Исчезающие этносы: мокены - люди моря



Горстка людей, живущих на островах близ Мьянмы в Юго-Восточной Азии, не имеет гражданства, избегает контактов с цивилизацией и большую часть своей жизни в буквальном смысле проводит в море. История этого народа никогда не была написана, и лишь немногие исследователи понимают их язык. У них нет письменности, а пренебрежительное отношение к материальной собственности обусловило практическое отсутствие каких-либо артефактов, способных пролить свет на их прошлое. Их жизнь вольна, как ветер, оставшись невидимой для большинства наших исторических методов исследования.



Одна из научных гипотез предполагает, что выделившись в отдельную группу в результате великого переселения австронезийских народов, эти люди были вытеснены к морю около 3500 лет назад, а затем проживали на Малайском полуострове, обособившись от других групп в конце XVII века, пока не были изгнаны и оттуда. Согласно же мнению доктора Нарумон Арунотай из Института социологических исследований университета Чолхалонкорн (Бангкок, Таиланд), предки их были жителями Андаманских или Никобарских островов, первыми достигшими архипелага Мьей близ побережья южной Мьянмы, состоящего из приблизительно 800 островов. Эти острова и стали настоящим домом морских кочевников. Этнографы называют их джакун, мьянманцы — салоны, а тайцы — чауле, что переводится как «люди моря», а немногочисленные туристы, добравшиеся до них в последние годы — просто «морскими цыганами».



Сами же морские кочевники делят себя на три племени — мокены, моклены и урак-лавой. Все они разговаривают на разных, хотя и довольно схожих диалектах малайского языка; практикуют родственные браки и обладают сильным чувством кочевой общности и солидарности. Они никогда не предъявляли прав ни на какие территории и не принимали участие ни в какой войне. Их главными врагами были малайские пираты, которые в течение сотен лет терроризировали здешние моря. Но, поскольку мокены никогда не владели ничем в количестве больше необходимого, грабить их было бессмысленно. Ко всему прочему, женщины племени не привлекали грубых пиратов, поэтому в большинстве случаев мокенов оставляли в покое. Мокены поддерживали образ жизни охотников-собирателей до прошлого столетия. Без политического определения и постоянного места жительства, они бесконечно болтались по океану в своих лодках-кабангах в поисках пищи и тихого залива, где провести ночь.



Кабанг — размером не больше 10 м, — делается из полого ствола дерева, которое еще выжигается изнутри горящими углями. Пальмовые листья и бамбуковые жерди привязаны к лодке веревками, также сплетенными из растений. Конструкция за последние 4000 лет практически не менялась. И отношение к лодкам у племени особое, даже сакральное. Лодка для них — это больше, чем средство передвижения. Это больше, чем дом. Это больше, чем инструмент, с помощью которого они могут прокормить себя и свою семью. Это больше, чем показатель достатка и состоятельности. Лодка — это все, для тех, кто рождался, жил и умирал на этой же самой палубе.



Моллюски, крабы, раковины и другие морские существа, которые можно собирать в отлив, служат им пищей, вместе с корнями маниока, растущего в джунглях. Как раньше, так и сейчас мокены добывают совсем немного рыбы, хотя и являются опытными моряками. Они и фермерами стать отказались, хотя очень много знают о съедобных и лечебных растениях джунглей.



Люди племени сейчас рассеяны по всем островам архипелагов Мьей в Мьянме, живут почти также как и раньше, своей традиционной жизнью, без гражданства, и без какого-либо социального обеспечения. На сегодня их осталось примерно 2-3 тыс. человек. Чуть более 200 из них живут на острове Сурин (Таиланд) и работают в нацпарке. Приблизительно 600 — в остальном Тайланде в чрезвычайной бедности. Некоторые — просто на грани голода, и только несколько десятков (главным образом, дети) имеют тайское гражданство.



Чтобы выживать, морские цыгане сегодня участвуют в торговле. У каждой группы лодок, передвигающихся вместе, есть агент — это их единственная связь с цивилизацией. Агент — обычно таец, малаец или мьянманец. Как правило, этот человек говорит на языке мокенов, иногда даже живет среди них на своей собственной лодке и берет в жены женщину племени. Либо встречается с мокенами в море в условленное время в условленном месте, чтобы совершить обмен товар-деньги-товар. И в связи с до сих пор сохранившемся у народности матрилокальном браке (т.е. форма брачного поселения, при которой муж переходит на жительство в общину жены), таким агентам они безгранично доверяют — ведь они фактически становятся полноправными членами племени. Мокены предлагают перламутр и жемчуг, крупных голотурий, разных моллюсков, иглокожих, — все то, что считается деликатесом на китайских и тайских рынках, а взамен получают от агента немного денег, инструменты для работы, топливо, рис. Он также снабжает их алкоголем, сигаретами, и опиумом, но всегда в небольших количествах. Так мокенов держат на крючке: без пагубного зелья они уже обойтись не могут, но при этом еще не теряют способности работать.



