Катманду многоликий



Непал - это моя первая Азия, которая останется в моем сердце навсегда.
Когда моя коллега спросила, что меня больше всего поразило, то я даже не смогла ей ответить на этот вопрос. Меня поразило либо всё, либо ничего. Всё - потому что, на самом деле, это совсем другой мир, а ничего - потому что я в этом другом мире очень органично существовала, воспринимала все так, будто это обыденность. И именно поэтому меня ничего и не поражало, потому что было четкое ощущение, что всё в порядке, так и должно всё быть.



Катманду - это чистое средневековье. В центре столицы нет уличного освещения, толстые пучки проводов свисают над улицами, и по ним весело скачут обезьяны. Ночью улицы освещены либо светом от фар автомобилей, либо светом из окон. Но с окнами тоже проблема, потому что по всему Непалу веерные отключения электричества, в каждом отеле есть расписание отключения света, которое каждый день разное.



Но зато с художественной точки зрения сами окна в Катманду просто прекрасны. Маленькие резные оконца, из темноты которых виднеются улыбающиеся лица непальцев, медленно протягивающих тебе "Намастеее" - это одна из ярких картин и визитных карточек этого города. Во всяком случае, для меня.



Как бы ни были эти окна прекрасны, но они все в пыли, а по дому может идти трещина во всю стену. Жилое помещение может быть всего один квадратный метр, а живут в этих помещениях до тех пор, пока оно само не развалится. Тогда жители собирают кирпичи от развалившегося здания и строят из них новое жилье. Могут построить половину дома и уже заселить жильцами, а во второй половине еще только стены собирать.



Отсутствие мало-мальски дорожного покрытия не мешает оживленному уличному движению. В центре Катманду на улицах нет тротуаров, прохожие идут вперемешку с многочисленными велорикшами, мотороллерами и крохотными легковыми автомобильчиками. И я не буду говорить про жуткую какофонию из гудков, потому что это Азия.



Наверное, начало у меня какое-то мрачное получилось. Но я все это рассказываю не потому, что хочу отпугнуть или очернить эту прекрасную страну. Я говорю это, потому что это действительность, которая придает неповторимый колорит этому городу. И я его люблю и за это тоже.



Потому что на фоне всего этого хаоса из каждого угла слышатся звуки "Ом-мане-падме-хум", отовсюду слышишь запах ароматических палочек, все женщины нарядные, а дети и старики - счастливые, Шива глядит на тебя с грузовика и с храма, старинные резные храмы, золотые колесницы, белые ступы и развивающиеся по ветру разноцветные флажки, голуби, коровы, обезьяны - все это части одного целого, это частички тебя самого.

 

 


Все подчинено многовековым традициям, тут время будто замерло много веков назад и вытесняет всякие признаки цивилизации. Ничего, кроме уважения и трепета это не вызывает.

 


Это спокойствие и умиротворение - они, видимо, заразительны. Все ужасы храма-крематория Пашупатинатх не оправдались. Нет там жуткого запаха зажаренного мяса, там есть просто запах костра и едкий дым. Нет ужаса от увиденной картинки, есть тлеющие тела, есть омовение умершего родственника и есть зрительный зал, из которого чужие люди наблюдают за чужими похоронами. В Непале и других странах Азии стараются сжигать умерших родственников в день смерти, потому что в этих странах слишком жарко и тело может начать разлагаться очень быстро.

 


Еще одна поразительная вещь - это дом престарелых возле входа в храм Пашупатинатх. Часто туда старички приезжают по своей воле, чтобы умереть именно тут, потому что обряд похорон в водах священной реки Багмати считается самым желанным для правоверных индуистов и буддистов.



Старички в основной своей массе бодрые, кто-то прядет, кто-то метет. По центру комплекса - четыре ступы с вездесущими лингамами, а по периметру - покои. Никакой обреченности и печали там нет, поэтому тяжелого впечатления от посещения комплекса у меня не возникло. Гораздо больше произвела впечатление какая-то передача (наверняка на "Моей планете"), в которой брали интервью у жителей этого дома. Некоторые бабушки там жили почти 20 лет в ожидании смерти и даже завидовали тем, кто уже ушел. Глядя на такое спокойное отношение к смерти, тоже начинаешь верить в то, что это всего-навсего переход в другое состояние, переход к новой жизни в бесконечном цикле перерождений во искупление своих грехов.



А еще в Непале много народностей, у каждой из которых свое предопределенное занятие в жизни. Почти как касты. У каждой народности свои национальные костюмы и свой язык. Поэтому нужно понимать, что национальности "непалец" не существует, житель Непала обязательно принадлежит к одной из народностей.



Вы, наверняка, за свое путешествие познакомитесь с неварами, гурунгами и шерпами. Невары - это почти все, кто живет в долине Катманду. Они хорошие ремесленники и торговцы. В этом можно убедиться, глядя на многочисленные сувенирные лавки. Их язык считается одним из самых сложных языков в мире. Гурунги - это тибето-бирманцы, которые в основной своей массе живут в горах, вокруг хребта Аннапурны. Помимо того, что они земледельцы и животноводы, очень много гурунгов служит в армии, в специальных гуркхских полках. Если вы пойдете в горы (а будучи в Непале не побывать в Гималаях - непростительно), то обязательно попробуете там хлеб "гурунг". Конечно же там, в горах, вы познакомитесь и с шерпами. Это тоже горная народность, выносливые и сильные люди, которые часто помогают альпинистам доносить тяжелое снаряжение до базовых лагерей и горных вершин. Самый известный миру шерпа - это первый покоритель Эвереста Тенцинг Норгей.



Но, пожалуй, самыми яркими среди всех являются уже упоминавшиеся мной гуркхи. Это самые серьезные люди в Непале, вселяющие страх и трепет. Они воинственные, храбрые, преданные, выносливые, сильные и даже агрессивные. Армия, полиция и прочие воинские подразделения Непала - это они. С ними лучше не спорить, а лучше вообще не встречаться. Фотографировать их нельзя, зато им можно всё после наступления комендантского часа. Мы видели, как поздно вечером полицейский начал избивать дубинкой торговца наркотиками. Они могут забить человека до смерти, если застали его в комендантский час за правонарушениями. Туристов они не трогают, но по королевскому дворцу-музею за вами может незаметно ходить человек с автоматом и указывать, в какую сторону лучше не идти. Могут остановить автомобиль на дороге и долго светить туристу фонариком в лицо, наверное пытаясь увидеть там все государственные тайны. У самих же гуркхов лица непробиваемые, я не видела ни разу улыбок на их лицах. Тем не менее, в одном из кафе Покхары хозяин нам рассказал, что он гуркха, но решил заниматься любимым делом. Семья, правда, отреклась от него.



Катманду для меня очень сакральный, несмотря на шум, суету и грязь. Катманду такой разный, что я даже не смогу всего описать. А весь Непал еще "разнее":) Покхара - это как Европейский курортный городок для пенсионеров. Там подстриженные газоны, большое спокойное озеро, все в зелени, тишина, хиппи, и даже есть тротуары. Но это будет мой следующий рассказ, а пока Намасте всем вам.

13
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Андрэ М
1
Здорово! Спасибо!
Екатерина Katalystka
0
На фотографии мужчина с ружьем гуркх?
Виктория Литвинова
Не знаю, он не говорил, но сфотографировать разрешил.
Екатерина Katalystka
0
Инретесно! В Гималаях были?
Виктория Литвинова
Ходила в базовый лагерь Аннапурны.
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.