Хорошо, что эта земля досталась норвежцам

В эпоху таймшеров как-то пристали на улице и ко мне с вопросом: о какой стране я мечтаю. «Норвегия»,– совершенно неожиданно для себя выпалила я. И 20 лет после этой нелепой фразы заглядывала в туры по Скандинавии, всякий раз отбрасывая саму идею туда поехать – ну очень дорого! А прошлым летом совершенно случайно задала своему старинномуприятелю-питерцу вопрос о планах на лето и услышала: Еду в Норвегию. И сразу же предложил поехать с ними. Выходит, мечты сбываются! Надо мечтать!


Со своим самоваром



Нас было трое на челне, т.е. на машине, отправившейся из Питера через Финляндию и Швецию в Норвегию. Мои компаньоны: мой старинный друг, Виталий и его родственник, которого мы почти сразу окрестили командором: он и водила, и гид-переводчик. Как человек бывалый в Норвегии дважды, он наметил маршрут и организовал всю подготовку. На российско-финской границе у бравого пограничника при взгляде на наш багаж и на нас, слегка ветеранов, округлились глаза. Из багажников просто вываливались палатки, спальники, складные стульчики, столики, походная плитка, кастрюли, сковородка, коробки с продуктами. Мы ехали туда, не ориентируясь не на какие отели, лишь забронировав несколько ночей в кемпингах. Потому что от норвежских цен слегка пошатывает не только ветеранов.Так что, мы по полной затарились кашами, супами в банках, пакетиках, макаронами, печеньями, посудой, салфетками. Хуже было с сигаретами. Когда мой блок сигарет закончился, я таки купила одну дешевенькую пачку за 500 рублей, и каждую сигарету не просто выкуривала, а устраивала табачную церемонию, иногда кофейно-табачную.Ах, эти 40 крон (здесь их величают НОК) за Wi-Fi в кемпинге, 40 –за проезд по дороге, 16 -за литр бензина, 300-400 – за домик в кемпинге, 150 – за место на поляне для палатке в кемпинге, 10- за стирку, 20-35 – за бутылку пива, 70 – за лосося кг, 40 – за проезд на паромчике за 20 минут, 17-25 – за буханку хлеба, 12-15 – за литр молока, 250-350 – за бутылку водки. Все помножьте на 5,7, примерно такой был курс кроны к рублю в июле прошлого года. В провинции и вечером цены ниже.


Хайкинг



Когда я собиралась в Норвегию, мне даже в страшном сне не могло привидеться, сколько придется пройти пешком. В Норвегии все достопримечательности – а они исключительно природные: ледники, водопады – спрятаны далеко и надежно от автобанов, трасс. Машину оставляешь на стоянке и вперед, в многокилометровый путь, чтобы полюбоваться на самый лучший водопад, на самый интересный водопад, второй в Европе по красоте, на ледник, который тает, на самый большой ледник, на видовую площадку, откуда суперчудесный вид на фьорд. Причем, идти приходится не по накатанным дорогам и дорожкам, а по тропкам, прыгая по огромным валунам, камням, то вверх, то вниз, - а внизу часто крутой обрыв, бурлящая речка. Все эти подъемы в Норвегии начинаются благостно, а заканчиваются козьими тропами. Коз, овец там видимо-невидимо, взбираются туда, где только птички присаживаются.



