Коряки — живой голос Камчатки




— Навага не хочет играть в бубен, потому что она глупая, а камбала не хочет, потому что она плоская, да и глаза у нее в разные стороны..., — переводит для нас старинную корякскую песню Лидия Иннокентьевна Чечулина — ну, это очень длинная песня, а я вам лучше еще другие спою.

Лидия Иннокентьевна — самая настоящая представительница береговых коряков, некогда густо населявших северную часть полуострова Камчатка. Будучи ребенком, Лидия Иннокентьевна воспитывалась в традициях своего народа, и прожила все детство на берегу Берингова моря в небольшом селе Анапка.



Слово «коряк» в переводе означает «сущий с оленями» или «владеющий оленями». По одной из версий так коряков впервые назвали русские казаки еще в конце 17-го века, услышав это слово от их соседей юкагиров.

Две ветви — одно происхождение



Существует две основные ветви коряков: береговые оседлые и тундровые кочевые. Первые называли себя «намалан», что переводится как «житель селения», или приморский житель«анкалан», а вторые позаимствовали свое название «чаучу» у своих соседей чукч, что переводится «богатый оленями». Этнографы предполагают, что тундровые коряки отделились от береговых, когда в годы плохого улова мужчинам нужно было надолго уходить вглубь полуострова на оленью охоту. Так началась кочевая жизнь у коряков и одомашнивание оленей.



Наша собеседница вспоминает, что в свободное от школы время они с бабушкой часто ходили в тундру собирать целебные травы и ягоды, а по праздникам вся семья собиралась у очага и кто-нибудь из старших пел родовую песню или рассказывал сказку про создателя и проказника Куйкынняку.

Бога ворона Куйкынняку традиционно почитают в разных уголках Дальнего Востока: у ительменов это Кутх, у кереков — Кукки, а у Чукч — Куркыль. Бога ворона знают даже эскимосы и северо-западные индейцы. О родстве этих народов ученые спорят по сей день, однако общая мифология указывает на определенное сходство. Многие ученые считают, что коряки и другие народы Дальнего Востока пришли в этот регион с Восточной Сибири более 15 000 лет назад. Далее переселенцы разделились: одна часть осталась на материке, а другая по тонкому ледяному перешейку отправилась на американский континент — так и появились северо-американские индейцы. Эта теория только начинает подкрепляться результатами генетических тестов, которые активно проводят в последние два десятка лет, но перед наукой стоит еще слишком много вопросов.


На карте реконструкция ранних миграций народов по данным исследований ДНК: зеленая стрелка, ведущая из Евразии в Америку, указывает путь древних предков современных дальневосточных народов и индейцев.


Одежда: от рождения до смерти



Надевая традиционную одежду, выполненную из оленьей шкуры и меха, Лидия Иннокентиевна словно переносится на сотни лет назад, во времена, когда ее сильные и мужественные предки отправлялись в тяжелые морские походы на добычу лахтака или другого морского зверя.



Издревле коряки шьют одежду из шкур и меха оленя. Береговые коряки для этих целей также использовали шкуры морских зверей и рыб. Например, из рыбьих шкур получался довольно прочный дождевик под названием камлейка. Любую одежду коряки всегда украшали узорами, выполненными из меха пушных зверей. Орнаменты и узоры на одежде почти всегда имеют определенную символику и защищают от разных болезней и злых духов. Рисунок на одежде может даже просто изображать горы, реки, тундру или родное стойбище.

На Лидии Иннокентьевне длинная глухая рубаха из шкур оленя кухлянка, которая входит в обязательный комплект корякской традиционной одежды. Женщины также на зиму шили себе двойной комбинезон керкер из оленьего меха, поверх которого обязательно надевалась теплая зимняя кухлянка.


На фотографии традиционные зимние меховые «валенки» - торбаса, подошвы которых делаются из шкуры нерпы или моржа. Бисер на Камчатку завезли русские казаки


Коряки всегда мудро использовали дары природы, — рассказывает Лидия Иннокентьевна, доставая из холщового мешочка какой-то мох. — Раньше детям с младенчества из шкур оленьих телят шили меховой комбинезон, в который подкладывали вот этот вот мох вместо памперсов, и у малышей никогда не было никаких опрелостей. У комбинезона была специальная застежка между ног, так что менять мох было очень удобно.


