Исчезающие этносы: ведды. Человек из каменного века



В туристическом бюро Коломбо мне дали памятку «Как встретиться с веддами», отпечатанную на пишущей машинке. Это довольно любопытный документ. Вот что в ней написано: «От Маханаганы поезжайте по новой дороге на Баттиколоа. Через 5 миль около шоссе будет несколько лавчонок. Спросите там проводника Периса, который и поможет вам. Если его не окажется на месте, тогда обратитесь к почтальону из Алутунвары, который тоже не откажет в содействии. С одним из этих гидов и поезжайте в джунгли, куда можно углубиться на несколько миль в сухую погоду на автомашине. Затем вам придется оставить машину под охраной вашего шофера. Остальной путь идите пешком. В джунглях можно найти Тиссахами, одного из предводителей веддов, семья которого состоит из десяти человек. Кроме его семьи в лесной деревне живут и другие веды. С собой возьмите бетель, табак, орехи арековой пальмы, несколько старых рубашек и другую одежду, бисквиты, хлеб и тому подобные подарки. Проводнику заплатите от 10 до 20 $ - в зависимости от времени, которое он с вами проведет. Недалеко от этого места, милях в пяти, есть еще пункт, называемый Сороборавева, куда вас сможет провести тот же гид».


Такая исчерпывающая инструкция меня обрадовала – значит, с веддами не так уж трудно встретиться! И вот мы в пути. Как всегда, шофер Ранатунга по совместительству осуществляет и функции гида. Едем по дороге из Баттикалоа – главной провинции восточной части острова. В указанном месте сворачиваем с основной магистрали и выезжаем на лесную дорогу. Остановка. Разыскиваем и берем с собой местного проводника, который понимает язык веддов. Джип с трудом пробирается в джунглях по грунтовой дороге с выбоинами и ухабами. В период дождей она становится непроезжей. Пытаемся переехать овраг с водой. Сильный стук нижней части машины о грунт, и мы, боясь ее разбить, решаем остальной путь идти пешком. Наконец, выходим к какой-то деревне. Но это сингальская деревня. Нас окружают любопытные ребятишки. Опять идем в джунгли. А вот и первый ведда идет нам навстречу по лесной дороге: идет не с луком и стрелами, как мы ожидали, а с топориком.
Мы буквально набросились на него, как исстрадавшиеся от жажды, и стали щелкать затворами фотоаппаратов. Еще бы! Первый живой ведда сошел со страниц книжек и позирует нам в своей привычной позе. Наша «фотонавязчивость» его не беспокоит. Итак, перед нами потомок древнейших людей на земле, которые населяли Азию и Африку, когда они еще были одним континентом, и родственник аборигенов Австралии.



Вопрос об этногенезе (происхождении) веддов представляет собой несомненный интерес для этнологов, вот почему ученые многих стран уделяют ему серьезное внимание. Рассмотрим, что известно об этимологии самого названия. Слово «ведда» в переводе с санскрита означает «охотник». Так же переводиться и тамильское название веддов – «веддан». Часто «ведда» переводят как «лесные люди». Как видим, оба названия указывают на род занятий веддов.
Существует несколько теорий о происхождении веддов. Немецкий ученый С.Д. Зелигман, посвятивший несколько лет изучению этой исчезающей этнической группы, высказал предположение, что веды пришли на Цейлон из Юго-Восточной Азии и что они в родстве с некоторыми племенами Малайского архипелага и Андаманских островов.
В свою очередь, ланкийский профессор Г.С. Мендис считает, что ведды мигрировали из Индии через Адамов мост когда он еще не был скрыт морем. Этот вывод он делает на основе сходства языка веддов и некоторых индийских диалектов. Поэтому некоторые ланкийские ученые заявляют, что беспредметным становится спор между сингалами и тамилами о том, кто из них первым пришел на остров из Индии, поскольку еще задолго до них там жили ведды.
Мендис так описывает веддов: они маленького роста, не выше 153 см. Голова у них сильнее вытянута, чем у ариев и дравидов, нос приплюснут, волосы курчавые. Многие из них живут не в хижинах, а в пещерах. Они носят лишь набедренные повязки, сделанные из листьев или коры деревьев.