Восхождения очень коварные, в редких и совсем опасных местах брошен канатик, но в основном полагаешься только на свою сноровку, подготовку, везение. Люди, кстати, падают – и насмерть. Песни Высоцкого барабанчиком били в мозгах – «и надо свернуть, обрыв обогнуть, но мы выбираем трудный путь» - ох, да другого просто нет. Я в первое восхождение на водопад Lindalsfossen надела обычные кроссовки, так еле уберегла ноги от травм. Обычный прикид туриста в Норвегии летом: шорты, маечка и огромные шузы на ногах. Пока добираешься до очередного водопада, таких туристов встретишь немало, и каждый обязательно скажет тебе: хай. Потому и восхождения именуются хайкинг. Походы эти колдовские - не свернуть, не повернуть, потому что ведь часть пути пройдена и уже нелепо поворачивать назад, и ты как заговоренный ползешь вверх и вперед. Однажды мы так прошагали 6,5 километра мимо четырех водопадов. Туда. Ополоснув разгоряченные ноги в ледяной воде озера, которое образовал главный водопад Vetti, мы с ужасом поняли: чтобы вернуться к машине, надо вернуть эти километры. В итоге – 13 километров, причем без обеда. «Пива!» – хрипели наши глотки у финишного кафе, которое молодой норвежец очень грамотно поставил у дороги. Надо сказать, что если после первых подъемов мыщцы были как каменные, то вскоре мы попривыкли и относительно бодро шагали по этим горным тропам. Я обнаружила уже дома, что если и не похудела за поездку, то все объемы – ног, рук, талии, бедер - уменьшились. К значку «турист СССР», полученному мною еще в школе, могу уверенно добавить звание - «турист Норвегии».
Вот на этих дорогах я, завзятая биатлонная болельщица, поняла, откуда у норвежских биатлонистов эта невиданная выносливость. Почему незабвенная Тура Бергер на последних километрах трассы не падала от усталости, а с каким-то остервененьем вспрыгивала в призы. И почему так легко и непринужденно братья Бё или Свендсен взбираются в горки и прямо-таки горнолыжно с них сигают, долетая до финиша. Почему появился великий Бьерндален. Маленькая девочка, лет трех, отбивалась от мамы, которая хотела взять ее на руки и ковыляла по горной тропинке сама – это как раз на обратной дороге в 13 км. Родители с двумя сыновьями младшего школьного возраста почти бежали по горной каменистой тропинке, обгоняя и нас, и всех. Гулянье по этим тропам – когда не свернуть, не повернуть – здесь обычное времяпрепровождение для семей с маленькими детьми (а вот этот ясельный малыш пока посапывает в рюкзачке за спиной папы), с повзрослевшей ребятней, для молодых, для почтенных ветеранов. Это традиция. Выносливости не занимать и велосипедистам, которые встречаются вообще там, где Макар телят не гонял и крутят, крутят свои педали, взбираясь на крыши мира. Еще в Норвегии в моде батуты, которые стоят в частных двориках и в детских заведениях, возле них всегда толпа ребятни – а прыгать на них, между прочем, совсем непросто.





Дороги



Путешествовать по Норвегии – одно удовольствие. Здесь дороги, как открытые карты, в каждом малюсеньком городке есть информбюро, где можно набрать всевозможных карт, по Интернету забронировать кемпинг в любой части страны. Вдоль дорог – места для отдыха, симпатичные столы и скамьи, оформленные с элементами местного колорита, стенды с картами, фотографиями, иногда даже архивными. Туристические домики в самых отдаленных местечках, кемпинги в самых приятных местах, полянки для палаток – в самых неожиданных. Чистые туалеты с горячей водой и столами для пеленания маленьких детей мы видели даже в таких местах, где проезжает по три машины в день. Постоянно встречаются видовые площадки, потому что сами дороги узкие, петляют по горам серпантином, и остановить машину чаще всего на обочине нельзя, потому что обочины нет - а есть резкий обрыв. Норвежцы водят машины резко и очень профессионально, но всегда вежливо, уступая путь в узких местах. Нам повезло – большую часть поездки здесь была жаркая погода, виды фьордов, особенно сверху, ничуть не отличались от итальянских пейзажей или испанских. Вообще я мечтала отдохнуть в Норвегии от саратовской жары. Но попала: и вместо суровой Норвегии увидела солнечную Норвегию, температура днем доходила до 38 градусов. Но вот въехали мы в страну в такую погоду, что врагу не пожелаешь. В полном тумане, где не видно было фар впереди идущей машины и встречной тоже, мы гоняли по вечерним и ночным дорогам. В общем-то, мы должны были уже ночевать в кемпинге. Но короткую дорогу из-за камнепада закрыли, пришлось делать приличный крюк уже ночью, причем часть пути преодолевать по старой, закрытой трассе, то есть по глиняной скользкой дороге, сначала под дождем, потом в сплошном облаке, потом в тумане, где непонятно было даже, куда повернет дорога - вправо или влево. А справа- скала, слева - обрыв, или наоборот. И так 6 часов. Честно говоря, давно я не испытывала такого страха. Опоздали на паром, который вроде бы по расписанию должен был ходить круглосуточно. Ан нет: 3 часа ночи, гулкий пустой причал, дождик, махонькое строение типа вокзальчик. Мы захватили свои спальники и удивительным образом провалились в сон на деревянных узких лавках в этом строении. И вдруг в сон ворвался крик: «Подъем, паром пришел!». Командора в машине разбудили огни невесть откуда взявшегося парома. Он зачем-то пришел, переправив на наш берег одну машину, и хотел было вернуться назад порожним, пока мы с криком и гиканьем, подхватывая свои спальники, гаджеты и бутылки с водой неслись к машине, чтобы она ввезла нас на этот ночной транспорт. Вот этот момент тролли явно проспали. Потом еще несколько часов мы пилили по пустынным дорогам, где в предрассветной синеве рассмотрели вдалеке оленя, который нехотя взгляну на нас и спокойно скрылся в лесу.