На рисунках, опубликованных в труде известного этнографа В.И. Иохельсона, слева направо изображены: мужчина в зимней кухлянке, дети в комбинезонах с застежкой для смены мха, и женщина в зимней одежде, несущая ребенка традиционным способом при помощи головной лямки. Такой кочевой способ переноски тяжестей археологи также обнаружили в рисунках индейцев древней Мексики.


Каждый коряк в течение всей жизни шил себе погребальную кухлянку, которую наспех дошивали родственники человека только после его смерти. Дошивать погребальную кухлянку самому — плохая примета.

Корякская кухня



Звучит бубен и мелодичный голос уносит благодарных слушателей все глубже и глубже в вехи времен, которые уже давно канули в лету. А пока мои мысли блуждают в далеком прошлом голос Лидии Иннокентиевны возвращает меня к реальности:

— Вот, попробуйте лепешечки из муки. Раньше у нас ее не было, а с приходом русских появилась, и мы ее потихоньку стали применять, — наша радушная хозяйка яранги ловкими движениями управляется с раскаленной на огне сковородой, припевая ритмичную корякскую песню. Язык очень мелодичный и, на первый взгляд сложный. — И вообще раньше у нас не было ни сахара, ни соли, жили как-то без хлеба, ели юколу, кашу-толкушу...у моей бабушки в 112 лет зубы были все целые!



Рыба свежая и вяленая на солнце (юкола), а также вареное оленье, лахтачье, а иной раз и китовое мясо — вот основная пища малочисленных народов Камчатки. Костный мозг, почки, хрящи, сухожилия, жир, и даже личинки, живущие в шкуре оленя — всё поедалось с большим удовольствием в сыром виде сразу после разделки туши.

Как и их прародитель Куйкынняку, коряки всегда любили ягоды, различные травы и корешки, которые использовали для приготовления каши-толкуши. Рецепт каши прост и незатейлив: порошок из кипрея (иван-чай) смешивается с различными ягодами и растопленным нерпичьим жиром, молотой икрой или любой другой рыбой. А вообще, коряки издревле очень неприхотливы и умеренны в еде.


Балаган или по-другому — юкольник. Здесь был летний склад на сваях (чтобы медведи не добрались до припасов), а на деревянных балках под балаганом сушили аккуратно разделанную рыбу.


Корякский дом в тундре и на берегу



На улице задувает сильный ветер, но нам совсем не холодно: мы сидим на шкурах в теплой яранге вокруг горящего очага. Не смотря на то, что на дворе уже почти май, весна еще не успела ступить на полуостров.


Яранга в этническом стойбище «Кайныран», где мы и познакомились с Лидией Иннокентьевной, сейчас покрыта простым брезентом, так как наружные шкуры сильно износились. Это летний вариант жилья, но в ближайшем будущем хозяева этнокультурного центра надеются закупить новые теплые оленьи шкуры.


В ярангах, как правило, жили кочевые коряки, а у приморских жителей дом был построен более основательно.

Для начала давайте немного разберемся, чем яранга отличается от ненецкого чума или, к примеру, от кочевой среднеазиатской юрты . Яранга по строению похожа на юрту, но обычно она меньше по размеру, так как отапливать помещение в холоде намного сложнее, чем при сравнительно мягкой степной среднеазиатской погоде. Отличается также покрытие: юрта как правило покрыта войлоком, а яранга шкурами оленей. Яранга также похожа на чум, но ее конструкция сложнее и массивнее. Ненецкий чум легко собирается, перевозится, и очень быстро полностью согревается очагом. В яранге же самым теплым местом является спальня или полог — небольшое квадратное помещение, целиком накрытое шкурами мехом внутрь, куда на ночь забиралась вся семья. Внутри зажигали светильник на основе тюленьего жира — «жирник», и тогда в пологе становилось настолько тепло, что даже в самые лютые морозы хозяева могли спать без одежды.


Слева направо: чум, яранга и юрта.


Береговые коряки издревле строили полуподземные бревенчатые жилища необычной формы. У деревянного дома есть зимний (верхний) вход на крыше, который также служит дымоотводом, и летний (нижний) вход, ведущий с улицы через сени. Ближе к зиме летний вход полностью засыпается снегом и тогда в жилище можно попасть только спустившись по лестнице через верхний вход. Лестница скорее напоминает столб со множеством отверстий для ног. Этнографы считают, что подобные полуподземные дома были изобретены гораздо раньше яранги, но, к сожалению, в современном мире эти постройки можно встретить только в музеях.

Обычай строить землянки встречается также у чукч, северо-западных индейцев, эскимосов, айнов. Остатки подобных строений были найдены также на Сахалине, в Гренландии, и даже на берегах Ледовитого океана. По-видимому, много тысяч лет назад схожий климат и условия жизни способствовали такому широкому распространению именно этого типа жилища.



