания выдающихся заслуг в области разведки, исследований и литературы».

Чтобы подробно осмотреть пустыню Вади-Рам, я, по совету знатоков, написал на сайт фирмы «Bedouin Adventures Company». Мне ответили, и мы забронировали комбинированный тур стоимостью 55 динаров с человека (1 день/1 ночь). Этот тур представляет собой сочетание переездов по пустыне на джипе и коротких походов внутри Вади-Рам.

Наш маршрут начался с посещения колодца Лоуренса. Горячий поток вытекает прямо из горы.
Потом нас привезли в каньон, где мы увидели самые старые наскальные надписи в Вади-Рам. Говорят, им более 4 тысяч лет.
Затем мы поднялись на красные песчаные дюны. Это было что-то фантастическое! Ничего подобного я не видел нигде в мире!

Потом нас привезли к месту, где Лоуренс жил во время своего пребывания в Вади-Рам. На всех стоянках бедуины угощали нас вкусным сладким чаем. Не знаю, что они добавляли, но чай этот тонизировал как энергетический напиток.

После обеда в тени каньона, пока все спали, я бродил по пустыне. Там в песке я нашёл отстрелянную ржавую винтовочную гильзу. Судя по маркировке 3\16, она, возможно, пролежала в песке сто лет. В Вади-Рам во времена Арабского восстания против Османской империи 1916 – 1918 годы велись боевые действия и находился главный штаб принца Фейсала ибн Хусейна и Лоуренса Аравийского.

Потом гид привёз нас в каньон, и мы 45 минут шли пешком, преодолевая различные препятствия. Затем нас подвезли к основанию горы, которая держит каменный мост Джебель – около 20 метров в высоту.

В конце путешествия, сидя на возвышенности, мы любовались закатом, а гид Абдулл угощал нас вкусным бедуинским чаем.

Почему пустыня кажется красивой? – часто спрашивал я себя. – Ведь это всего лишь игра дождя, солнца и ветра. Почему причудливые узоры, возникающие на скалах, кажутся прекрасными, приковывают к себе наше внимание и восхищают?

Солнце зашло, и мы поехали в лагерь. На скорости сто километров в час мы неслись по ночной пустыне на джипе, и казалось, будто я снимаюсь в каком-то приключенческом фильме.

Когда мы приехали в лагерь, расположенный в глубине пустыни Вади-Рам, нас накормили традиционной бедуинской пищей, приготовленной под землёй и песком – называется Зарб.

После ужина Абдулл угощал нас бедуинским чаем и рассказывал о Вади-Рам. Он сказал, что не верит в духов пустыни, как не верит и в инопланетян.
Сидя под звёздами, мы долго беседовали о Моисее, о пророке Мухаммеде, об Иисусе Христе, о вечности.

– Видишь кучу песка? – спросил Абдулл. – А на самом деле её нет.
– Почему?
– Одна песчинка не образует кучи песка. Если даже сто песчинок не могут образовать кучи песка, то и после прибавления ещё одной песчинки они по-прежнему не могут образовать кучи. Следовательно, никакое число песчинок не образует кучи, т. е. кучи песка нет. Это парадокс кучи песка. Если убрать одну песчинку, то это всё ещё будет куча. Если убрать ещё одну, то это всё так же будет кучей. Если мы продолжим убирать по одной песчинке, пока не останется одна песчинка, – то будет ли это всё ещё кучей?

Позже я выяснил, что Абдулл закончил университет в Аммане, историко-археологический факультет, стажировался в Каире.

Мне захотелось копнуть поглубже – ввысь. Я спросил, как Абдулл относится к идее, что Бог – это вселенский Интернет?
Как Моисей мог сорок лет водить стотысячный народ по пустыне?
Если Мухаммед увидел пророчество во сне, то что такое наши сны?
Кто мы такие для Вади-Рам? – по сроку жизни почти как «комары»?

