Хельсинки и его сказочные обитатели

Необычное знакомство



Йоо, йоо – ответил фин, - юхтенсон, йо. Он одобрительно кивал головой и производил какие-то расчёты на пальцах. Это был очень странный парень похожий на бродягу. Потерянный взгляд, стыдливо опущенный в пол, тёмно-зелёные брюки, старомодный чёрный плащ ниже колен, за спиной гитара в футляре, а венчала этот образ, нахлобученная на голову широкополая шляпа с торчащим павлиньим пером.
Мы с женой грелись на железнодорожном вокзале в Хельсинки, было ещё слишком рано, чтобы выбраться в город. В 6 утра и без того спокойная и не суетливая Финляндия ещё спит. Это было начало апреля, туман неспешно прогуливался по пустым безлюдным улочкам, а если находил кого-то, то со всем усердием забирался за шиворот и гнал к ближайшему тёплому местечку, где можно посидеть и попить кофе. Для нас таким ближайшим местом стал вокзал. Устроившись между стариком в летних кедах и чернокожим бомжом, который довольно похрюкивал во сне. Мы наблюдали, как местные полицейские с модными причёсками выносили под руки спящих бродяг. Как только они скрылись за дверью с очередным «клиентом», вошёл он. С любопытством оглядываясь по сторонам, бродяга с гитарой шёл мимо нас к закрытым кассам. При каждом шаге павлинье перо забавно покачивалось из стороны в сторону. Он остановился у первого окошка и что-то бормоча под нос на финском устроился на пол, скрестив ноги по-турецки. Сверху он взгромоздил гитару и, опустив вниз голову, спрятался за полями шляпы и, кажется, задремал. Вскоре я потерял к нему интерес и принялся что-то обсуждать с Ри, моей женой. Тут на вокзал вернулись полицейские, сначала они выгнали чернокожего бомжа, который спал возле нас, затем подошли к странному бродяге. Без лишних слов, он встал с пола и недовольно ворча, уселся возле нас. Полицейских, кажется, это удовлетворило, и они отправились патрулировать в другое место. Когда возмущение несколько спало, он обернулся ко мне и спросил на чистом английском, без единого акцента: «What day is it?» От неожиданности я потерялся и оглянулся на Ри, совершенно забыв, какой сегодня день.
–Saturday, - подсказала мне она.
-Saturday, - повторил я, глядя бродяге в лицо.
-No, sorry, i meant date, 3,4,5?
-Oh, it is 9th.
-9th? – бродяга задумчиво уставился себе на руку и стал загибать пальцы.
Желая помочь, я пытался вспомнить, как будет девять по-фински, я снова вопросительно посмотрел на Ри. Она пожала плечами и открыла блокнот.
-Юхтенсон!
-Точно, - я обернулся к бродяге и повторил – юхтенсон.
Бродяга улыбнулся и закачал головой: - йоо, йоо, юхтенсон, йо!


