Эльбрус в апреле, или "В ожидании погоды"

Как оно часто бывает, все началось с шутливого предложения моего друга Васи:
— А пошли на Эльбрус в следующем году, в апреле?
— А пошли!
— У меня как раз забег будет, а до него надо подготовиться, акклиматизацию набрать, вот вместе и сходим на вершину.
— Договорились.

Сначала я не придал большой значимости этому короткому разговору — все это происходило на смене в альплагере, куда люди со всей страны приезжают, знакомятся, вместе ходят в горы и, конечно же, обещают встретиться после, строят планы на совместные походы, восхождения... А потом, влившись опять в суету городской жизни все обещания заволакиваются рутиной, бытом, работой. Думаю, всем знакомо это ощущение.

Однако, в этот раз все вышло иначе. Общение с Васей не прекратилось, тема восхождения постоянно обсуждалась, и, как-то, даже, незаметно, начались сборы в дорогу. Задвинув в дальний ящик учебу (все же последний курс) и работу (от которой хотелось волком выть с тоски) были куплены билеты на поезд Москва - Нальчик с отправлением 20 апреля. И на душе сразу стало легко и радостно от уверенности в предстоящей поездке. Кстати говоря, на следующий после покупки билетов день, они были сданы и куплены билеты на самолет в Минеральные Воды - но это уже детали.

Еще к нам присоединился Никита — мой товарищ с детских лет. Надо заметить, что и Никита и Вася всерьез увлекаются фотографией, и у нас получилось на троих 5 фотоаппаратов и еще большее число объективов. При том, что у меня была простая мыльница.

И вот, наконец-то 21 апреля, день вылета. Настроение отличное, рюкзаки собраны, почти все 10 килограмм перевеса рассованы по карманам и пакетам ручной клади — едем.
Помучившись немного в Домодедово при сдаче негабаритного багажа в виде рюкзаков, мы уселись в зале ожидания и стали медленно отсчитывать томительные минуты до вылета.

Больше всего люблю взлетать. Нравится ощущение мощи двигателей крылатой машины — как быстро они разгоняют многотонный самолет, как заставляют эту нашпигованную сложнейшими системами махину взлететь, как вжимает в кресло при разгоне... сам полет не так интересен, как взлет.

В МинВодах нас встречает Васин друг Женя, горный гид.
— Женя, а сколько нам до места ехать?
— Ну... вообще три с половиной часа, но мы доедем за два с половиной.
Думал, что шутка. Оказалось, нет. Дополнительной остроты ощущений в дороге, помимо скорости и серпантинов, добавляли коровы, так и норовившие подставиться под капот машины.

Приехали уже к вечеру. Времени как раз поужинать и спать. Так мы и поступили. Гостиница, в которой мы расположились находилась на территории медико-биологической станции. Раньше там готовили альпинистов для высотных восхождений. Там они набирали акклиматизацию, тренировались. Есть даже барокамера, имитирующая состояние атмосферы на высотах порядка 7 тысяч метров. Знакомые ребята просились посидеть - не пустили.

Обычно в первую ночь на непривычной высоте спится плохо. И эта не стала исключением. Однако, энтузиазм и чистый воздух пробудили неведомый до того подъем энергии. По плану на этот день был задуман неспешный подъем до высоты 3000 с заходом к водопаду Девичьи Косы.

По пути находятся очень красивые и интересные каменные образования. Глядя на них, сразу представляешь течение раскаленной лавы, то, как она обтекает что-то, возможно, скалу, и, наконец, застывает, сохраняя для нас загадочные и красивые каменные узоры.




Почва тут еще не высохла с зимы - местами тропа превращается в грязевое месиво, небольшими пятнами лежит снег.
Погода стала ухудшаться — пошел дождь. Из-за погоды, к сожалению, сделать нормальную фотографию водопада не удалось. Только издали.




Посмотрев на водопад и попив водички, пошли еще выше. Снега становилось все больше и, если раньше были снежные пятна на фоне жухлой травы, то теперь все стало наоборот — редкие травянистые кочки среди снежного поля. Идти стало веселее — местами проваливались в снег по пояс, и мне только остается гадать с каким трудом мои менее высокие друзья вылезали из метровых снежных ям.
Несмотря на туман, и глухую облачность стало припекать — такое ощущение, как если смотреть на костер. Это ультрафиолет, отражаясь от белого снега стал поджаривать нас со всех сторон. Дойдя до высоты в три тысячи метров посидели, попили чаю и пошли обратно. На сегодня очень неплохо.

Через день относили заброску к хижине на 3800 — промежуточному лагерю, в котором предполагается набирать акклиматизацию и ждать погоды для восхождения. Для пользы организму и спорта ради пошли пешком — так быстрее адаптируешься к высоте. Шлось медленно, но верно. Погода так же медленно, но верно ухудшалась. Ветер крепчал, снег шел все сильнее, шансы успеть до закрытия канатной дороги для спуска все снижались. Договорившись с Никитой, мучавшимся от старой травмы, о том, что он дойдет до станции канатной дороги и поедет вниз, мы с Васей поднажали в надежде отыскать нужную хижину и все же оставить там вещи. Тем временем, погода стала совсем уж неприлично суровой. Стало темно, снег летел горизонтально, залетая в складки капюшона и больно впиваясь в лицо, видимость снизилась. Хорошо, что был ориентир — мы шли вдоль ЛЭП, ее трудно упустить из виду. Дойдя до последнего столба и осмотревшись, поняли, что не знаем куда дальше - из-за плохой видимости и метели было вообще непонятно куда идти. Решили не рисковать и закопали вещи прям в снегу у первого попавшегося вагончика, а затем чуть ли не бегом рванули вниз. На канатку все же успели.

