Южная Камчатка: 18 дней жизни без планов (часть 1)

Камчатка – сладкое словозвучие, называющее место резких пейзажей, холодных цветов, минималистичных видов, короткого лета, суровых медведей, и вместе с тем, место мягкого тумана, горячих источников, отзывчивых жителей, улыбчивых детей, журчащих рек, курящихся вулканов.
Яркая зелень полотна камчатского края первой бросается в глаза при подлете. Как говорят камчатцы (а кто-то зовет себя и камчадалом), лето короткое, и все торопится жить – мгновенно пробивается из земли, как только сойдет снег, все, что растет, набухает, соревнуется в цветении, занимает каждый сантиметр земли. Каменная береза, кедровый сланик, тундровая трава, альпийские травы, шеломайник, ландыши, шиповник, брусничник, голубика, малина, ягель и всякие лишайники, и прочее и прочее из учебника ботаники. Иногда пробираться по лесу, несмотря на низкорослость деревьев, просто тяжело – северные джунгли. И этот сочный ярко-зеленый цвет покрытых растительностью сопок остается незабываем.
Грешу нелюбовью перечислять факты, хотя сама предпочитаю их знать и нанизывать ощущения на краткую фактическую информацию. Но не хочу преувеличивать их обязательность: мой стиль путешествий предполагает скорей дышать местом, есть глазами, чувствовать температуру окружающей действительности, погружаться в процесс узнавания, строить реальность из ощущений, сплетать с собственной судьбой, нежели пошагово сверять факты из справочника с реальностью для составления другого справочника. Должно быть место приключениям.
Тем не менее, основные географические, социальные и исторические факты примечательны, объясняют и дополняют ощущения. Так, любопытно было узнать, что на 270 тыс. км² площади проживает около 320 тыс. человек, 180 тыс. из которых сосредоточили свое проживание в Петропавловске –Камчатском. Для справки, количество населения 2015 года равно количеству 1979 года, и на треть (!) меньше, чем в 1991г. Полуостров фактически считают островом из-за отсутствующей возможности перебраться на него с основной территории России сухопутным образом – перешейку Парапольский дол. Змеи и много чего живого отсутствуют на Камчатке по той же причине – не добираются по холоду.
Все сообщение происходит по воздуху, в редких случаях по морю. На весь полуостров по сути две дороги: одна дорога, соединяющая столицу края Петропавловск- Камчатский и Усть-Камчатск, вторая – идущая на западное побережье к Охотскому морю в Октябрьск. Из Петропавловска-Камчатского все выезды и путешествия происходят по этой дороге длиной 740 км. Самая большая примечательность заключается в том, что асфальтирована она всего на 300 км до Мильково (до 2013 года было всего 150 км.).
За этим фактом проглядывает и иное – Камчатка остается диким краем, куда едут путешественники со всего мира в поисках бездорожья и дикой красоты. И с лихвой находят и то и другое.
А еще, мне встречалось много мужчин из других регионов России, которые приехав на Камчатку единожды, остались жить навсегда, и с их слов, это то место, где мужчина может себя реализовать в своих природных мужских качествах – в охоте, рыбалке, мореходстве. Женщины, говорят, на Камчатке не выживают. Поэтому женщин мало, их любят, ценят, далеко от себя не отпускают. Зовут нежно - камчадалочками. Отцы гуляют с детьми и страшно этим гордятся. Ну а я, соответственно, оценила внимательность камчатских мужчин по достоинству.
Конечно, первый день провела в Петропавловске-Камчатском. Мистика Камчатки заключается в том, что даже пошарпанные хрущевки, обшитые листовым железом с наветренной стороны, апокалиптические пейзажи заброшенных ржавых кораблей в бухтах, бичи в продуктовых магазинчиках, не могут перекроить чувство свободы и вдохновения, исходящих от перепадов высот по дороге, от окружающих вулканов с заснеженными вершинами, ярко-живой раннеавгустовской зелени, модных кофейных палаток на набережной, все-таки существующих гостиниц европейского уровня, запаха северного океана, а главное, людей, не разобщенных цивилизованным одиночеством большого города. Восток все-таки иной. Даже такой северный и русский. Гостеприимство и радушие камчатцев, какая-то необусловленная доброта (не в коем случае не та самая простота) – отдельная достопримечательность, впервые встреченная в России и сшибающая после злой и снобской Москвы. Такое качество немного напомнило мне Севастопольцев в далеком детском прошлом. Мужской край, суровый, держит в тонусе, а летом радует: туристы – это всегда что-то новенькое!
А дальше я пошла по списку туристических маршрутов, но все-таки в соответствии с неизменным принципом интуитивного путешествия – куда дорога приведет. Принцип предполагает минимальную забукированность. Был общий план путешествия по Камчатке, почерпнутый из описания туров и святая вера, что дорога лучше меня знает, к чему, к кому и на чем привести. И договоренности с капитаном. И поэтому прилетели мы на Камчатку как к себе домой – без четкого плана, встретились с Сашей и все, что дальше происходило с нами, являлось чистейшим экспромтом и импровизацией на заданную тему с неизменно неожиданно-позитивными сюжетами.
На Камчатке принцип интуитивного путешествия пришелся как нельзя кстати – погода диктует все: когда на вулканы Горелый и Мутновский можно, а когда нет, когда вертолет на Курильское озеро вылетит, а когда и отменить придется, проедет джип через русло реки на Толбачик или Камаз надо арендовать, порвет паруса ветер на яхте или солярку заливать из-за штиля. Ну и каждый день так – как на вулкане.
К слову сказать, камчатцы (камчадалы) – люди в целом, как уже говорила, спокойные и дружелюбные, но этим точно не стоит злоупотреблять – могут быть и взрывоопасными – послать к черту, если что не так, и уйти пить пиво с камбалой. А другой машины не будет. Поэтому лучше согласиться почти на все, что предлагают, проявлять спокойствие и испытывать удовольствие.
Особенно это актуально при 10-часовых совместных переездах по бездорожью или в палатке среди медведей, когда ружье есть только у гида, или когда все гостиницы города забиты, уже 11 часов вечера, а из свободных мест остались только каюта яхты в бухте, и отказаться от предложения капитана по меньшей мере, странно.
Так и жили, доверяя судьбу благорасположению камчатских звезд. И не зря. Камчатка живая и может быть взаимной при нежной к ней любви и обидеться, если не проникнуться к ней.
Мое знакомство с Камчаткой не состоялось бы, если бы не Александр – владелец и капитан спортивной 65-футовой парусной яхты Liberty. Изначально я искала средство пересечения Тихого океана с целью попасть на безлюдные Командорские острова. Так, после недолгих изысканий я отыскала телефон известной личности на Камчатке: яхтсмена, художника, писателя Сергея Пасенюка, который в свою очередь познакомил меня заочно с Александром и его яхтенными возможностями. А Александр, узнав, что я еще не была на самой Камчатке – вежливо предложил исследовать ее берег, прежде чем отправиться бороздить непредсказуемые волны Тихого океана дальше на восток. Так и состоялось решение – сначала на Камчатку, а Александр взял ответственность за все наше пребывание на ней.