Суоми





В Хельсинки мы собрались практически спонтанно. Билеты забронировали в последний момент, за два часа до отъезда. В гостинице решили не останавливаться, но никто по интернету не ответил на запрос переночевать. Пришлось импровизировать. В автобусе уснуть не удалось. Глаза слипались, Ри плохо себя чувствовала. И погода как назло была хмурой и зябкой. После небольшой прогулки мы устроились на втором этаже торгового центра Kampi, который на ближайшие два дня станет для нас и домом, столовой и главной отправной точкой – эдакий локальный центр мироздания. Благо, здесь были мягкие диванчики, на которых можно было удобно устроиться и розетка, где можно было подзарядить телефон. Мы урвали свой кусочек дивана и довольные попивали кофе. Ещё до поездки я был наслышан о нездоровой любви финнов к этому напитку, что немало меня удивило, уж их я меньше всего подозревал в этом. Ладно, бразильцы или турки. Впрочем, позже я разгадал эту любовь. Учитывая бесконечно длинный период темноты зимой, пронизывающий холод (в городе высокая влажность, что делает температуру более ощутимой), кофе кажется настоящим спасением от сонливости и замерзания. Финны не просто любят этот напиток, они в нём нуждаются. Но кофе у них чудесный, я как наркоман втягивал запах ноздрями и наслаждался. Во рту ещё оставался привкус лакрицы. В общем, всё как полагается добропорядочному туристу. Было ещё только время обеда, планов было море, на карте ещё столько отмеченных ручкой мест, которые нужно было посетить. Я лично сразу решил, что обязательно должен побывать в местном магазине музыкальных инструментов – это моё хобби, в поездках обязательно посещать такие магазинчики. В Стамбуле, к примеру, все магазины были заполнены лютнями и мандалинами, но я так и не решился взять себе одну, теперь жалею. Ри решила, что мы обязательно купим книжку на финском языке, поэтому решено было зайти в книжный магазин. Помимо всего прочего, нужно было излазить всё вдоль и поперёк. План для первой поездки был в самый раз. Когда-нибудь мы обязательно познакомимся с закулисами жизни в сказочной Суоми, но сейчас было достаточно просто погулять по городу и поглазеть по сторонам. А пока мы сидели и клевали носом, делая первые записи в блокноте о впечатлениях. Отхлебнув последний глоток кофе, я дописывал эти строки.
Callisto, Oranssi Pazuzu, Children of Bodom… Я шёл и вспоминал, какие финские группы я слушал. Представлял, как кто-то прогуливался по этим улицам и шумно обсуждал запись альбома. Побывали в магазине рок-атрибутики. Продавщицей была женщина за тридцать в чёрном свитере и очках. Которая, кстати, тоже очень хорошо говорила по-английски. Это одна из особенностей финнов. Здесь все очень хорошо знают английский язык. Если вы хорошо знаете английский или это ваш родной язык, то вы никогда не почувствуете никакого языкового барьера. Я даже думаю, что здесь вполне можно прожить и без того, чтобы учить язык, настолько он здесь распространён. Обратной стороной медали можно назвать то, что если вы сознательно приехали, чтобы выучить финский язык, окунувшись в языковую среду, то вы обязательно столкнётесь с проблемой. Как только финны идентифицируют в вас иностранца, то сразу переключаются на безупречный английский (за крайне редким исключением, см. на бродягу в шляпе). А затеряться среди местных здесь не так уж и просто, если только у вас не светлые волосы и вы не одеты в летние кеды на босу ногу в морозный зимний день. Финны вообще одеваются очень легко. Пока мы с женой кутались в шарфы и натягивали капюшоны, финны разгуливали без шапки и в лёгких курточках. Некоторые и вовсе ходили расстёгнутыми. Апогеем стала девушка, которая перед нами выскочила в одном летнем платьице. Я сам родом из северного города, но привык бороться с морозом тёплой одеждой и плотным горячим обедом, в чём секрет финнов – для меня пока остаётся загадкой (заметка на будущее – попробовать побольше пить финского кофе).
Возможно, светлые волосы – не единственный триггер для определения иностранца. Каким бы он ни был, но работает безотказно. Супермаркет, автобус, аэропорт, вокзал, кинотеатр – куда не приди, как только подходит наша очередь, продавец или водитель тут же переходит на английский. «Hello, how can i help you? Do you need a plastic bag? Two tickets?» Секрет настолько распространённого английского не только в хорошем образовании и большом количестве иностранных туристов (впрочем, не таком уж и большом, если сравнивать с Парижем или другим популярным у туристов городом). Здесь, как и в остальной Европе, фильмы показывают на оригинальном языке с субтитрами. И это один из самых эффективных способов изучать язык. Если смотришь кино и с самого детства привыкаешь к английской речи, хочешь, не хочешь, а как-нибудь да будешь его знать, а если ещё и специально учить, то эффект будет впечатляющим. А ещё здесь много книг, так же на английском языке – это второй способ хорошо освоить язык – читать. Официальных языка в Финляндии два – шведский и финский. Двуязычность так же оставляет свой отпечаток, люди привыкшие с детства говорить на двух языках более открыты для изучения новых. Однако, на шведском говорят здесь далеко не все. Причём, те, кто говорит – шведские финны или правильнее финские шведы, поглядывают на финских финнов немного свысока, но это незаметно. Финны вообще стараются не проявлять слишком много чувств на людях. Шведский я слышал всего пару раз, за те два дня, что мы провели там. Он сильно отличается по звучанию от странного, очень мелодичного финского языка.



