Индия. Гималаи. Путешествие в Долину Богов. Перевал Ротанг и городок Манали




Предисловие.


Привет, меня зовут Елена. Индия это страна, которой я грезила с детства. А началась эта любовь вот с чего.
Многие помнят, сколько девочек в 80-90–е годы прошлого века лихо выплясывали под музыку из индийских фильмов, представляя себя Хемой Малини, Рекхой, а то и самим… Митхуном Чакраборти! Вот и я из их числа. По всей стране стихийно возникали коллективы индийских танцев. С оренбургским ансамблем индийского танца «Сарасвати» мы гастролировали по деревенским клубам. Нас встречали как звезд! А в 2007 даже побывали в Пакистане и танцевали там на свадьбе. А вот в Индию поехать почему-то не получалось.
Моя любовь к Индии удачно совпала с увлечением моего мужа Алексея, сотрудника Оренбургского института степи УРО РАН и члена Русского географического общества, философией и творчеством семьи Рерихов. Его, как ученого и кандидата наук, волновала судьба Гималайского института научных исследований «Урусвати».
Летом 2014 года он связался с сотрудниками Международного центра Рерихов и был приглашен в октябре этого же года на научную конференцию в Гималаи в город Наггар, где находится усадьба Рерихов и институт «Урусвати».
И дабы не стать первым человеком в мире, «задушенным жабой» насмерть, я напросилась туда вместе с ним.
Все сложилось, звезды сошлись! И вот мы, наконец, поехали в страну моих детских грез!
Вместе с нами в Индию ездили еще два сотрудника Международного центра Рерихов – ответственный секретарь МЦР Павел Михайлович Журавихин и Анатолий Андреевич Лебеденко – заместитель руководителя Объединенного Научного Центра проблем космического мышления Международного центра Рерихов.
За время нашей поездки мы побывали в долине Кулу, в Дели, в Агре, посетили гималайские города Манали, Наггар, Дхарамсалу, перевал Ротанг.

Перевал Ротан или лучше гор могут быть только горы!


Ни свет не заря меня разбудил Алеша и спросил, поеду ли я на перевал. Вчера, сильно устав после поездки в Дхарамсалу, я сказала ему, что ни на какой перевал я завтра не поеду. Но, другой возможности туда съездить может и не быть. Москвичи собрались туда именно сегодня в 6 утра. Ну, не сидеть же в номере, в самом деле, вроде бы за ночь немного удалось отдохнуть от вчерашних приключений. Так и быть, поеду!
Кафе в гестхаусе было еще закрыто и позавтракать нам не удалось. Меж тем, наступал рассвет и в лесу запели птицы, издавая трели божественной красоты!
За рулем джипа сидел кудрявый молодой индиец с красивыми глазами, обрамленными длиннющими ресницами, по имени Радж. Как сказал Журавихин, Радж приходился племянником местного пуджари,
– Брамин, – сказал Лебеденко, похлопав парня по плечу.
Вот это да! На дворе Кали-юга, а у нас настоящий брамин в качестве водителя. Чудеса!
Всю дорогу Павел Михайлович непрестанно болтал с водителем, который знал даже несколько фраз по-русски. Журавихин научил его еще одной фразе: «Лучше гор – только горы!». Радж всю дорогу признавался в своей любви к горам и называл себя «принц гор», так как его имя в переводе означает «принц».
Дорога шла через городок Манали и дальше 50 километров в гору.



Сам Ротанг находится на высоте 3978 метров, является перевалом на горном хребте Пир Панджал и отделяет от горного плато Лахул и Спити долину Кулу.
Когда мы подъехали к горе, на которую нам предстояло забраться, нас остановил патруль и сказал, что проезд сегодня закрыт из-за ремонтных работ. Но, боги долины Кулу были в тот день на нашей стороне. Радж объяснил им, что он везет группу из посольства России и попросил сделать исключение. На это полицейский сказал, чтобы кто-нибудь прошел с ним, вызвался Журавихин. Наверное, он весьма успешно там сыграл роль дипломата и нас пропустили.
То, что перевал в этот день был закрыт, и нас пропустили одних, оказалось большой удачей, так как в обычные дни на этой дороге образуются огромные пробки. Мы же ехали беспрепятственно на приличной скорости.
Дорога представляла собой серпантин, который петлял ступенями поперек горы до самой вершины.



Вокруг раскинулись неописуемой красоты горные ландшафты, зеленый лес, скалы, водопады, заснеженные пики.



По дороге мы остановились пофотографироваться. Когда я вылезла в этом месте из машины, меня просто обдало холодом. Я надела капюшон от кофточки и укуталась в плед, купленный вчера в Дхарамсале.



По дороге попалось какое-то селение, даже на такой высоте живут люди.