Еще одна легенда о происхождении «лесных людей» - это версия «Махавамсы», древней хроники, написанной на языке пали. Там говорится, что ведды – потомки индийского принца Виджаи и принцессы духов-якхов Кувени. Однако вряд ли эта версия древней хроники представляет научный интерес. По мнению индолога и этнолога Л.В.Шапошниковой, долгие годы занимавшейся индийскими племенами, веды сродни гондам Южной Индии. Однако неопровержимых доказательств этого нет. Какие бы ни выдвигались научные гипотезы о веддах в отношении того, кто они и откуда пришли, теперь уже наукой с определенностью установлено, что веддов можно отнести к древнейшим жителям Шри-Ланки.
Сегодня на Шри-Ланке осталось лишь немногим более 800 веддов. Когда-то, на заре истории, они были расселены по всему острову, но позже оказались оттеснены в глубинные районы центральной и восточной части страны. Большинство из них живет теперь в верховьях рек Гал-Оя и Мадуру-Оя. Занимаются они главным образом земледелием и ведут оседлый образ жизни. Язык веддов является диалектом сингальского языка. Своей письменности у них нет. От сингалов и тамилов веддов можно отличить прежде всего по чертам лица и приплюснутым носам.
Сегодняшние веды составляют три племенные группы и несколько мелких кланов. По-прежнему продолжается их процесс ассимиляции. Так, веды центрального нагорья ассимилируются сингалами, а проживающие в восточной части страны, между Тринкомали и Баттикалоа смешиваются с тамилами, перенимают их язык и нравы. Ассимиляция сказывается на их религиозных верованиях и представлениях. Если раньше веды верили в различных духов, обитающих среди них, то теперь буддизм и индуизм оказывают довольно сильное влияние на их представления. В результате часть их посещает буддийские или индуистские храмы.
Лишь незначительная часть веддов по-прежнему занимается охотой, в основном на кабанов и оленей, они также собирают мед, плоды и коренья. Когда мужчины охотятся, женщины заняты приготовлением пищи и присмотром за детьми. Мясо жарят прямо в золе, овощи варят в глиняном горшке. Можно сказать, что былые занятия веддов – охота, собирательство – уходят в прошлое. Реальность такова, что вероятность встретить ведда-охотника с луком и стрелами тает с каждым днем, разве лишь на параде или на каком-либо «шоу» для привлечения туристов.



Немногочисленным, цепляющимся за традиционный образ жизни веддам жить становится с каждым днем труднее. Особенно хорошо это видно на примере деревни Куда Тамменава в лесах Раджараты, в районе Виллапату-Вавуния. Здесь живет один клан, состоящий из двенадцати семей. Общая численность жителей деревни – 120 человек. Жители считают себя потомками одного, очень старого веддийского клана, члены которого издавна заселяли эти земли. Они гордятся тем, что живут изолированно и не смешиваются с другими племенами и этническими группами. Браки совершаются только между членами этого клана. Если юноша берет в жены девушку из другой деревни, его считают уже вне клана. В этих же лесах есть еще небольшие поселения, родственные этому клану, откуда тоже можно брать невест. Однако чаще всего браки происходят в рамках одной деревни и совершаются в очень раннем возрасте. Когда девочке исполняется 12-13 лет, ее выдают замуж за старшего двоюродного брата.



Двоюродные брат и сестра уже в раннем возрасте выполняют простые деревенские обязанности по охране полей от птиц и диких животных. Проходит совсем немного времени, и они уже вместе обрабатывают участок земли (теперь уже для своего хозяйства), а затем и строят хижину. Так появляется еще одна семья в деревне. На своих маленьких участках земли, очищенных от леса, они выращивают красный стручковый перец, баклажаны, тыкву, помидоры, огурцы, кукурузу и некоторые другие культуры. Если овощи они обменивают на кокосовое масло и глиняную посуду на рынке в маленьком городишке километрах в двадцати от их деревни, то зерно производят только для себя.
Жизнь веддов в этом поселении полна опасностей. Самой большой угрозой для них являются дикие слоны и леопарды. Особенно в сухой сезон в поисках воды и пищи слоны приходят в деревню, разрушают хижины. Ночью жителям с факелами в руках приходится отпугивать слонов. Летние ночи сухого сезона полны тревог и волнений для взрослых и детей. Волей обстоятельств дети с малых лет становятся знатоками повадок диких животных.



Расширение национального парка Виллпату лишило веддов многих участков для охоты и земледелия. Один из старых жителей деревни жаловался, что пришло для них время печали, так как они теряют свои земли и свободу и все больше оказываются привязанными к своим клочкам земли.
Ведда, по имени Ануэль Этто, ведет нас к своей хижине. Ему 52 года. Рост его не превышает 1,5 м. Выглядит он физически здоровым и упитанным. Дорога к его хижине идет через обгорелые джунгли. Видимо, здесь небольшой участок выжжен под поле. Семья ведда большая – у него восемь детей. В его хижине – никаких признаков цивилизации. Типичный быт «лесных людей».



Стремясь узнать больше подробностей из жизни веддов, мы задавали много вопросов через нашего переводчика Периса. Однако отвечал нам в основном наш проводник, видимо, делает на этом свой бизнес. Раздача подарков, привезенных в соответствии с «инструкцией», не произвела эффекта. Через переводчика Ануэль Этто попросил у нас немного денег для своей семьи. Эту нужду испытывали и другие семьи клана. С тяжелым осадком в душе мы покидали поселение аборигенов Шри-Ланки.

41
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Вячеслав Спиридонов
И все....? ни орнаментов нет,  ничего? как звучит на их языке мама? как называется на их языке лес-джунгли?
Елена Бутько
1
Не все сразу! Это пока только предисловие :)))
Буддика Диссанаяке
Мама- аммила етто,
Джунгли - вана поджджа.
ИВАН Яковлев
0
Интересно, но мало фотографий, ждем еще...
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.