Из Волгодонска в Грузию на Subaru Forester. Часть 2

Из Волгодонска в Грузию. Часть 1

День 3. Пятница 2 января 2015 г. Казбеги—Гоби—Казбеги





Второе января это был самый солнечный день в нашей поездке. Наше пробуждение инициировали восторженные призывы Светы:

— Ребята просыпайтесь скорее, Казбек открылся, какая красота!

Мы выскочили на улицу и увидели, наконец, Казбек во всей его величественной красе.

Наша цель на сегодня была — проехать Крестовый перевал, заглянуть в Гудаури и вечером достигнуть Тбилиси. Крестовый перевал, который был закрыт уже третий день, со слов хозяев власти обещали открыть к обеду. Все это вполне укладывалось в наши планы, так как до обеда у нас была запланирована экскурсия в небольшое селение Сно.

 
Света оперативно устроила нам завтрак: каша «Быстров», сырокопченая колбаса, конфеты, чай-кофе. Затем мы вышли на улицу, чтобы запечатлеть себя и машину с красавцем Казбеком. Утро было исключительно солнечным и в меру морозным. Надо было ловить момент.

 
Перед отъездом в Тбилиси мы совершили обзорную экскурсию правобережной стороны Степанцминды. Здесь находиться музей грузинского писателя Александра Казбеги (1848—1893), различные скульптурные группы. Справа от музея видны остатки сооружений комплекса канатной дороги. Сам музей был закрыт. Поэтому мы довольствовались изучением внутреннего дворика.

Мы поднялись ещё выше, где на крутом склоне за кладбищем, нам открылись ещё более восхитительные виды на Казбек, Монастырь, Гергети и Дарьяльское Ущелье. Здесь можно было в полной мере насладиться красотой и величием грозной горы Казбек. Ощутить её магнетизм и родовую энергию.


Абсолютно бессмысленно сравнивать Казбек с другими великими вершинами, которые мне довелось видеть: Эльбрус, Шхельда, Домбай-Ульген, Белала-Кая, библейскую гору Арарат и главную вершину Северного Урала — Тельпоз-Из. У каждой горы есть своя харизма и свой характер.

 
Короткая экскурсия в крошечное горное селение Сно, оставила, возможно, самый яркий и колоритный слепок впечатлений от Грузии. Иными словами я увидел то, что в глубине душе и хотел увидеть в Грузии.



Сторожевые башни из рисунков поэтов пушкинской поры, колоритные горцы. Дома на склонах, с огромными балконами-верандами, украшенными колоннами и сводчатыми потолками. Шум крохотных речушек, весело несущих прозрачную воду с ослепительно белых вершин Кавказа. Всем этим в полной мере мы смогли насладиться в Сно. Великолепно сохранившаяся сторожевая башня-замок. Небольшой культурный центр, бойкая речушка Сносцкали, радушные местные жители, ну, и конечно, завораживающие виды Гудушаурского ущелья (Сно).

 
На въезде в Сно с правой стороны от дороги на земле разбросаны четыре высеченные из камня скульптуры (лица ) особо почитаемых людей в Грузии. Вот их имена: Важи Пшавели (1861-1915), Илья Григорьевич Чавчавадзе (1837 — 1907), Шота Руставели (1160 — 1216), Александр Михайлович Казбеги (1848—1893) — все поэты, писатели и общественные деятели Грузии. К сожалению, сказать, кто есть кто на фото я не смогу.

 
Возле дороги у моста через речку грелись на январском солнце местные аксакалы. С их благословления мы залезли (именно залезли!) на самый верх по шатким лестницам Замка-башни. Внутри оказалось все аскетично и чисто. В качестве туалета башня не использовалась. Через бойницы на четыре стороны света открывались хорошие виды на Казбек и долину.

Далее по долине Терека начали подъем по военно-грузинской дороге в сторону Крестового перевала. По дороге обращали внимание на места расположения сторожевых башен (к сожалению, большей частью полуразрушенных). От башни к башне вдоль всего ущелья четко прослеживалась цепочка прямой видимости соседних башен и возможности передачи сигнала тревоги на расстояние.



По пути к Гоби сохранился памятник павшим во время Великой отечественной войны. Характерно, что при очень неоднозначной оценке Сталина у себя на родине, портрет его остался не тронутым. Сложные были у меня чувства по этому поводу, но в целом выглядело это все вполне органично. Историю не выбирают.



После Сно мы в приподнятом настроении (вдохновляло синее небо, белоснежные вершины и яркое солнце) мы подъехали к Гоби и… и уткнулись в хвост очереди из фур.

— Перевал закрыт. Ждем, — сказал нам водитель последнего грузовика.

Мы с Игорем решили разведать обстановку. Поход в конец очереди и обратно занял минут 40. Ближе к шлагбауму машины стояли в 3-4 ряда, без какой либо возможности разъехаться. Всюду сновали предприимчивые торговцы цепями: без надетых на колеса цепей, мол, никак, не пустят, не проедешь.