2 день. Морская прогулка по бухте Авачинская.
Пока я смотрела большими глазами на Сашу с вопросом – где же наш план поездки, за которую он взял ответственность, – только что привезенная из Японии, как и 90% местных транспортных средств, яхточка под его управлением выруливала из порта в воды Авачинской бухты. Стена дождя, мешавшая еще вчера увидеть посадочную полосу под самолетом, чудесным образом исчезла, морской ветер вдохнул в московскую душу запахи морской капусты, рыбы и йода, стало пробиваться солнце и открылся вид на Авачинскую бухту - вторую по размеру бухту в мире (первая в Рио-де-Жанейро).
Военно-морской флот стратегического назначения где-то рядом, военным кораблям дают ход первым делом, потом проходят все суда и яхточки. Нам повезло, и можно было свободно выйти на круиз по бухте.
Повсюду торчали головы нерп с рыбой в зубах, летали и плавали бакланы, утки, тупики (они же топорки). Касаток не было, к сожалению.
Зато был каякинг, гребля вокруг кекуров – скальных пород, торчащих на отливе из воды вдоль суровых берегов, заход в гроты, переворот под водой, вылавливание в ледяных волнах каяка, вытряхивание из него и из кроссовок воды, подпитка адреналином и счастливое возвращение на яхту.
Яхта прошла до правого крыла ворот Авачинской бухты и завернула к левому, дойдя до трех скал – Трех Братьев. И нас, немного ошалевших от смены воздуха, но получивших первое яркое впечатление от Камчатского края со стороны океана, к вечеру вернула в город.
На вопрос за ужином, что же у нас по плану, и какой-же у нас план, уже ждал ответ – плана нет, но завтра на сплав. Московский «планеризм» надо лечить. Камчаткой.