Там виднелись кафе, но наше предложение остановится и попить чего-нибудь, отклика не нашло.
Еще нам повстречался грузовик с дорожными рабочими. Какой ужас! В основном это были женщины, все тщедушные, в пыли, в грязи, замотанные в какие-то невероятные тряпки.
Перевалив через хребет, мы выехали в местечко, которое и было перевалом Ротанг. Это ворота в Ладак, район, называвшийся ранее малым Тибетом. Здесь дорога из жарких долин Индостана пересекает главный гималайских хребет и спускается в царство высокогорных пустынь трансгималаев. С перевала открывается великолепный вид на долину Кулу и снежные вершины хребтов Дауладар, Пир-Панджал и Занскар.
На перевале построена буддийская ступа, около которой можно укрыться от холодного ветра непрерывно дующего здесь.



Впереди далеко внизу течет речка.



А прямо перед глазами расстилаются заснеженные горы - вершины Большого Гималайского хребта, которые гораздо, выше того места, где мы находились.

 

После перевала дорога идет к деревне Кейлонг, находящейся в долине Лахул - столице Западно-Тибетского Региона Лахул. Там располагалась летняя резиденция Рерихов, а так же филиал института гималайских исследований «Урусвати».
Поскольку это была сама высокая точка, на которую мы когда-либо поднимались, Алеша не упустил случая развернуть здесь флаг в честь покорения нами этой вершины.



Дело в том, что он увлекается геральдикой и у него в коллекции имеется много флагов, в том числе, флаги им самим придуманных государств. Но, на этот раз это был флаг Оренбургского казачьего войска, сотником которого Алексей является. Радж, увидев, как мы фотографируемся с флагом, тут же подскочил к нам, так мы и запечатлелись с одной стороны я, с другой он, держим флаг Оренбургского казачьего войска на перевале Ротанг в Гималаях.



Наиболее известной и самой высокой из них является гора Гепанг или как ее еще называют гора М. Высота ее почти шесть тысяч метров. А горой М ее называют из-за двух вершин, напоминающих эту букву алфавита. Знаменита эта гора тем, что ее изображал на своих картинах Николай Рерих. У него есть целый цикл картин, посвященный этому месту, поэтому сюда так и рвались рериховцы.



Большую часть времени гора Гепанг была закрыта облачком. Радж сказал, что эта гора редко открывается, увидеть обе вершины чистыми – это большая удача. Это удивительное явление, ведь в этот день облаков на небе не было, а это единственное зацепилось за самую высокую вершину и не хотело улетать.
Но нам опять повезло и чудо случилось! Поистине страна чудес!
Во-первых, обычно многолюдный перевал, был почти безлюден. Ничто не мешало нам наслаждаться представшим нашему взору величием природы. Все мы разбрелись по перевалу кто куда. Мы с Алешей вдоволь нафотографировавшись, и сознавая, что фотографии не в силах передать всю красоту этого места, просто гуляли и пытались запечатлеть все это хотя бы в своей памяти. В таком месте хочется читать стихи, философствовать, писать пейзажи или просто медитировать! Ведь здесь испытываешь одновременно и восторг и умиротворенность и вдохновение и еще кучу чувств, которые я своим несовершенным языком не в силах описать!
Во-вторых, по истечении часа пребывания на перевале, облачко, закрывавшее Гепанг, вдруг отошло назад и обе вершины открылись нам во всей своей красе! Несмотря на холодный, пронизывающий ветер, мы стояли и не могли оторвать взгляд от этого зрелища. Это был знак! Знак, что боги на нашей стороне и все у нас получится! И все желания обязательно сбудутся!



Но, замерзла я уже так, что опасалась себе что-нибудь застудить. Надо было возвращаться, и я почти бегом побежала к машине. Правда бежать получилось недолго, вскоре я стала задыхаться и перешла на шаг. Я обернулась и посмотрела на Гепанг. И удивительное дело! Облачко снова вернулось на свое место, вершины закрылись. Такое впечатление, что гора открылась специально для нас, показала свою красоту, а как только мы отошли, закрылась снова, как стыдливая индийская девушка закрывает концом сари прекрасное лицо. Вот и не верь после этого в то, что горы - это живые существа!
Сев в машину я почувствовала, насколько заледенела. «Еще не хватало здесь заболеть» – подумала я. И зря! Ну как я могла забыть, насколько быстро материализуется мысль в этой удивительной стране! Стоит о чем-то подумать и это тут же сбывается! Если вы попадете когда-нибудь в Индию, никогда, помните, никогда не думайте здесь о плохом! Здесь мысль материализуется очень быстро, гораздо быстрее, чем где-либо в мире! В этом я убедилась буквально на следующий день.
Мы двинулись обратно. От высоты и потрясающей красоты, разворачивающейся перед глазами приятно захватывало дух.

