Как мы открывали Америку. Часть 5 Mount Hood

Mount Hood (Гора Капюшон)

Родственники готовились к нашему приезду. Дин разработал целую программу путешествий. И вот одним из них стала поездка на горнолыжный курорт местного орегоновского масштаба – гору Капюшон (Mount Hood).



Из Портленда мы устремились вдоль реки Коламбия на восток. С автотрассы были видны две горы. Та, что за рекой, - Вашингтон, а эта что со стороны Орегона – Джефферсон. Не помню, говорил я уже или нет. Но вот именами этих двух президентов США американцы любят называть все подряд. Видно уважают они из всех только Вашингтона и Джефферсона. Ну, быть может, еще Рузвельта и Линкольна. Да и есть за что…



По пути нам попался водопад – туристическое место, где любят останавливаться автобусы с гостями из Азии и машины с местными путешественниками. Поэтому здесь всегда много машин. Однако это еще и одно из криминальных мест. Если ты ушел наслаждаться видами падающей с горы воды, а окно в машине не закрыл или не поставил машину на сигнашку, то вернувшись, можешь не обнаружить в своем авто многих оставленных там вещей. Об этом тебя предупреждают различные плакаты на стоянке и заботливые туристы-американцы.



У водопада у тебя есть три возможности насладиться его видами: у подножья, с пятнадцатиметрового мостика и с самой вершины. На вершину надо подниматься не менее сорока минут по естественной тропинке и для этого восхождения, необходимо пребывать в более или менее неплохой физической форме. До мостика минут десять-пятнадцать. На вершину мы не пошли.
Следующей остановкой стала смотровая площадка. Это утес над рекой, которая в этих местах стиснута каменистыми берегами. Ветрище разгоняется в этом каньоне до неимоверной силы и буквально сдувает с площадки. Но вид хороший.



Здесь же пишут свои акварели местные художники.



На самой площадке установлено круглое строение с еще одной смотровой площадкой на крыше и музеем-магазином внутри.



В магазинчике тебе предложат туристическую дребедень, фотографии индейцев, когда-то живших в этих местах и несколько видов нарядов, в том числе и шапка зверобоя, причем из искусственного меха, наверное, чтобы не дразнить экологов.



Но это все были промежуточные остановки.
Одной из основных экскурсий стала гидроэлектростанция на Коламбии. Что там делать? Я себе не особенно представлял. Однако это тоже оказался туристический объект.
Публика собирается в фойе станции и ждет, как здесь принято говорить, офицера охраны, который и является по совместительству экскурсоводом. Здесь же торгуют сувенирной мелочевкой, есть карта станции, и маршрут путешествия Льюиса и Кларка, которых в Орегоне почитают местными героями. А дело с ними было так.



Однажды третий по счету президент Томас Джефферсон - один из отцов-основателей США, уже после войны за независимость и даже после того, как с его участием была написана Декларация независимости и после того как он выкупил у Франции штат Луизиану, так вот этот видный политический деятель и философ задумался: «А где же на северо-западе граница страны, которой я руковожу? Доколь она простирается? С равнины ничего не видно, все скрывают Скалистые горы».
Призвал он тогда двух парней Мериуэзера Льюиса (фамилия ладно, но с таким имечком ему бы было непросто жилось в наших палестинах) и Уильяма Кларка. Хорошие парни были бывшими военными и оба с авантюрным характером (на войне иные не выживают). Объяснил он им задачу, мол, землю со Скалистыми горами мы у индейцев прикупили, а что там за ней и, докуда она простирается – не известно. На дворе уже 1804 год и настала пора все эти вопросы разрешить. Льюис и Кларк под козырек – не вопрос, щас узнаем. Президент дал им несколько лодок, провизии, пороху, бус стеклянных, специальные медальки-монетки для индейцев и толмачку-скво из местного племени индейцев, чтоб с аборигенами по пути договариваться и бусы на еду выменивать, когда тушенка кончится.



Так Мериуэзер (Боже ж ты мой, вот же имечко!) Льюис и Уильям Кларк и с ними еще 41 человек поплыли по рекам из Сент-Луиса на северо-запад и через Скалистые горы добрались до реки Коламбии. Что, и как было в этом двухлетнем походе, я доподлинно не ведаю, да и не об этом речь. Знающие люди говорят, что иной раз и постреливать в аборигенов приходилось, которые уже тогда начали догадываться, какое счастье их ждет в перспективе. Но большей частью шли мирно, медальки вождям раздавали, рыбачили и охотились. Все живы остались, за исключением одного солдата, который помер от перитонита из-за воспаления аппендикса. Так в начале сентября 1806 года экспедиция вышла к побережью Тихого океана, и именно тогда был открыт водный путь до западного побережья Америки на северо-западе.
Но вернемся на гидроэлектростанцию. Офицер охраны коротко рассказал историю ее постройки. Поведал принцип добычи электричества из бурного водного потока и тут же из ребятишек, которые тоже слушали лекцию, составил схему извлечения электроэнергии. Кто-то был водой, кто-то ротором, статором и проводами.