Но мы вежливо отшивали навязчивый сервис. Из отчетов знали, что полноприводные машины обычно пропускают, тем более на шипах, и только в случае только переднего/заднего привода цепи надо ставить в обязательном порядке.

Водители в очереди активно общались, и из разговоров следовало, что перевал «вот-вот должны открыть».

Но, несмотря на это, мы решили не убивать время стоянием в очереди, а вернуться пообедать в Сиони, где видели кафе возле дороги. По моим оценкам, даже если перевал откроют через час, то проедем мы его по такой пробке уже в темноте. Это для фотографирования и любования знаменитым Крестовым перевалом было неприемлемо. До Тбилиси ещё почти 100 км, соответственно, доберемся мы к нему глубокой ночью. Гудаури же не увидем вовсе… Такие были у меня мысли.

Но пока на обед мы вернулись в Сиони. Все кафе оказалось закрыто. Рядом был гостиничный комплекс. Подъехали, тоже никого. Стоим в раздумьях К машине подходит молодой грузин. Спрашиваем, где можно поесть, указывая на кафе. Тот улыбается:

— Не работает, клоуз, — объясняет он характерными жестами.
— Почему?
— Мери крисмас, — пожимает плечами грузин. Мы в свою очередь тоже пожимаем плечами.

С другой стороны авто подходит ветхий дедушка в чистых обносках и кривой палкой в дрожащих руках. Говорит и понимает по-русски лучше, чем молодой. Вызывается нам помочь:

— Я вам покажу, тут рядом … ээ, хинкали очень вкусный.

Поехали. Петляя дворами, остановились возле частного дома. Старик вышел. Вернулся ни с чем. Заехали ещё куда-то — то же самое.

В итоге дедушка прокатил нас обратно до Коби, где, посмотрев на активно растущую очередь и поняв, что к очередному знакомому деда нам не проехать, мы повернули обратно.



По дороге старик поведал, что «был у него невеста, русский, очень красивый невеста был, русский девушка из город Грозный. Знаешь, да? Уехала, не захотела здесь жить…». Грустная история. Грустная современная Грузия — пенсия 100 лари. Вызывающая нищета большинства проезжаемых селений. Это, к сожалению, не скрыть от свежего взгляда туриста.

На стояке перед кафе к нам подошел местный предприниматель и предложил комнату на ночь за 20 лари с человека. Игорь сторговался — 50 за троих. По рукам. Поехали. Дом был на правобережной стороне и имел восхитительную террасу. С неё открывался вид на Казбек и сплошную стену непокоренных вершин с восточной стороны Степанцминды. Со слов хозяина, эти вершины не удалось ещё никому покорить «так как порода хрупкая, сыпется и зацепиться альпинисту невозможно». Похоже на туристическую байку, но поверили.

Нам была предоставлена большая комната на одном этаже с хозяевами, но с отдельным туалетом-душем. Четыре кровати, три из них обычные. Четвертая кровать была века так 19-го, высокая с резными спинками и панцирной сеткой. Спать на ней никто не решился, на неё сложили вещи.

Вечер прошел в интернет-обзоре мест, которые мы сегодня посетили и обсуждения планов на завтра. Причем все это происходило под аккомпанемент и пение народного женского ансамбля, участники которого были частично из семьи хозяина, частично гости. Пели очень хорошо и душевно. Песни не то чтобы грустные, но и не веселыми не назовешь. Хорошие такие песни, грузинские!

Преодолев первый удар красоты мест новой для себя страны, я стал больше обращать внимание на быт и предоставляемые условия.

Wi-Fi был везде, радушие тоже, а вот с теплом и горячей водой проблемы. Центрального отопления нет. На горячей воде стоят проточные электроподогреватели.

Все хозяева нам говорили примерно так: вот я вам сейчас настрою и скоро пойдет горячая. Но горячей воды так и не было, тепленькая в лучшем случае, побриться можно, остальное — это, так сказать, из разряда контрастных оздоровительных процедур.

В комнатах холодно. Стоят также эл. обогреватели. Но спасают не всегда. А чтобы вступить на ледяной кафель ванной /туалета нужно иметь особое мужество. Внутри туалетных комнат холодно и сыро. В душе тбилисской квартиры, например, специально стоял электрический нагреватель. 15 минут — и воздух в туалетной комнате прогревался до приемлемой температуры.

Но все сдаваемое в аренду жилье — холодное. Это факт.