Улочки в Хельсинки очень красивые и милые. Причём как в центре, так и на окраине. Спальный район в Хельсинки – это тихий уголок на пороге настоящего соснового леса с множеством небольших двух-трех этажных домиков на несколько хозяев. В Финляндии практически невозможно найти высотки, что мне очень понравилось. При такой низкой плотности населения, они могут себе это позволить. Атмосфера на улице царит очень спокойная и расслабленная. Люди вообще какие-то расслабленные и праздные. Неспешно прогуливаются по своему любимому городу, радуются проглянувшему сквозь тучи солнцу. Что-то обсуждают и улыбаются. Все довольны, все любят место, где они живут. Финны большие патриоты, на каждом углу висит флаг, а каждый ребёнок знает, что он родился в лучшем месте на планете. И есть что любить. Хорошая экология, чистые воздух и вода, красивая природа, качественные продукты, самый высокий в Европе уровень безопасности и социальной защищённости. А ещё, конечно же, это высокий уровень жизни в целом. Нет большой пропасти между бедными и богатыми, в основном здесь царит средний класс. Без гротескно богатых, которые соседствуют с сотнями тысяч семей, которые еле сводят концы с концами. Конечно, и здесь есть бездомные и нищие, но далеко не в таких количествах, как в других странах Европы. Это страна среднего класса. Никто особенно не выделяется, аскетизм – одна из особенностей всех скандинавских народов. И это проявляется во всём. В дизайне, архитектуре, интерьере, даже во внешнем виде. Финны одеваются стильно, но просто и не броско. В основном носят самую казуальную одежду – спортивные штаны или джинсы, кеды и шапка с бубенчиком. Причём, можно встретить и человека с хорошим достатком, одетым точно так же. В Хельсинки легко можно встретить патлатого татуированного охранника, полицейского с хипстерской стрижкой или бабулю с модным рюкзаком от Fjällräven в сопровождении деда в кедах и с тростью.


Самое ёмкое слово



В первый день был туман и холод. Улицы казались пустыми, что никак не вязалось с представлением о столице. А ещё машины – их тут тоже очень мало. Порой появляется ощущение, что оказался где-то на далёком необитаемом острове. Но нет, это Хельсинки! На второй день наконец-то выглянуло солнце. Стало немножко, но всё-таки теплее. Мы с Ри впитывали тепло, сидя на скамейке в парке. Хотелось ещё столько рассказать и написать, про то, как здесь рано заканчивают работу, как в шесть часов уже сложно найти открытый магазин или кафе и как это сказывается на качестве жизни - в обмен на неудобства они получают баланс между работой и личной жизнью, честный обмен, я считаю. Но я отложил блокнот и просто сидел, держа Ри за руку. Солнце стало ярче, заставив нас зажмуриться и скорчить глупые рожи на селфи. Тут на улицу повылезали люди. Последовав примеру, мы тоже решили не терять время и отправиться изучать новые места.
-Йо, йооо, йо! – повторяла женщина в антикварной лавке. Мы рассматривали букинистические книги на финском языке – французскую и английскую классику, что-то из истории, порой встречались весьма редкие экземпляры. Какой-то старик набирал себе большие стопки книг по архитектуре и истории военного дела. А у входа женщина, должно быть продавщица, бурно обсуждала с посетителем или старым приятелем какой-то животрепещущий вопрос.
-Йо, йоооо, - она повторяла это по многу раз, но при этом интонация была всегда разной. Говорят, финн может по средству этого слова, выразить любую эмоцию. Воистину это так. Я слышал довольное «йо» бородатого парня, который выбирал блокнот для рисования, когда он нашёл что искал. Весёлое «йо» молодого парня, устроившегося прямо на полу торгового центра со своей девушкой. Раздосадованное «йо» какого-то мужчины в автобусе. А так же строгое «йо» полицейского, указывающего на дверь очередному бродяге. Такому же бродяге, какими были и мы.


