Киндер-Закавказье. Армения

Казалось, все было против этой поездки. К последней неделе мая исключительно по внутреннему ощущению мне нужно было присутствовать в любом из десятка городов от Кубани до Сибири, но только не в жарком дождливом Закавказье.

Но — обещал же ребёнку трип, надо делать.

Последним предупреждением отчаявшаяся природа сбросила миллион тонн селевой грязи на погранпереход Казбеги-Верхний Ларс, перекрыв нашу единственную бюджетную дорожку возвращения домой.

— А с армянскими штампами в Азербайджан вас не пустят — угрожающе гудели форумы. Впрочем, на раздумья о способе и маршруте возвращения еще было 10 походных дней.



Переломить нервозное, если не сказать паническое настроение получилось у компании Донавиа, пересадившей всех обладателей платинового ко-брендингового пластика Аэрофлота в бизнес-класс. Полтора часа полёта пролетели под шампанское, коньяк, клубнику и разговоры — благо, в салоне пребывало три с половиной человека и полноценная чихуахуа.

Хозяйка собачки вызвалась подбросить нас до хостела. Приятно, что с подобным предложением на выходе обратились и другие пассажиры — такси в Ереване, кажется, совсем не к месту.

По плану на Армению отводились сутки — отоспаться, по утру без рюкзаков прокатиться до Вагаршапата, заглянув коротенько в Звартноц. Взять вещи и уехать в Гюмри, чтобы к вечеру пересечь границу Грузии.

Но — подлая работа достала таки и в Ереване. Пришлось задержаться на три ночи, привязавшись к жилью, розетке и вайфаю.



Впрочем, ни разу не жалею о такой задержке. Появился отличный повод поподробнее рассмотреть Ереван, заметно, весьма заметно похорошевший с момента прошлого визита в 2010-м.

Город отмыли, озеленили, украсили. Избавили от надоедающей пыли. Но более всего бросалось в глаза количество туристов — таких толп народа с рюкзаками, картами, камерами наперевес ожидаешь от майской Красной площади, но не от экзотической, казалось бы, Армении.

Плюс — май в Ереване — сезон севанских раков. В самом пафосном супермаркете килограмм свежего усатого деликатеса продается за 200 рублей. Но кто же станет брать килограмм, проживая в многонациональной тусовке хостела?

Тон задали австралийцы, закупив шесть кило и загрузив работой слабенькую электроплитку с вечера до рассвета. В процессе подтянулись американцы и казахи, последние выступили спонсорами в области пива и гранатового вина. Ребята с ресепшена подогнали сыра. И понеслось.

Трое суток практически без перерыва хостел хрустел, трещал, чавкал и причмокивал. Когда раки заканчивались у постояльцев, в процесс включались хозяева, подгоняя к завтраку огромные пакеты еще теплых красных красавцев.

Удивительно, что в бесконечном раковом безумии удалось не только сделать работу, но и посмотреть близлежащие храмы.

Первым делом — грандиозные развалины Звартноца. Огромный храм простоял всего триста лет, с 7 по 10 век нашей эры и, вполне традиционно для Армении, был уничтожен землетрясением.



То, что можно увидеть сегодня — восстановленный из обломков первый (из трех) ярус колоннады и части реконструированных стен.

Звартноц — одно из самых притягательных мест страны для фотографов. Во-первых, прямо над колоннадой в ясную погоду нависают снега Арарата. Во-вторых, взлёт и посадка самолётов в международном аэропорту Еревана — носящего, кстати, название «Звартноц», проходит в паре километров от храма. Особенно грандиозно смотрятся посадки — мы успели посмотреть глазами, но не успели расчехлить камеры. Осталось дожидаться куда менее эффектного взлёта.



С Араратом тоже не свезло — он был, и был постоянно, но в дымке сливался с облаками. Наслаждение для глаз и трагедия для съёмки. Ребёнок, впрочем, на цифровой зум смог снять и вершинное плато, и ледники.



Вершина Большого Арарата в дымке.



Территория Звартноца внесена в списки всемирного наследия, а потому неплохо ухожена и весьма толково организована. Подробные информационные щиты на каждом объекте раскопок — а помимо храма здесь были и дворец, и церкви, и баня и куча жилых строений. Небольшой музей с хранилищем наиболее ценных элементов конструкции.



О величине храма можно судить по каменным глыбам, упавшим с купольной части — забравшись на кусочек, отколовшийся от купола, оказываешься на высоте начала второго этажа конструкции.