День 4. Суббота 3 января 2015 г. Казбеги — г. Тбилиси


Утро. Первым делом я вышел на широкую деревянную террасу, с которой открывался вид на порозовевшую в предрассветных лучах январского солнца вершину Казбека. Холодное ясное утро. Жизнь прекрасна. Дорога полна приключений, на которые эта грозная гора снисходительно взирает с высоты векового величия. После этих поэтических прозрений, мне предстоял поход в туалетную комнату, где меня ждал промерзший за ночь кафель и «тепленькая», словно из ледника водичка. Одним словом, заход требовал определенного мужества.

У хозяина узнаем, что крестовый перевал открыт. Ура! Грузимся в авто и весело мчимся по Военно-грузинской дороге в направлении Тбилиси.

План на день прост: без потерь времени пройти Крестовый перевал, заглянуть на пару часиков в горнолыжный курорт Гудаури, посетить крепость Ананури и к вечеру добраться до Тбилиси, где и окопаться на ближайшие три дня. Предельно просто и ненапряжно.

С легким волнением подъезжаем к селению Гоби. Но от вчерашней очереди сегодня не осталось и следа. Дорога чиста и пуста. Движемся дальше. Подъем становиться круче.

Предвкушение неизвестности впрыскивает адреналин в кровь. Дорога очищена от снега и видимость хорошая, и я постепенно понимаю, что проезд Крестового перевала не представляет ничего опасного. Сложность здесь проявилась только в одном, в проезде туннеля, где дорога предлагает водителю два варианта: заехать в темный туннель или проехать по «объездной узкоколейке» снаружи. Дорожных знаков нет. Ответ на внутренний вопрос о том, появится на твоем пути встречная машина или нет, таит в себе неопределенность. Но, слава Богу, мы прошли все участки без каких-либо эксцессов. Для пущей уверенности на крутых подъемах серпантина я переключался на пониженную передачу. Что делать было совершенно не обязательно: полный привод колес на шипованной резине уверено поднимал нас к наивысшей точке Военно-грузинской дороги.

 
И вот она, точка перевала. У дороги стоит крест. На нем написаны цифры: «2 395». Хотя по картам указана отметка крестового перевала 2 379 метров над уровнем моря. Почему так — не знаю.

Выходим из машины. Вокруг бесконечные девственные снега. Я оглядываюсь по сторонам и чувствую себя не то Мюнхгаузеном, не то Незнайкой на Луне, не то Нео из Матрицы. Кругом снега. Снега. Скалы и снег. Ничего живого, лишь колючий ветерок подтанцовывает по бескрайним снежным барханам.


 
Следующая остановка: арка дружбы народов России и Грузии. Она построена в 1983 году, в честь 200-летия Георгиевского трактата о присоединении Грузии к Российской Империи. В 1983 году, за два года до начала печально известной перестройки, похоронившей в итоге и советскую Империю, и присоединение Грузии к ней.

В те годы в СССР было модно делать подобные грандиозные мозаичные панно. В Волгодонске, например, ими были украшены холлы в административных и зданиях, учреждениях культуры и школах, подземные переходы и помещения завода-гиганта Атоммаша. Мозаичные картины повествовали о подвигах советского народа и грандиозных стройках Коммунизма. Я любил их разглядывать, особенно в переходах.

Мемориал «Грузинско-Российская Дружба» очень красивый памятник советской эпохи, и установлен он в живописнейшем месте на краю пропасти. Со всех сторон арка окружена снежными вершинами потухших вулканов Кельского вулканического плато. Вот основные горы этого плато: г. Мепискало (или Непискало, 3 519 м), г. Шерхота (3694 м), г. Хорисар (3736 м), г. Микет (2937). Арка установлена на краю пропасти Гудского ущелья. По дну ущелья течет река Белая Арагви и видна воронка небольшого озера. Виды, завораживающие и вдохновляющие на героические медитации.

 
Гудаури. Активно развивающийся горнолыжный курорт. Наивысшая точка, куда здесь можно подняться на подъемнике — гора Садзели (3268). Подняться на эту гору — и была цель нашего короткого визита на курорт. Брать лыжи в прокат не было ни времени, ни желания. Лыжники мы были посредственные и от этого дела не фанатели.

Очередь за билетами на подъемник — 7-8 человек. По странному стечению обстоятельств очередь русскоговорящая. Удобно, что принимают к оплате пластиковые карты. Обменников возле касс нет!. До самого верха три подъема по пять лари (в среднем, 200 рублей), итого, 15 лари — 600 руб., что в целом сопоставимо с Россией.

Итак, три подъема:
Первый на гондольной канатной дороге «Гудаура». Её длина составляет 2 800 метров. Через грязные окна вагончика открываются отличные виды на горные хребты и ухоженные петли трасс, запруженные яркими горнолыжниками. Вместимость вагончика — десять человек.