Жизнь комара и моя в чём-то схожи, также как Солнце и пламя костра. Всё в этом мире на что-то похоже, всё отражение воли Творца. Прихоть Его в каждом вздохе Вселенной, в радуге и в моросящем дожде, в страсти и жажде любви совершенной. Кто усомнится в Его красоте? Это покажется странным, наверно, но, безусловно, что воля Его скрыта во всём, чаще нам незаметно, смысл придавая движенью всего. Мы огорчаемся, плачем, тоскуем, жаждем проникнуть в иные миры. И не понять нам причину простую, что побуждает желать красоты, что заставляет не спать до рассвета, и в темноте, лишь при свете костра, вдруг открывать в себе словно поэта и неизвестного мне мудреца.

На память о Вади-Рам я купил себе бедуинский нож. Хотел купить ещё камень пустыни, но Абдулл отдал мне его в подарок.

Я люблю камни, из каждой поездки привожу камень с памятного места.
Камни – они живые!

Чем живое отличается от неживого? Лишь скоростью обменных процессов? Грань условна. Вот и я живой, хотя кажусь неживым. Я тоже умею любить, размножаюсь, умираю, всё слышу, чувствую и даже переживаю. Мы просто по-разному воспринимаем мир: в сравнении с тобой я медленнее, муха быстрее. Всё дело в скорости реакций. Для меня твоя жизнь мультяшки, а моей жизни ты просто не замечаешь. Я живу в иной системе отсчёта. Моя жизнь тебе кажется вечностью, комару вечностью кажется твоя жизнь.

Время — иллюзия. Оно лишь эффект соотнесения различных масштабов бытия. Для меня ты подобен комару, а для Земли комар я. Ты измеряешь время годами, но возможны и другие системы отсчёта. Возьми за точку отсчёта меня, и ты увидишь, что космос гораздо старше, чем тебе кажется. Я подобен воде, которая с лёгкостью превращается в туман, я росинка, в которой отражается весь мир, и также как росинка, я молекула Вселенной: в ней и во мне миллионы микроорганизмов.

Мы, камни, некое подобие вечности, вместилище богов. Я и есть непроявленный бог. Во мне можно разглядеть, при желании, всё. Я — хранилище жизни. Всё вышло из меня и в меня возвратится. В конце концов, всё становится камнем. Исчезнет всё на этой планете, останусь лишь я. Вся твоя цивилизация построена на мне. Во мне ты нашёл железо, во мне ты нашёл энергию атома. Я основа основ. По мне можно изучать Вселенную, я чудо Космоса, я топка тяжёлых звёзд.

Я огонь, застывший огонь! Остывшая, но всё равно звезда! Видишь ли ты во мне солнце? Ведь я горю, во мне энергия огромной силы. Я целый мир неизвестной вам жизни. Я собственно и есть вселенная в сжатом виде. Взгляни, перед тобой космос. Во мне есть всё для того, чтобы появилась жизнь, появился ты. Всё во мне, и я во всём! Я такой же микрокосм, как и ты. Во мне тоже идёт процесс, я тоже дышу и тоже могу родить целый мир. Я ничем не хуже цветка, я мужчина и женщина одновременно. Я то, что ты бы назвал богом.

Когда-то я упал на эту планету и принёс на себе из космоса частицы микроорганизмов, из которых и зародилась жизнь. Благодаря мне возникли вы — люди, и вся жизнь на этой планете. Я плод истории Земли, во мне живут остатки бактерий, которым миллионы лет. Но я не только прошлое Земли, во мне и её будущее.

И Солнце когда-то станет камнем, — так умирают ежемоментно сотни, а может, и тысячи звёзд во Вселенной. Умрёшь и ты, я буду ещё долго существовать. Возможно, кто-то другой, жаждущий Откровения, присядет ко мне. Большинство, правда, проходят мимо — Истина им не нужна. За несколько столетий лишь ты один присел, только с тобой удалось поговорить. А большинство даже себя не слушают. Терзают рот пустыми судорогами, и не то что мысли, слова разумного не услышишь. А ведь я впитываю всё, что вокруг происходит. Вот и сказанное тобой запечатлено, — наш разговор стал событием Вечности».
(из моего романа–быль «Странник»(мистерия) на сайте Новая Русская Литература

Когда все разошлись по палаткам спать, я долго в одиночестве бродил по залитой лунным светом пустыне. «Лунная пустыня» – так ещё называют Вади-Рам за её ландшафт. Здесь снимались фильмы: «Марсианин», «Лоуренс Аравийский», «Трансформеры», «Последние дни на Марсе», «Красная планета» и другие.