Бродяги



Как я уже сказал, торговый центр стал на два дня нашим домом. Каждый раз мы возвращались сюда, чтобы отдохнуть, перевести дух, погреться и просто выпить ещё горячего кофе. Но в этот раз мы решили зайти немного дальше. На пути встретился небольшой крытый рыночек, который поломал для нас все стереотипы о рынках, как о грязных шумных сборищах мигрантов, воришек и полицейских. Это было красивое ухоженное помещение с деревянными павильонами, напоминавшими не то скандинавские трактиры, не то комнаты загородного домика. В павильонах аккуратно выложена продукция, за стойкой приличные, с виду, финны. На рынке было на удивление тихо (возможно, нам просто повезло, и это был конец рабочего дня) и малолюдно. Затем, мы решили пообедать в порту. Это одно из тех воспоминаний, который надолго оседают в памяти, которые каждый раз приятно доставать из «архивов» и прокручивать, смаковать, улыбаться. Уставшие, замерзшие и дико голодные мы уселись на поручни возле залива. Мимо пробегали люди. Кто-то просто бегал, другие спешили на катер до острова. В порту стоял огромный корабль до Стокгольма. Мы решили, что обязательно в следующий раз съездим и туда. Мы достали из рюкзаков нарезку финского сервелата, купленного в местном супермаркете, батон хлеба и запасённый ещё с дома чай в термосе. Толи дело в усталости, толи в свежем морском воздухе, но это была одна из самых вкусных трапез в моей жизни. Колбаса и правда была вкусной. И это не предвзятое мнение, продукты здесь, правда, высокого качества. Спелые фрукты, натуральный йогурт, свежая рыба. Закрыв глаза от удовольствия, мы дышали морем и жевали самые вкусные бутерброды в мире.
Подходила ночь. Мы думали, где её провести. Кинотеатр закрывается в час, торговый центр в шесть. На гостиницу денег не было, и мы поехали в аэропорт. 10 евро за двоих, 40 минут в дороге, милые домики за окном и мы на месте. В зале ожидания мы приглядели себе широкую деревянную скамейку, на которой легко можно было устроиться вдвоём и не чувствовать себя стеснённо и устроились с ногами, достав блокноты, чтобы сделать последние записи на сегодня. Многие так же отдыхали в ожидании своего рейса, развалившись в полный рост и распластав в стороны ноги и руки. Дополняло картину пение птиц, доносящееся из туалета. Так, прислонившись, друг к другу мы закрыли глаза и утонули в тропических звуках, дав накопленной усталости растечься по телу.


Утро



Поспать нормально не удалось. Было жутко неудобно, откуда-то поддувал сквозняк. Было ещё 5 утра. Я сидел и боролся со сном, а Ри тем временем пыталась на скорость срисовывать проходящих мимо людей. Получалось с переменным успехом. Толстая тётя вышла похожей на испуганного мальчика, которого проглотил удав, а вот девушка в шарфе вышла весьма удачно. Люди проходили разные. В основном это были сами финны. Интересно было представлять, куда они едут. Дублин, Париж, Хитроу? Мимо прошла парочка американцев, их акцент слышно за версту. Как и подобает, они были экипированы здоровенными рюкзаками и костюмами полярников. Возможно, они были в долгом походе в лесу или покоряли горы. Люблю атмосферу аэропорта. Все куда-то едут, в какое-то путешествие, царит дорожное настроение. Ри уже успела набить руку в скоростном срисовывании. Я подумал, есть в этом какое-то таинство – срисовывать незнакомых людей, когда они об этом не подозревают. Сидит человек, смотрит в окно, думает о чём-то, а кто-то его рисует. И вот он запечатлелся с тем выражением лица в блокноте. Затем он уйдёт и проживёт остаток жизни, даже не узнав об этом. А тот, кто срисовал, ничего не узнает об этом человеке, только сможет придумать свою историю со своим концом. Всё это время, не прекращалось доносящееся из туалета пение птиц. Я зевнул, да так и замер с открытым ртом. По аэропорту прогулочным шагом шёл человек, беспечно покачивая павлиньим пером на шляпе.