Главное, на чем сделал акцент лектор, это сбережение лосося в реке Коламбии. Потом провел нас по всем цехам.
Больше всего мне понравился зал, где через стеклянные витрины было видно, как те самые лососи прут против водного потока. Кстати, неподалеку от станции есть рыбное предприятие, где в бассейнах выращивают из икринок рыбу, а потом, когда лососи набирают силу, выпускают их все в ту же Коламбию.



Далее дорога стала забирать от реки в горы. По пути попадались виноградники с вайнери – дегустационными залами.



Потом и небольшие поселки с гостиницами, где и останавливаются любители горных лыж и сноуборда. Цена за номера у подножия горы гораздо меньше, чем у вершины, поэтому они пользуются огромной популярностью у молодежи. А отель на горе – это для богатых туристов. Туда-то мы и направлялись.



Все это в комплексе называется Каскадными горами, они пересекают Орегон с севера на юг. А Маунт Худ – самая высокая гора, почти в три с половиной тысячи метров над уровнем океана. Вообще-то это спящий вулкан, который последний раз извергался в конце восемнадцатого века. Сейчас его склоны – рай для горнолыжников и сноубордистов. С какой стороны она похожа на капюшон, понять трудно. Быть может, с этой?



Отель «Тимбенлайн» выгнулся легкой дугой в сторону вершины и расположился на границе нетающего снега и альпийских лугов. Отель состоит из двух крыльев с номерами.



В центре холла огромная труба и примыкающий к ней камин. На этажах опоясывающих холл на разных уровнях, расположены рестораны и кафе.



Все сработано из неимоверной толщины бревен и довольно основательно.



Номера простенькие, без всяких там лишних квадратных метров, все устроено рационально.



С боку к отелю притулился бассейн с теплой водой, а дальше уже подъемник для лыжников.



Горные красоты расписывать не буду. Кто бывал в горах - знает, как они прекрасны. А кто еще только собирается, то вперед - не пожалеете.



Воздух можно просто есть или пить. На уровне глаз только вершины вековых елей, сверху слепящий снег вершины и разноцветный серпантин катающихся лыжников. Вот этих самых горнолыжников здесь представлено всех возрастов и способностей.



Начиная от трехлетних карапузов, и заканчивая прозрачными стариками и мужественными людьми на инвалидных колясках. Кстати, для них есть специальное сидячее горнолыжное оборудование, и они довольно ловко лавируют на нем по довольно сложным трассам. Приезжают лыжники рано утром из гостиниц внизу. Уезжают, когда закрывается трасса, то есть с первыми намеками на сумерки.
Я уже говорил, что американцы очень бережно относятся ко всему историческому. Так вот и отель «Тимбенлайн» имеет свое замечательное прошлое. Он возник из небольшого пастушьего домика, потом здесь останавливались редкие альпинисты, дальше - лыжники и любители подышать свежим горным воздухом.



Гостиница расстраивалась. Как это водится в Америке, нашелся инвестор, который и воздвиг большой отель. В годы Великой депрессии именно с монументального крыльца отеля «Тимбенлайн» Франклин Рузвельт произнес пламенную речь перед рабочими занятыми на общественных работах.



Их силами была построена, так называемая тропа, а вернее почти шестидесяти километровая дорога по склону горы Маунт Худ, а само это место приобрело статус Национальной исторической достопримечательности США. О том, что этот видный политик ХХ века здесь был и произносил свою речь, говорит медная табличка, прикрепленная на балконе отеля.



Вот такая история.

P.S.
Когда мы возвращались домой, то я обратил внимание на ответвления от основной дороги. Этот аппендицит шел не вниз, а вверх на гору и заканчивался тупиком. Дин объяснил мне, что это специальный буфер для гашения скорости траков (большегрузные фуры). Нужны они для экстренных случаев. Например, случись неполадка с тормозами, трак не будет нестись вниз, сметая все на своем пути. Он свернет в этот буфер и склон горы направленный вверх погасит его скорость. Умно.

P.S.S.
Уже на равнине свернули мы пообедать в немецкую деревушку.



Оказывается, есть и такие. Ее образовали этнические немцы во время освоения этих земель переселенцами.



Давно дело было, а традиции живы.



Поэтому рестораны здесь похожи на гаштеты с пивом и сосисками, есть готическая кирха, да и во всей поселковой планировке чувствуется что-то бюргерское.

2
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.