 

Когда мы проезжали поселок, мы еще раз предприняли попытку предложить заехать в кафе, перекусить. Ведь голод тоже давал о себе знать. Но Радж сказал, что лучше здесь не есть, очень грязно. Раз уж индиец так говорит, значит, так оно и есть и лучше последовать его совету. В Индии не всегда можно покушать, когда тебе хочется, даже если кругом полно мест для этого.
Но, в поселке мы все же остановились, чтобы осмотреть, находящуюся там буддийскую ступу.



Пока Журавихин снимал окружающую местность и птиц, я заметила еще одну занятную картину. На веранде одного из зданий два местных парня… мылись прямо на улице, намыливаясь и окатывая себя водой из ведра. При этом температура воздуха была не намного выше той, что была на перевале. Вымывшись, эти «суровые гималайские парни» сели обсыхать тут же на веранде в мокрых трусах! Вот тебе и южная теплолюбивая нация?! И это были не единственные наши наблюдения, которые говорили совсем об обратном.



Еще одну остановку в пути мы сделали, потому что заметили, целую стаю грифов, сидевших на дереве, прямо не далеко от дороги. У Алеши была с собой подзорная труба, и мы во всех подробностях рассмотрели этих огромных птиц.



Уже почти спустившись вниз, мы заметили с правой стороны валяющийся внизу автобус, не вписавшийся в поворот. Ладно хоть высота здесь была не большая и оставалась надежда, что пассажиры остались живы. Радж сказал, что такое происходит здесь часто, если водитель, например, из Дели, и никогда не ездил по горной дороге. Навыки вождения в горах и на равнине сильно отличаются. Радж заверил, что с нами такое не случится, потому что за рулем он - «принц гор».
И вот уже показался город Манали, где мы сделали короткую остановку, успев только сфотографироваться возле памятника Джавахарлалу Неру.



На следующий день мы побывали в этом городке на фестивале Дассера.

Манали. Фестиваль Дассера.



На дороге, возле поместья Рерихов стояли наготове машины. Вместе с нами в Манали поехали сотрудники ММТР - Международного Мемориального Треста Рерихов, русский народный ансамбль и дети из детской Академии искусств имени Н. Рериха, которые тоже будут выступать на фестивале.
Усевшись веселой компанией в джип, мы поехали по дороге вниз, в центр города Манали, который кишел народом и был красочно украшен мишурой.



По городу ходили процессии со статуями богов в сопровождении барабанов и труб. Мы припарковались около большого концертного зала, который располагался прямо под открытым небом.
Лариса Вениаминовна - директор ММТР провела нас прямо за кулисы. На сцене уже кто-то выступал, слышалось индийское пение, но скорее всего это был только разогрев, поэтому нам посоветовали пойти погулять пока по городу. Туда сегодня принесли богов долины, и они должны быть где-то неподалеку в палаточках.
Несмотря на то, что погода портилась, пошел дождь, народу было как у нас во время какого-нибудь дня города. Посреди празднества кипела торговля с сотен лотков и повозок. Продавали сувениры, украшения, одежду, различные изделия местных мастеров, сладости. Местные ремесла включают, прежде всего, производство шерстяных шалей. Шали с орнаментом и цветами принесли сюда в начале XIX века ткачи, переселившиеся в долину из Бушехара. Они до сих пор называются бушехарскими шалями. Более грубая разновидность называется патту, которые используются также как одеяла. Обычное патту местные женщины носят вместо сари, закрепляя его концы на груди с помощью серебряных брошек-бумини и привязывая к талии с помощью куска ткани-гачи. Также традиционными являются похожие на тюбетейки шапочки с плоским, одноцветным верхом, так называемые "кулу-кэпс". Они давно стали наиболее популярным мужским головным убором по всему Химачал-Прадешу.
Еще немного побродив, поглазев на товары, мы увидели палаточный городок. Это и были боги, принесенные сюда на праздник.



В дни Дассеры все боги долины, а их около 350 на специальных колесницах прибывают в Кулу, дабы поклониться Раму-Рагхунатху. Лишь святой отшельник Вашишта, обучавший Раму в дни его отрочества, и непредсказуемый и коварный Джамлу освобождены от этой повинности. В связи с оскудением деревенских храмов после прекращения государственных дотаций им и ликвидации помещичьего землевладения с 60-х годов доставка деревенских богов-девата на Дассеру финансируется за счет департамента туризма. Для каждого бога здесь устраивается собственный алтарь-бивак.
Колесница стоит на площади до самого конца праздника. В его предпоследний день устраивается девата-дарбар, или прием богов. Во время него мудрецы-брахманы излагают внимающим толпам прогноз на следующий год, продиктованный самими богами. Заканчивается Дассера сожжением травы, символизирующим Ланка-дахаг, или покорение Шри-Ланки принцем Рамой. В качестве компромисса между вегетарианским Рагхунатхом и кровожадными деревенскими девата, явно тяготеющими к богу Шиве, князь приносит «пятерную жертву» его супруге Дурге. Богине жертвуют буйвола, козу, петуха, рыбу и речного краба, причем буйвола князь должен забить мечом с одного удара, что требует немалых усилий.
Мы побродили среди богов и решили, что пора возвращаться на концертную площадку.
Судя по афише, которую мы увидели у входа, артисты прибыли сюда не только со всей Индии, но с разных концов мира. Турки, египтяне, русские, латвийцы, непальцы, тайцы… всего 12 стран было представлено на фестивале.