Эпилог



Какова вероятность в городе с население 625 268 человек не считая приезжих туристов, встретить того же человека дважды за два дня в одно и то же время – 6 утра? Статистики берутся за калькуляторы, а я тянусь за блокнотом. Зелёные штаны, плащ, шляпа с пером и гитара за спиной. Тот же набор. Неужели он тоже приехал в поисках ночлега? Но почему утром? Кажется, нас он не заметил, а если и заметил, то едва ли узнал. Он выглядел потерянным – вертел головой и с любопытством разглядывал стенды и рекламу. Затем он подошёл к трём девушкам. Я не слышал, о чём они говорили, но человек в шляпе жестикулировал на странный манер и вертел головой, словно бы искал какую-то подсказку или слово – что-то, что должно было ему помочь выразить мысль. До меня донеслись слова девушки с американским акцентом: «What do you need?» Затем он повёл их куда-то, и под моё изумление они все вчетвером зашли в женский туалет. Я не знаю, что там происходило, но вышел оттуда он один и так же неспешно зашагал дальше, растворившись где-то в глубинах аэропорта. С тех пор мы больше его не встречали. Жаль, что Ри не успела его срисовать.
Йо, йо, йооо – доносится со всех сторон. Я буду скучать по этому «йо» - самому ёмкому слову на свете. Да, я буду скучать по холодному, но такому уютному городу Хельсинки, по вкусному кофе и конфетах с лакрицей, полицейским похожим на хипстеров и маленькими домиками на окраине, я буду скучать по Финляндии.
В 1:55 мы въехали в Санкт-Петербург. В глаза сразу ударил яркий свет огней города, отражающийся в мирной ряби Невы. Мы вышли на площади Восстания. Несмотря на глубокую ночь, было довольно оживлённо. Машины сновали туда-сюда. Подвыпившие люди, громко смеясь, шли куда-то по своим делам. Метро было уже закрыто, и мы устроились в круглосуточном кафе. Заказали себе два чая и четыре булочки с брусникой, отдав за это чуть больше одного евро. Да, Хельсинки не дешёвый город. Ри срисовывала свой рюкзак, который стоял на окне, а я смотрел на площадь и пил чай, вспоминая поездку. Заиграл джаз. Удивительно, но он преследовал нас на протяжении всего пути. Я не упомянул, но джаз в Хельсинки играл повсюду – магазинах, кафе, антикварном магазине и даже на улице. Ри закончила рисовать. У неё очень уставший вид, как и у меня.
-Йо, - сказал я.
-Йо, - ответила мне Ри.
И мы всё поняли. Нужно было сделать последнюю запись. Мы достаём блокноты и начинаем писать завершающие наше путешествие строки. Жди нас в следующий раз, сказочная страна Суоми, мы вернёмся и познакомимся с тобой поближе, и кто знает, может быть, станем друзьями.

P.S.
Я думал, что завершил свой рассказ, но на следующий день появилось кое-что ещё… Ри вдруг удивлённо вздохнула, отодвинув меня от компьютера, набрала что-то быстро в гугле. Я вопросительно посмотрел на неё. Она лишь молча показала пальцем в монитор. Я оглянулся и ахнул. На экране был рисунок сказочного персонажа. Он был в зелёных штанах, длинном плаще, на голове у него была шляпа с полями, из которой торчало перо.
-Снусмумрик! Это же был настоящий Снусмумрик!

3
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.