 


3 -5 дни. Сплав по р. Быстрая.

Лично мне на пазике 1982 года было дико, но девчонки были в восторге, и с ноги открывали дверь-гармошку. Печка рядом с водителем, где в глубине работал двигатель, разве что не шкворчала. Из-за жары каждый из пассажиров по очереди вскакивал и дергал на потолке мощную рукоятку, открывающую люки на крыше. Потом становилось прохладно, и рукоятку другие пассажиры дергали обратно. Так и домчали до начала сплава по Быстрой, почти как герои Ночного Дозора. Сюр – это то, во что надо погрузиться и куда нельзя не погрузиться при попадании на Камчатку. Как в кроличью нору, за которой чудеса.
Рафтинг – это не скучно. Через 30 минут сплава нам дали спиннинги и особенно удачливые поймали микижу, гольца и что-то там еще. Макс на веслах травил анекдоты, разделывая трепещущую еще рыбу на сашими – такого я еще не видела. И потом мы это съели.
На другом рафте подплыл Олег и предложил перейти к настойке на молодых кедровых шишках. После чего на втором часу рафтинга на берегу стали показываться медведи, подходящие к берегам за рыбкой на нересте.
Дальше пейзаж почти не менялся. Вода в общем, спокойная, медитативное времяпровождение, не смотря на рассказы про несчастные случаи на воде.
На четвертом часу увидели браконьеров – охотников на лососевую икру. То ли миф существует у них, то ли просто широкой души люди, но рыбу с икрой, пойманную сетью, они отдавали не просто даром, а с какой-то радостью. Самим на удочки такую не поймать, поэтому мы также с радостью приняли в дар лосося с икрой и поплыли дальше.
Тишина звенящая. Откуда не возьмись появляется вдруг рев на всю реку и через 15 минут из-за поворота выруливает пепелац на воздушной подушке с пропеллером. Два крутых молодца гоняют от браконьеров до своего рыбного хозяйства в одном из заливов реки и обратно, пугают всех на свете на много километров, но типа не портят воду соляркой. Никакого экологического сознания!
К вечеру после пятичасового сплава вышли на берег и разбили палатки. Сказать, что еды на сплав берут много – ничего не сказать. Плюс уха из только что пойманного гольца и конечно, тазики икры. Кусты и осторожность. Медведи ходят рядом, но никто никогда не знает, в каком кусте.
На вторые сутки сплава повторяется то же самое – настойка на шишках, медведицы с медвежатами на берегах, браконьеры, уха и икра, только всего больше, палатка, фонарик и настороженность при заходе в ближайшие кусты.
В целом, круто. Комары есть, но такие же, как на даче в Подмосковье – обработанные Gardex, перестают подлетать по трое и уносить в гнездо. Гнуса в августе не было. Мошка была, в рот норовила залезть, но на репеллент реагировала также положительно.
Потом нам рассказали, что Быстрая – это для туристов начального уровня, для продвинутых –Опала, Жупанова, Озерная и т д. Камчатка – это прежде всего охота и рыбалка, то есть лосось и икра, поэтому рыбаки со всего мира едут с июня по ноябрь на лосося и сплавляются по более крутым, рыбным и наполненным медведями местам, чтобы выловить гигантскую чавычу, нерку, кижуча, семгу.
Под конец сплава мне то ли подумалось, то ли почувствовалось, что свежая икра в таком количестве вызывает если не галлюцинации, то переход в измененное состояние сознания – мощного включения себя в природу Камчатки. Для того, чтобы войти в понимание по-быстрому.