Норвегия-это страна прекрасных дорог с самым неинтенсивным движением. Что еще покоряет в Норвегии, так это тоннели. Сеть их огромна, они соединяют страну, разрезанную этими фьордами на куски. Бывают и очень коротенькие, а бывают и целые настоящие подземные дорожные развязки под 20 километров. Нигде я не видела такого огромного количества государственных флагов: не только в городках и деревнях возле административных зданий коммун, но мачты с флагами особенно популярны возле разбросанных по горам домам. Не знаю, так ли это, но меня уверяли, что это традиция, что если флаг поднят, то хозяин дома и можно собираться в гости. Наверное, это актуально и сейчас, потому что сотовая связь в горах пропадает.


Хороша страна Норвегия, но палатку поставить негде



Эта фраза стала нашим ежевечерним рефреном.Вся Норвегия перетянута скромными лентами, почти незаметной проволокой, узкими оглоблинами – это заборы, за которыми частная собственность, где туристов не ждут. Заборов в нашем понимании здесь нет вообще, дома вдоль дороги стоят без всяких ограждений, заезжай, куда хочешь. Но поскольку частная собственность здесь священна и неприкосновенна, то никто не заезжает в чужой огород, не заступает за ленточку. Поиски свободного места для палатки у нас порой занимали до 2-3 часов, особенно в нахоженных туристических округах, и иногда в отчаянии мы разбивали ее уже в темноте и утром обнаруживали, что стоим рядом с маленькой свалкой или вообще это обочина дороги. Виды на озеро были необыкновенно красивы ранним утром, но когда мы уезжали, то прямо на дороге уже встретились с приличным камнем - местный житель так отреагировал на наше появление. Да, я первые дни не могла понять, как это – пить воду из озера, из рек – а это можно и нужно, она чистая, она с тающих ледников, с мощных водопадов. Вообще в Норвегии бюджетным туристам лучше отдыхать в кемпингах. Там за приемлемые деньги можно снять домик, как правило, на четверых, нормально выспаться, постираться, искупаться. Последнее надо делать очень быстро. Под шум неумолкающего водопада, в стране, которая занимает одно из ведущих мест в мире по выработке электроэнергии, мы платили 10 крон за 5 минут в душе. В душе автоматик, опустил в него монетку – вода полилась. Намылил голову - вода закончилась. Пошел посуду мыть - нет, здесь бесплатно, но только в раковине и никаких потоков проточной воды.



У автотуристов есть свои преимущества: мы преодолели 4,6 тысяч километров. Мы могли менять маршруты, не связанные даже бронью в кемпинге, могли отстать, опоздать – к собственному ужину, приготовленному в походных условиях. Но очевидны и минусы: общение с местными выходило по минимуму. Общение с норгами (так я их называла всю поездку, считая, что сочетание «рг» больше отражает характер этих людей и дух страны) не получилось, так, пару-тройку раз перекинулись с местными. На трекингах смешные были встречи. На безобразном английском задаем вопрос парочке, комментируем ответ на русском, а девушка нас на русском поправляет. У компании спрашиваем путь, а они на русском советуются, как нам сэкономить время – литовцы. Да, они отдали нам свой билет на паркинг – ну наши люди! На дороге останавливаем машину, опять же вкручиваем английский, а дама за рулем, вздохнув, отвечает: «Давайте лучше на русском». Латышка. Прибалтов много, сами признают – работаем, где можно, официант, водитель, не гоняемся за престижными местами, но денег достаточно. А основной контингент туристов - немцы, поляки, голландцы, французы. Передвигаются многие иностранцы на кемперах - домик на колесах, в которых есть все для хорошей и главное, независимой жизни. Русских встречали мало. А вот на огромных океанских лайнерах русских достаточно. Обзор страны, конечно, на таком круизе ограничен, в трекинги здесь вряд ли ходят.