Затем мы пересели на трехкресельную канатку «Пирвели». Её длина составляет 1 053 метров. Достигнув верха, мы испытали разочарование, так как на самый верх вела другая канатка, и, чтобы попасть на неё, нужно вернутся обратно. Вернулись. Но Игорь повел нас в уютное кафе. Рядом с ним, на краю обрыва прямо на снегу стояли симпатичные лежаки и столики. Чудесные виды. Восхитительный релакс. Чай-кофе-сало-конфеты из Светиного рюкзачка.

 
К тому времени, как закончили пить чай, парящая над вершиной снежная дымка, опустилась вниз и в считанные секунды превратилась в густейший непроницаемый туман. Стало обидно, потому что панораму с самой верхотуры мы сегодня уже не увидим. Стоим возле подъемника, смотрим, как кресла скрываются в серой пелене. После колебаний все же решились подняться на вершину Кудеби. На открытой трехкресельной канатке (1 063 м ). Продвигались в плотном тумане. Ощущения необычные. Лично мне это напомнило фильм ужасов «Мгла» по С. Кингу. Так сказать, слегка жутковато. Достигнув верха, спрыгивать не стали (видимость нулевая) и продолжили движение вниз.



Теперь нам предстояло преодолеть расстояние в 120 км до Тбилиси. К плотине Жинвальской ГЭС Военно-грузинская дорога спускается с гор вдоль реки Белая Арагви. Местами, где пойма реки достаточно широкая, она напоминала мне северную уральскую реку Щугор. Вода чистейшая, горная.

 
На закате добрались до хорошо сохранившейся крепости Ананури на берегу Жинвальского водохранилища. Замок Ананури был построен в средние века в узком месте реки Арагви и являлся главным форпостом, охранявший единственный путь с юга к Дарьяльскому ущелью.

Историческая Военно-грузинская дорога и проходила по старому мосту, который находятся ниже замка. Сейчас эта дорога затоплена водохранилищем. Рядом (выше) построен новый мост и новая дорога в Тбилиси.

К сожалению, осмотреть «в свое удовольствие» замок изнутри нам не удалось. Так мы прибыли за десять минут до закрытия посещений.

Если в двух словах — то это достаточно колоритный памятник архитектуры, на мой взгляд, прекрасная естественная декорация, чтобы снимать, например, романтические кинокартины о грузинских рыцарях Айвенго.

От Ананури до Тбилиси — 70 км. На этом участке мы совершили ещё три остановки. Первую возле чудовищной красоты памятника советской эпохи возле Жинвальской ГЭС (Жинвали ГЭС). Похожие стилистические изыски я встречал иногда и в Армении.



Что касается ГЭС, то как инженеру мне, разумеется, интересны её основные технические характеристики. Вот они: электрическая мощность 130 МВт, высота насыпной плотины 102 м, длина 415 м. Расчётный напор 128 м. В подземном здании ГЭС установлено четыре гидроагрегата с вертикальными радиально-осевыми турбинами РО 170-В-180 Харковскгого завода «Турбоатом».



Машину помыли, и, довольная, она засияла, показывая полную готовность к встрече с таинственным городом Тбилиси. Солнце скрылось за горами, на улице стало совсем темно. В столицу Грузии мы въехали в темноте.

Движение в мегаполисе, оживленное, в меру агрессивное, но, как мне показалось, без хамства. Навигатор уверенно вел нас к цели (забили дом и улицу) по незнакомому ночному городу. Правда, иногда сигнал, получаемый от спутника, запаздывал, и на одной развилке мы не успели свернуть куда надо. Сделали круг. Это был немного нервный участок: навигатор начал кратковременно теряться в местности. Света начала нервно ерзать покрикивать на Игоря, чтобы тот не глазел на город, а лучше направлял дорогу. Потом мы залетели в длинный тоннель, какое-то время продолжали движение, что называется « по наитию». Неожиданно навигатор «откис», и вскоре мы выскочили к нужной улице и нужному дому.

Хозяева нас уже ждали. Милые люди средних лет, очень переживающие за свое жилье, которое, видно, не от хорошей жизни стали сдавать в наём. Судя по всему, недавно.



Машину загнали в узкий двор. Домик маленький: две комнаты, кухня и совмещенный санузел, в котором очень холодно. В комнатах тоже холодно, но есть электрические обогреватели.

С хозяевами прогулялись по району. Они показали, как пройти к магазинам и метро. Оказалось, что мы сняли жилье в старинном армянском районе в центральной части Тбилиси — Авлабари.

 
Это все очень хорошо вписывалось в приподнятое настроение: мы наконец в Тбилиси. Будем жить в центре, в старинном армянском районе! Ещё одна мечта осуществилась!

В супермаркете купили продукты, Света приготовила ужин. Завтра нам предстояла большая обзорная экскурсия по Тбилиси, и за ужином Игорь, который был ответственный за маршрут, потягивая сухое грузинское вино, приговаривал: «Завтра должны узнать город так, чтобы каблуки задымились!»


Автор: Евгений Тумаков
9
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.