От Звартноца любая попутка подбросит в Вагаршапат. Вернее, Эчмиадзин, как называют город местные жители — по названию знаменитого монастыря, расположенного в самом сердце города, главного религиозного центра Армении.



Территория монастыря заполнена выпускниками — попали на день последнего звонка. В самих храмах — не протолкнуться. Погуляли по территории.



Эчмиадзин — резиденция католикоса армянской апостольской церкви. Обладает весьма впечатляющей сокровищницей, которая помимо старинной церковной атрибутики хранит ряд общехристианских святынь вроде кусочка ковчега и наиболее близкого по исторической датировке варианта копья Лонгина.



И на территории монастыря, и за её пределами можно встретить хачкары — как старинные, так и недавно вырезанные.



О роли Эчмиадзина в жизни армян почти столетие назад великолепно написал С. Кондурушкин — отрывок на страничку, но добавить к нему и сегодня абсолютно нечего.



аже советская власть не смогла причинить Эчмиадзину вреда — территория была пополнена жилыми постройками, но древние стены сохранились.

Внеплановое зависание в Ереване помимо гурманистических удовольствий принесло и немалую практическую пользу — все три дня Армению заливали ливни. Двигаться в такую погоду планируемым автостопом практически невозможно — кому нужны промокшие попутчики и грязные рюкзаки?

На четвертые сутки выглянуло солнышко. Пора в путь.

Маршрутки до Гюмри отправляются не с автостанции Еревана, а с железнодорожного вокзала — и то, не с центральной привокзальной площади, а с тыловой, попасть на которую проще всего по тоннелю.

Пока ждали наполнения, толкались в столичных пробках, ползли по холмам, солнечное небо заполнилось тучами. На въезде в Гюмри пошел очередной ливень. Не повезло.

Час выжидали на автостанции. Маршрутки в сторону грузинской границы разъезжаются к обеду. Значит, дальше только автостоп. Ночевать в Гюмри нет ни возможности, ни желания.

Тучка ушла — прогулялись по умытому центру. Город разительно отличается от нарядного Еревана. Казалось бы, землетрясение, сравнявшее Ленинакан с землей, было 25 лет назад — а ощущение разрухи не покидает.



На центральной площади достраивают главный храм города. Стихия разрушила его почти полностью — осталась пара стен. В возможность восстановления не верилось, и только упорство архитектора позволило поднять церковь из руин.



Изрядно выцветшая доска наглядно иллюстрирует трагедию храма. Впрочем, если посмотреть снимки Ленинакана 1988-го, фрагменты храмовых стен — едва ли не единственно уцелевшие кусочки зданий на площади.



Фото из интернета — на заднем плане хорошо узнаваемые развалины.



Перед храмом — памятник. «Жертвам безвинным. Сердцам милосердным».



Оставленные на память каменные купола, рухнувшие с башен.



Даже небольшой сквер на площади до конца не достроен.



Общее ощущение от центра города — где не базар, там стройка. И наоборот. В жилых районах, впрочем, все понаряднее.



Храм в районе небольшой пешеходной улицы — восстановленный и действующий. И лишь купола как напоминание.

Закупаем немного еды. В кошельке остается последняя купюрка в тысячу драм. Менять валюту нет никакого смысла — мы намерены покинуть Армению в ближайшие часы. Остаётся выбраться из города.

Тысяча драм — всего сто рублей, но первый же таксист везет нас далеко и долго по микрорайонам до ключевой развязки шоссе, уводящего в сторону «грузинской Армении» — района Ахалкалаки. Редко используемый путешественниками погранпереход выбран по причине близости Вардзии — первого пункта грузинского маршрута.

Приходит время проверить, что принесет нам автостоп? Ставим рюкзаки, и даже не успеваем поднять руку.



Пять машин на коротком отрезке в 40 километров, практически без ожиданий и пеших переходов. План работает. Закат встречаем с видом на зелёные грузинские горы.
13
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Alex Fedorov
2
Очень рад, что восстанавливается храм в Ленинакане (сейчас - Гюмри, но он для меня, навсегда останется Ленинаканом), помню тот декабрь 1988 года, я тогда служил там в армии, храм был разрушен почти полностью. Спасибо автору!)))
Сергей Кудряшов
Они молодцы, делают просто невозможное. И ведь никакой гарантии, что беда не придет снова.
Alex Fedorov
2
Да Сергей, сейсмически активная зона, так что, никаких гарантий...
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.