На следующий день, основательно собравшись и умудрившись затолкать все необходимые вещи в маленький штурмовой рюкзак мы выдвинулись опять на то же место, но уже с расчетом на 4 ночевки и восхождение. Доехав на канатной дороге до станции Мир на высоте 3500 мы неспешно двинулись вверх — предстояло всего 300 метров набора, но с рюкзаками шлось не так бодро, как днем ранее. Зато погода была хорошей, и удалось немного пофотографировать.

Такая вот улыбочка ледника Большой Азау. Масштаб оценить тяжело, но в высоту эта штука, думаю, не меньше 15 метров.





Домик в приюте Гарабаши. Человек, расчищавший вход от снега решил отдохнуть и полюбоваться выплывшим облаком.




Сам Эльбрус. Его восточная вершина. Западная спряталась за облачком.



Дойдя к обеду до хижины и разложившись, мы стали суетиться. Не потому что что-то забыли или потеряли, нет. Просто на высоте нельзя сидеть без дела. Иначе это чревато сильными головными болями, плохим сном, возможно, расстройством желудка, короче, полным спектром удовольствий горной болезни. Развлечений было немного: топить снег, кипятить чай и фотографировать.

И мы фотографировали. Все фотографии сделаны практически с одного места. Куда ни посмотри — сплошная красота.
Вот, например, вид в сторону Грузии — она скрыта за облаками. Не фотографируй я это сам, подумал бы, что фото из самолета.




А вот ледопад на леднике Большой Азау. За ним, чуть прикрытый облаком, находится интересный скальный выступ, очень похожий на средневековый замок с башенками.




Сам ледник Большой Азау. Фотография никогда не передаст того масштаба, той необъятности этого снежного поля. Он поистине огромен, и простирается до куда хватает глаз влево и вправо, переливаясь плавными волнами и создавая впечатление огромного снежного одеяла, укрывшего землю. Главное, не поддаться его очарованию и не решить прогуляться по нему — под этим искрящемся на солнце снежным одеялом таится множество глубоких трещин. Недаром на нем нет ни одного следа.




На следующий день мы решили предпринять акклиматизационный выход до скал Пастухова - высота 4700 метров. Без такой прогулки о вершине и думать было нечего. Погода опять капризничала — небо с редкими просветами, сильный ветер, секущая лицо поземка. Да и температура понизилась — ногам даже в высотных ботинках было не жарко, а руками периодически приходилось махать, чтобы отогревать пальцы. И это в перчатках и варежках. По пути встретили двух сноубордистов. Один из них рассказал, как попал в трещину на спуске — ребята пытались дойти до вершины, но погода не пустила. Пожелали друг другу удачи и разошлись. Они — вниз, мы — дальше вверх. Когда вешки стали пропадать из виду, решили прекратить подъем. В итоге дошли примерно до 4600, попили чаю из термоса, съели по печенюхе, еще чуть-чуть постояли и пошли вниз. Тут я на себе почувствовал все коварство плохой видимости в горах — вроде бы и шли тут только что, а куда идти — непонятно. На спуске я все норовил идти правее, чем нам было нужно. Хорошо, что мы были с Васей и он, будучи тут далеко не в первый раз, периодически поправлял меня.

Спустившись до котельной приюта 11 решили узнать, можно ли переночевать там в ночь перед восхождением — все же сэкономить 300 метров набора на такой высоте — дело очень приятное. Правду говорят, что в горах мир тесен. Из котельной навстречу нам вышел наш общий знакомый, замечательный и добрый человек, мастер спорта по альпинизму, Володя из Челябинска, с которым мы познакомились месяцем ранее в Хибинах. Постояли немножко, поговорили, порадовались встрече и, пожелав друг другу удачи, пошли дальше. Казалось бы, шанс встретить знакомого человека ничтожно мал, но в горах это не так. Как-то так получается, что съездив в горы пару-тройку раз, вероятность потом встретить кого-нибудь знакомого довольно-таки велика. Потом очень приятно встречать знакомых, смотреть как люди радуются внезапной встрече в заснеженных вершинах, где, казалось бы, невозможно встретить не то что знакомого, а вообще человека.

А потом погода испортилась по-настоящему. Сильнейшая метель шла трое суток без перерыва. Периодически приходилось откапывать дверь в наш вагончик — вход заметало снегом. Выходить из хижины было крайне неприятно и все пребывание на улице сводилось к минутным вылазкам за снегом для воды. По прогнозу обещали погодное окно, поэтому мы хоть и переживали, но все же рассчитывали на благоприятный исход.

— Леха, спишь?
— Нет.
— Чувствуешь, как стены шатаются?
— Ага.
— Эх, блин, хоть бы не наврали с погодой.

Мы проснулись в 12 часов. Ветер вроде как притих. Но спустя минуту снова обрушился резкими порывами на наше жилище. Настроение подавленное. Всем ясно, что никакого восхождения не будет. Ложимся спать дальше, но сон приходит только спустя два часа.

Наутро начинаем сборы и спуск вниз. За три дня метели все тропы замело и пришлось тропить. Но вниз — не вверх, и спуск шел довольно быстро. Я было обернулся посмотреть на Гору, чтобы еще раз полюбоваться ее величием и холодной, неприступной красотой, но обе вершины были скрыты за плотным слоем облаков.
"Что ж, — подумал я про себя, — значит, в следующий раз". Развернулся и пошел вниз, уже без сожаления, но с твердой уверенностью, что снова сюда вернусь.


23 мая 2014 г.
11
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Юрий Дуксов
0
Эльбрус  ...мечта
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.