Я гулял под звёздами Вади-Рам и беседовал с неотрывно смотрящей на меня старушкой Луной.

Что принесло моё существование Земле и людям, Миру целиком? Иль, может быть, напрасны все старанья, и все труды засыпятся песком?
Кого я осчастливил в эти годы? и был ли счастлив сам когда-нибудь? не отнял ли я что-то у природы? и стал ли сам добрее хоть чуть-чуть?
Так стало ль чище сердце и душа, или оценка только лишь слова?
Кто вспомнит обо мне благодареньем? Или никто не вспомнит никогда? Зачем тогда слова, слова, слова..!

В конце концов, зачем же я живу, и что в итоге людям принесу? В чём смысл моего существованья? чтоб счастье обрести иль наказанье?
Да и зачем, в конце концов, оно, когда, быть может, всё предрешено?

И всё же, всё же, всё же, всё же, всё же... я не могу себя не осуждать, чтобы в конце покаяться, быть может: помог я миру в чём-то лучше стать!

Спал я не в палатке, как все, а под звёздами Вади-Рам. Когда просыпался, то видел нависшую надо мной гору, сторожащую мой сон, а над горой наблюдающую за мной старушку-Луну.

Если посмотреть на человека с высоты, как на часть огромной Вселенной, человек — это ничтожная песчинка, затерянная в бесконечности, но заряжённая Божественной искрой.

Я песчинка в пустыне тысячелетий. Пришёл и уйду — никто не заметит! Какое мне дело до человечества?

Всё более ощущаю себя песчинкой в мире, всё более проникает в меня мысль о промежуточности нынешнего моего существования, о моей прошлой и будущей жизни, будто пытаюсь сделать то, что не успел когда-то.

С каждым годом всё отчетливее ощущаю огромный пласт живших до меня, в котором растворюсь после смерти, выдавленный в небытие ожидающими своего часа родиться. Всё более ощущаю себя посреди толщи времён.

Чтобы определить своё время, нужно постичь время жизни Вселенной и соотнести себя с ней. Существование человека для Вселенной — доля секунды. Но пытаться измерять время своими годами неверно. Время — это не годы, это пространство!

В пустыне как-то особенно остро ощущаешь собственную малость и даже ничтожность. На фоне этой вечности, международные отношения, экономика, политика кажутся мышиной вознёй.
Поэтому меня не интересует политика – мне интересна метафизика.

Мир пребывает в неизменном состоянии, хотя и движется, подобно реке. Всё течёт, но всё остается неизменным. Всё повторяется, но повторяется неповторимо. Всё сейчас!

Кто придумал “конечность” и как противоположность “бесконечность”? Как вообще можно определить конечность в Вечности? Где начало того конца, которым оканчивается начало?

В Библии в книге Притчей Соломоновых есть упоминание о Семи столпах мудрости (IX, 1): "Премудрость построила себе дом, вытесала семь столбов его".

«Семь столпов мудрости» – так называл свои мемуары Лоуренс Аравийский – беллетризованные воспоминания о своей шпионской и диверсионной деятельности во время арабского восстания в 1916—1918 годах.
Лоуренс был шпионом, но описывал пустыню как поэт и художник. Он называл Вади-Рам "богоподобным гортанным простором".



P.S. Читайте продолжение моего рассказа об Иордании: «Петра – путешествие в чудо», «По следам пророка Моисея», «Где Иоанн крестил Иисуса», «Загадка Иордания» и др.

© Николай Кофырин – Новая Русская Литература
2
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.