 


6-7 дни.Поездка на вулканы Горелый и Мутновский.
За 10 часов до поездки нам сообщили, что взять нас в 2-х -дневный тур на вахтовке (Урал грузовой, крытый, больше 20 км час не разгоняется, трясет, говорят, страшно, но мы этого так и не узнали, на свое счастье) не смогут в силу организационных причин, надо было все заранее бронировать. Нам бы расстроиться, а всем на наше расстройство забить – так нет: по городу был кинут клич, означающий, что трем жаждущим приключений москвичкам требуется проходимое авто. В городе все технические возможности друг друга знают, выручают себя, а заодно туристов, которых так и распределяют по машинам, вахтовкам, яхтам, вертолетам. И мне в итоге стало понятно, что не обязательно иметь оплаченный тур – и машины, и водители, и маршруты могут поменяться.
Погода была мрачная, водители машин отказывались ехать на перевал, ссылаясь на разбитые и затопленные дороги, к Сашиной организации подключился Леша, и теперь они вдвоем отвечали за наше будущее.
Наконец, машина была найдена, но ясности с маршрутом так и не появилось – предсказать погоду никто по нашей просьбе так и не смог. Все хотели спать и капризничали. Некоторые малодушно стали вспоминать Москву и предсказуемость. Волевым образом было принято решение ехать назавтра на Горелый и на следующий день к подножью Мутновского не смотря на погоду.
И я угадала – с утра сияло солнце как ни в чем не бывало, водитель сообщил, что это четвертый солнечный день за все лето, и мы стали пробираться на желтом экспедиционно-окрашенном Toyota FJ Cruiser.
Виды на Вилючинский вулкан, виды с Горелого, на Мутновский невероятны по своей живописности – меня такие абстракции ввели в шок – я стала думать об искусстве и стараться его запечатлеть. Таяющий снег, сочная трава, вулканический шлак, серные грязи – узоры на мощных склонах вулканов совсем отключили левое полушарие, оставалось только вбирать в себя бескрайние полотна, упиваясь вибрацией контрастных пятен с высоты 1500 метров.
Пожалуй, эти контрастные абстракции составили символ впечатлений о Камчатке, ее визуальный художественный образ. Если я захочу погрузиться в суть Камчатки, я буду медитировать на фотографии склонов августовских вулканов.

 


8 день. Курильское озеро
Одно из лучших развлечений – совершить вертолетную прогулку. У нас был выбор маршрута слетать на вертолете «Витязь-аэро» – 22-местных МИ-8 – в Долину гейзеров или на Курильское озеро. Выбрали последнее по причине обещанного большого количества медведей в естественной среде обитания.
После часового перелета к Кроноцкому заповеднику, частью которого является Курильское озеро, набравшись страха при полете в молоке облачности, приземлились на берегу огромного озера, вышли из вертолета, собрались кучкой и в окружении двух инспекторов с ружьями прошли за электрифицированную ограду.
Мишки гуляют везде, где хотят, людей практически не замечают, ближе к воде стоит клетка для людей, желающих остаться наедине с природой медведя, катер возит туристов для посещения противоположного берега, где медведи отдыхают массово, занимаются рыбалкой и разсножением.
В заповедник можно также приехать с палаткой на несколько дней или волонтером. Очень обидно, если нет хорошего фотоаппарата и телеобъектива, хочется сделать побольше портретов медведей.
На обратном пути вертолет делает посадку в кальдере вулкана Ксудач и на Ходуткинских горячих источниках. И то и другое стоит такого же восторженного отношения, как и Курильское озеро. Первое - за свою первозданную мощную красоту ледниковых озер в полнейшей лунной тишине вулкана, второе - за практически домашнюю атмосферу, исходящую от 46С воды озера и милого домика, утопающего в дымке горячего пара.
Все горячие источники Камчатки – их там очень много – оставляют ощущение хорошей бани, а все семьи активно пользуются эти даром природы летом и зимой. Такой край водных процедур. Сходили на вулкан, доехали до села по бездорожью и залегли в горячий источник. И как после бани, хочется радоваться жизни дальше.

 
15
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.