За столетия жизни в море у них развились необычные способности погружений на задержке дыхания. Они свободно ныряют на 20 м и глубже без ласт, используя очки для плавания, сделанные из кокосовой скорлупы и кусков старого стекла, приклеенного древесной смолой. Могут оставаться на глубине долгое время, ловя рыбу голыми руками или гарпуном, высматривая на глубине морских обитателей, которые стали редкостью на мелководье из-за безудержного лова. Шведская исследовательница Анна Хильсен (Университет Лунда) в ходе научной экспедиции, проведенной в 2003 году обнаружила, что дети мокенов лучше видят в воде, чем европейские дети того же самого возраста. Вероятно, это происходит в результате развитой за годы тренировок способности уменьшать размер радужной оболочки глаза и изменять кривизну хрусталика, что позволяет видеть острее и точнее фокусироваться. Без всяких масок дети мокенов ныряли на глубину в 3-4 метра, различая под водой объекты менее 1,5 мм. Европейцы же с трудом видят 3-миллиметровые цели.

 


У мокенов нет никакого гражданства, и поэтому свободу их передвижения ограничивают тайцы и мьянманцы, находящиеся в продолжительном территориальном споре. И хотя мокены — абсолютно безопасные и мирные люди, им не позволяется пересекать границу, даже чтобы посещать свои важные традиционные церемонии, где они обычно общаются с родственниками или встречают будущих невесту или жениха. Самая важная церемония этого народа — спиритический фестиваль «лой руи» или фестиваль уплывающих лодок, происходит один раз в год во время последнего полнолуния сухого сезона (апрель). Немногим иностранцам было позволено участвовать в этой церемонии. Мокены — анимисты (спиритуалисты), то есть считают, что каждый объект во вселенной имеет душу, и день церемонии — день, когда открыты ворота между нашим материальным миром и миром душ природы и их древних предков.



Все действие происходит ночью. Деревянные лодочки с рукодельными фонариками наполняются дарами для духов и маленькими деревянными куклами. После чего навсегда отправляются в вечное плавание. Деревянные куклы символизируют души умерших, которые отправляются далеко, далеко в свое последнее плавание, чтобы не тревожить живых. После того как становится не видно света последнего фонарика на уплывающей лодочке, начинаются их традиционные танцы вокруг их знаменитых лодок. Так племя настраивается на свое будущее в наступающем году. В языке мокенов отсутствует слово «порядок», «взять», «хотеть», «когда» и «увидимся снова». Их понятия о времени и собственности отличаются от наших, а будущее, как кажется, полностью абстрактно. Так зачем беспокоиться о планировании и сбережении? Почему надо расстраиваться по поводу расставания и бороться за землю?



С древних времен морские цыгане бродили по морям, переживая изменения, терпели лишения. Они отклонили буддизм и ислам, которые распространялись в тех местах, где они жили, и христианских миссионеров, которых послали, чтобы обратить их в свою веру. Они отказались стать фермерами и успокоиться на одном месте, и стараются уклоняться от любых контактов с цивилизацией, кроме торговли через агентов. Культура мокенов — это окно в нашу общую древнюю историю, хотя их выживание главным образом обусловлено тем, что они избегали чужаков. Численность «морских цыган», являющихся коренными жителями архипелага Мьей, сегодня стремительно сокращается из-за чрезмерного промышленного вылова рыбы и истощения морских ресурсов, бурения нефтяных скважин на шельфе и действий властей, стремящихся развивать на этих островах туризм.



Тайцы и мьянманцы, ограничивая передвижения, которые являются для мокенов источником существования, делают их зависимыми от подачек туристов и в конечном счете, вынуждают становиться попрошайками. В гонке за ресурсами и прибылью никому нет дела ни до природы, ни до нескольких тысяч человек, которые могут жить лишь наедине с ней — будь то индейцы Амазонки или аборигены архипелага Мьей. Конечно же, это все не со зла. Ничего личного, только бизнес.


35
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Ягодка Волчья
0
Как всегда - интересно
Сергей Сорокин
0
Жалко их...
День Ильин
0
......."жалко Их"...,хМ...как бы!     Таков Девиз созданного Атлантистами мира Наживы,  отравляющего Жизнь
Vladimir Firsov
2
Действительно, очень познавательно.
Спасибо.
Julia Sidyakina
0
Как увлекательно!
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.