Ближе к современности культурные грани внутри самого народа стали размываться, и теперь именно яранга является олицетворением родного и любимого дома для любого коряка.

В Советском союзе коряков переселили из родных жилищ в специально организованные поселки, где обязательно была школа и больница.

Молодая письменность



В начале 30-хх годов 20-го века на основе латиницы была создана корякская письменность, а впоследствии язык стали записывать русским алфавитом. Благодаря этому появились корякские литераторы, такие как Кецай Кеккетын, а чуть позже и Коянто, усилиями которых широкая общественность глубже узнала культуру и обычаи этого древнего народа, проникла в его мысли. Но начиная с 50-хх годов 20-го века корякский язык исчезает из образовательной программы камчатских школ. Это дурно повлияло на дальнейшее развитие литературного творчества и привело к тому, что родной язык стал потихоньку забываться среди молодежи, но такие люди как Лидия Иннокентиевна берегут родную культуру и всеми способами стараются передать ее молодому поколению.

Знаете, а ведь Лидия Иннокентиевна у нас самая настоящая звезда, руководитель ансамбля, общественный деятель и большой специалист! — чуть позже рассказала нам Ирина, хранитель этнического стойбища «Кайныран». — Лидию Иннокентиевну зовут даже заграницу, чтобы она помогала их специалистам изучать корякский язык. Вот недавно она вернулась из Японии, куда ее регулярно приглашают как консультанта для составления корякско-японского словаря. Они там очень интересуются культурой народов Камчатки.

А вот как звучат корякский язык вживую:



На видео Лидия Иннокентьевна исполняет для нас ритмичные корякские песни и сказки, одна из которых ее родовая мелодия.

Собака — закадычный друг



Ирина показывает нам стойбище и рассказывает о необычной и очень выносливой породе собак-камчадалов. «Кайныран» это еще и питомник ездовых собак, которые не просто возят всех желающих, а еще и участвуют в легендарной гонке каюров (погонщик собак, запряженных в нарту) под названием «Берингия».

У нас есть свой собачий «детский сад». Здесь мы растим будущих чемпионов. Ездовые собаки счастливы, когда везут упряжку, так как у них природная потребность в беге с нагрузкой. Каждая собака в питомнике уникальна, у всех свой характер: кто-то шалит, кто-то с детства становится вожаком, а кто-то все время прячется за мамку. Мы очень хотим возродить традиции камчатского собаководства, ведь наши предки не мыслили жизни без собак. — Вдохновленно рассказывает Ирина.А вот здесь у нас живет полу-волк. Его нам подбросили еще щенком. Посмотрите как он к вам ластится, подставляя спину, видите? Заискивает, пытается найти контакт. Это такая волчья привычка,— объясняет Ирина.



Собака на Камчатке животное не просто почтенное, а мистическое. Коряки верят, что собаки охраняют вход в царство мертвых. Плохо придется тому, кто при жизни плохо обходился с собаками, а потому коряки своих питомцев издревле оберегают, хорошо кормят (преимущественно рыбой) и воспитывают исключительно лаской.

Ездовые собаки отличаются особенной преданностью своей стае, особенно стоя в упряжке,— продолжает Ирина — вот и наш знаменитый Агат наглядный тому пример. Во время одной из гонок у него на лапе началась гангрена. Несмотря на то, что мы собак очень бережем, надеваем им специальные носочки во время бега, все равно бывают такие случаи...— Ирина поглаживает гордого Агата, у которого, к слову, все четыре лапы на месте. — Мы решили оставить Агата в ближайшем по пути селе и забрать его на обратном пути, оставив деньги ветеринару на лечение, но когда упряжка двинулась в путь, то Агат, услышав вой своей стаи, просто напросто перегрыз веревку и вернулся к нарте. И что вы думаете? Его даже пришлось иной раз ставить в упряжку, так как он совершенно не желал ехать сидя в нарте. — с содроганием вспоминает Ирина. — Мы постоянно смазывали ему лапы специальными мазями и, как оказалось, бег по чистому снегу пошел ему на пользу. Мы так счастливы, что все закончилось хорошо!


Агат — типичный представитель камчатской ездовой собаки


10 особенностей коряков, безвозвратно ушедших в прошлое



1. Названия месяцев в корякском языке были продиктованы самой природой. Например, первый месяц года — декабрь назывался «месяцем холодных ветров», февраль — «месяцем ложного вымени», а ноябрь — «месяцем течки горных баранов». Сейчас коряки пользуются тем же календарем, что и все жители России.