Проведение такого мероприятия в Индии в дни Дассеры не удивительно, ведь поклонение богам в Индии происходит именно посредством танцев и песен. Это жизнерадостная танцующая и поющая нация!
За кулисами мы с Алешей сфотографировались с маленькой ярко одетой индийской танцовщицей в огромном головном уборе, напоминающем вазу с цветами.



Наши артисты тоже уже были переодеты и толпились здесь же. Со сцены доносились звуки индийской музыки и, мне ужасно захотелось посмотреть, что там происходит. Мы встали сбоку в кулисах, но там уже толпился народ, и было плохо видно, тогда мы спустились в зал и сели на свободные места. Пробыть там нам тоже пришлось недолго, начался сильный дождь и опять загнал нас под крышу около сцены. Однако, тяга индийцев, сидевших в зале, к искусству была такова, что они не расходились и сидели прямо под дождем.
На сцене выступали коллективы из Индии с танцами, посвященными богам. Один из них был посвящен богине Кали. Танец скорее походил на лихую пляску, под конец которой девушка-солистка стала изображать саму богиню, вытаращив глаза и высунув язык.
Немного погодя дождь кончился, и мы опять проскочили в зал.



Сиденья были мокрые, похолодало и, несмотря на то, что на мне была теплая куртка, ноги в джинсах начинали замерзать. При этом индийцы вокруг, в своем большинстве, сидели в шелковых шальвар-камизах, некоторые с короткими рукавами и не было похоже, что они испытывали те же чувства. Я в который раз поражалась их терморегуляции.
Вскоре на сцену вышли гости из Египта со знаменитым танцемц с юбками. Танец еще не кончился, когда пришло СМС от Журавихина, срочно уходить, мы уезжаем. Оказалось, концерт были вынуждены сократить, потому что уже приехала звезда из Болливуда. И мы на самом интересном месте должны уезжать!
К счастью на парковку, где находились машины, был выведен еще один большой экран, на который транслировалось действо со сцены и какое-то время мы еще смотрели концерт оттуда. Болливудская звезда оказалась певцом и была мне неизвестной, поэтому я не стала сильно расстраиваться.
Между тем народ проголодался, и было решено поужинать здесь. Аня - переводчица ММТР вызвалась нас проводить в кафе-палатку, которых вокруг было множество. Но покушать в Индии в кафе во время праздника оказалось целым приключением. Мы ходили от кафе к кафе, и Аня узнавала насколько блюда острые.
В одном из них готовили нечто, похожее на наши блины с начинкой из курицы и нам предложили сначала попробовать такой блинчик. Лебеденко, Аня, я и Алеша согласились, а Журавихин убежал куда-то искать что-то еще. Блинчик принесли мне, вероятно, все решили, раз я смогу съесть, значит и другие смогут.
Блин на вкус оказался острым, но не до такой степени, чтобы вообще нельзя было есть. К блинам мы заказали массала–чай. Когда я уже съела половину блина, поняла, что дальше не могу, весь рот горел огнем. А чай нерасторопные индийцы так и не удосуживались подать. В результате, когда вернулся, Журавихин обнаружил забавную картину: мы с Аней сидим с открытыми ртами и недоеденными блинами на тарелках, одному Алеше с голодухи удалось блинчик умять. Ане к тому же на зуб попалась какая-то специя, и она ее раскусила.
– Да, такого я еще не ела! – сказала она с перекосившимся лицом.
Журавихин же где-то умудрился раздобыть целый пакет обычных сладких булочек, похожих на наши. В такой ситуации они оказались очень кстати. Какие же они были вкусные на фоне этой гадости! Булочками удалось немного заглушить пожар, полыхавший у нас во рту.
Чай мы так и не дождались и пошли к машинам так. Втиснулись в машины, как выразился Дмитрий, «по-индийски». Он сказал, что они здесь всегда так ездят. «По-индийски» – это когда в машину, рассчитанную на пять человек, набивается двадцать пять. «Я и не подозревала, что моей попе нужно так мало места» – подумала я, втискиваясь на крошечный пятачок, при этом со всего маха ударившись головой о верхний край дверного проема.
4
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.