Маршрут



Командор выбрал для путешествия западное побережье Норвегии, а мы не возражали. Места там наиживописнейшие. Мы переехали, объехали вдоль и поперек (поперек – на паромчиках) несколько фьордов, в самом живописном, Гейрангере, он входит в список всемирного наследия ЮНЕСКО, пару дней жили, катались на лодке по нему, рассматривая на этот раз с воды знаменитые водопады – Семь сестер, Фата невесты и прочие.Описывать красоты здешней природы я не берусь – это совсем неблагодарный труд и невозможный. Виды здесь фантастические, порой нереальные. А какая смена широт, климатов, видов! Когда за несколько часов из плодородной долины, прогретой солнцем, где вдоль дороги тянутся приплюснутые с боков яблони (здесь их так формируют, вытягивая вдоль шпалер), вишневые сады, прикрытые полиэтиленом от птиц, где тебе предлагают клубнику и черешню в симпатичных корзинках (это суровая Норвегия?), из этих практически итальянских видов забираешься вверх, в горы, и оказываешься на плато, покрытым снегом, где вполне себе марсианские пейзажи, где разноцветный мох пружинит под кроссовками и жутко ледяная вода в озере – и все это так быстро, и этого так много! И снова вниз, в тепло, в июль. Фотографировать там можно ежеминутно. Можно прилипнуть к окну и не отрываться, пытаясь вобрать в себя, запомнить, сохранить эту красоту. Мои глаза напитались красотой до упора. Но когда мы устали от созерцания очередного, -надцатого водопада, то заглянули в Берген. Вообще архитектура городковздесь– пуританская, никаких особых излишеств, доминируют прямоугольники. Зато Берген с пряничной Ганзейской набережной, с рыбным базаром, со столпотворением яхт у причалов – просто сказка.
Видимо, тролль скинул моего приятеля с валуна в озеро, и тот искупал новенькую видеокамеру и растянул ногу. Из-за чего радостно отказался от восхождения на кафедру проповедника. Здесь уже тролль рассекал возле меня.Второй раз за поездку мне было страшноватенько на кафедре проповедника. В Норвегии есть несколько мест, куда в обязательном порядке надо залезть или увидеть – дорога орлов, которую мы прошмыгнули в тумане. Стена троллей – 1 км резко вверх – этот вариант даже не рассматривался. Кафедра проповедника была более щадящим местом. Это ровная площадка в 25 на 25 метров на высоте 600 м, с которой открываются фантастические виды и до которой по узкой тропке добираться чуть более 2 часов. Туда мы ползли под солнцем, искупались в озерце на полпути, на самой кафедре попали в толпу, которая бегала по площадке с фотоаппаратами, пытаясь запечатлеть себя ну почти на краю пропасти. Все бы хорошо, но на обратном пути пошел дождь, перешедший в ливень. Народ ломанулся вниз, обгоняя и подрезая друг друга на узенькой тропинке, где шаг в сторону – обрыв и вниз как камешек. Камни - валуны стали скользкими. Несколько человек на моих глазах подвернули ноги, их спускали друзья. Я ползла одна, промокшая не до трусов- до кожи, пытаясь унять дрожь в ногах, опять же под эти строки - ну когда «от напряженья колени дрожат» и когда «уж лучше, чем от водки и от простуд». А я ведь не натренированная альпинистка, я просто погулять вышла. Никогда до этого я так не думала над каждым шагом, выбирая, куда поставить ногу и как при этом отклониться от пробегавших вниз представителей всего мира- крики, по крайней мере, раздавались на десятках языков. Но доковыляла.