2. Коряки были выдающимися воинами. В частности, приморские коряки были прекрасными стрелками из лука. Эта особенность объясняется тем, что в древние времена корякам постоянно приходилось воевать со своими соседями чукчами за обладание оленьими стадами. Подчас войны были кровопролитные и масштабные. Начиная с конца 17 века коряки стали отчаянно сопротивляться казакам-завоевателям. Оборона держалась вплоть до середины следующего века. После покорения русскими Дальнего Востока между коренными народами воцарился мир. Сейчас старые луки и стрелы передаются от поколения к поколению как семейное достояние.

3. В прошлом корякские мужчины иногда употребляли сушеные мухоморы в качестве опьяняющего средства. Алкоголь появился только с приходом русских, и, тем не менее, многие коряки продолжали употреблять именно мухоморы, так как последствия от них, такие как похмелье, не настолько болезненные, как от водки.

4. Коряки татуировали лицо, протягивая под кожей иглу с ниткой, смазанной жиром и углем. Так татуировались и женщины, и мужчины в качестве особой защиты в глубокой древности. Например, женщины верили, что татуировка в нескольких полос вдоль носа поможет от бесплодия.

5. Коряки — искусные умельцы, кузнецы, камнерезы и даже скульпторы. Фигурки, которые коряки делали из костей животных и моржового клыка, отличаются особой живостью и художественностью. Особенно развито искусство было у береговых коряков. Изобразительное искусство живо до сих пор, а вот ковать оружие и делать наконечники для стрел корякам уже не приходится.

6. Коряки издревле были целомудренным народом. Раньше у девушек до замужества не должно было быть никаких отношений с мужчинами: запрещалось даже дотрагиваться до незамужней девушки, а если юноша попросил у нее, к примеру, принести ему попить воды, то родственники девушки могли принудить кавалера вести ее под венец. Сейчас настолько строгие нравы уже ушли в прошлое, но целомудрие до сих пор в цене.

7. Корякские женихи отрабатывали невесту от полугода до трех лет. Да-да, мало того, что любимую девушку было не обнять без осуждения, так еще и надо отработать у ее родственников. Молодому человеку всерьез решившему жениться приходилось пройти серьезное испытание на выносливость, настойчивость, ловкость, преданность и усердие, выполняя самую сложную и грязную работы в течение длительного времени. Живя в доме будущего тестя юноша мог видеть будущую жену только после того, как ее отец скажет, что отработка окончена.

8. Юноша не мог получить невесту без борьбы. И вот период отработки окончен, но здесь на плечи корякского юноши ложилось новое испытание: поймать невесту, разрезать ее глухой комбинезон и схватить за половые органы. Невеста должна была отчаянно сопротивляться будущему мужу, что доказывает ее невинность. Сопротивление могло длиться от нескольких часов до нескольких недель. Если жених не нравился невесте, то ей помогали прятаться ее родственники и друзья.

9. Очаг считался главным покровителем семьи и был под строгим табу для посторонних, также, как и родовой бубен.

10. У коряков существовало многоженство и многомужество. Полигамные союзы, как правило, образовывались если погибал кто-то из родственников. Например, если умер старший брат и у него осталась жена, то она переходила в жены младшему брату. Если такая жена была слишком стара, чтобы иметь детей, то мужчина брал в жены молодую женщину. Тоже самое касается и многомужества. Обычай наследовать жен или мужей тесно связан с родством нескольких семей и прекращением кровной мести. Удачно заключенный брак между выходцами из враждующих родов мог положить конец длительной вражде не только на земле, но и среди усопших предков. Таким образом, наследование жен и мужей не давало оборваться связи между родами. Бывало и так, что по тем же причинам коряк, например, после смерти жены ехал в ее родную деревню, чтобы жениться на ее родственнице.

Познакомившись с культурой коряков поближе понимаешь, что им удалось пронести свою самобытность сквозь вехи времен. Какие-то обычаи несомненно отошли на второй план, уклад жизни стал более современным, но традиции их живы. А если посмотреть на шкалу численности корякского населения России, то становится ясно, что с начала 20-го века коряков не стало меньше, а потому есть надежда, что впереди этот народ ждет только лучшее.
17
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Екатерина Полякова
Спасибо за интересный экскурс!)
Татьяна Борисова
Рада, что понравилось! :)
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.