Законопослушные норги



Полицию мы увидели на десятый, по-моему, день в Бергене - ребята припарковались у кафе и пошли обедать. Больше никогда. Здесь законы блюдут сами. В Норвегии много чего платного - дороги, поляны, на которых можно разбить палатку, туристический домик, рыбалка в озерах. Плата часто осуществляется необыкновенно просто. Стоит в начале платной дороги или возле туристического домика небольшой ящик, в нем другой, куда в щель бросаешь монеты, отрываешь квитанцию, записывая в ней свои данные, а в домике или на поляне и не записывая ничего - и все, оплатил, свободен, пользуйся. Однажды, забравшись в горы, мы наблюдали, как в такой ящик на пустынном плато компания молодых норвежцев кидали деньги, чтобы получить разрешение на вечернюю рыбалку. Вокруг – на десятки километров – ни души. Ящик, ребята, озеро. Ох, да что говорить. Спросите: платили ли мы? На дорогах - обязательно, а вот на полянке у озера –хм… Кстати, рыбалка разрешена в озерах за деньги, а во фьордах – бесплатная.
Красные амбары покорили меня еще в Швеции, где они разбросаны посредине зеленых полей и очень живописуют равнинные ландшафты. Чем они покрашены - мы в дороге не поняли, но уже дома я выяснила, что это фалунская краска, замечательно предохраняющая древесину, своего рода бренд Швеции. Такие же амбары встречались и в Норвегии, но здесь в сельской архитектуре своя фишка – зеленые крыши. Это не цвет краски, просто на крышах растет трава. Эта старинная технология уходит вглубь веков. Как-то в горах мы подробно рассмотрели эту крышу в разрезе. Кора, дерн, трава. На современных домиках, а мода на зеленые крыши возродилась сначала в туристических центрах, музеях, гостиницах, но не только - видимо, прокладывают современный водонепроницаемый слой, а на старых домах и сараях – только кора. Разнотравье волнуется на ветру, крыши впитывают влагу, становясь чуть ли не вдвое тяжелее, но замечательно держат тепло, экологичны во всех отношениях. «Да и с самолета, ракеты домик не различить – маскировка, однако», - подвели мы итог их плюсам. Викинги были предусмотрительными людьми. Если еще о цвете в Норвегии - то ледники здесь голубые, этот многовековой голубой снег так необычно держать в руках - надо только опять же прошагать до него километры пути. Воголубой снег так необычно держать в руках - надо только опять же прошагать до него километры пути. Вода в фьордах зеленая, а в горных озерах - голубая. (Или наоборот?) Но везде чистая, холодная, местами ледяная.
Обычное дело: после поездки в страну появляется повышенный интерес к новостям, к культуре этой страны. Вот и я узнаю, что курс кроны по отношению к доллару и евро тоже падает: цена на нефть, чтоб ей, сказывается. Но не так оглушающее, как наша национальная валюта. Я открыла для себя норвежское кино. Всем советую посмотреть фильм «Дурацкое дело нехитрое» норвежского режиссера Ганса ПеттераМоланда, отличная черная комедия. Я вместе с ним побывала в зимней Норвегии и зашлась от смеха от совершенно необычного применения водопадов. И даже выучила фамилию известного актера – Скарсгард. Так что путешествуйте вместе с замечательным фильмом – и будет вам яркое представление об этой удивительной стране и ее людях. У этого режиссера есть и другие фильмы, а еще есть и другие норвежские режиссеры. Так что путешествие в Норвегию продолжается.
8
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Анна К
1
Очень интересный рассказ! Ещё бы фото побольше;)
Дарья Замогильная
ограничение по количеству символов не дает разместить больше фоток( и так текст сократила до минимума.
Людмила Назарова
Была в Норвегии дважды,обалденная красота!Самое впечатляющее место "Стена троллей"и Гейрангер.
Трондхейм и Берген - очень красивые города,но водопады и фьорды сердцу милее.
Все конечно очень дорого,но душа отдыхает,а это того стоит!
Дарья Замогильная
мы пришли к выводу, что наш Пермский край ничуть не хуже, но в Норвегии всё доступно, устроено для туриста плюс быстрая смена климатических поясов делает путешествие более чем приятным
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.