Город Бога и Глотка Дьявола. Поездки по Бразилии

На Южноамериканский континент я прибыла прямо из командировки, из Когалыма. Хотелось бы написать, что после суровой снежной Сибири Бразилия встретила меня ярким солнцем, так сильно контрастировавшим с почти полярной ночью. Но в Рио-де-Жанейро я прилетела уже затемно, шел яростный тропический ливень, воздух был прогрет до температуры +27+28 градусов. Автобус из аэропорта Галеан доставил меня до остановки «Видигал», далее можно было бы подняться по горе пешком, но я решила воспользоваться «мототакси». Я только что прибыла из другой части света, где сейчас зима, потому пуховик в моих руках смотрелся несколько сюрреалистично, особенно когда «мототакси» (обычный двухколесный мотоцикл, я- пассажир на заднем сидении, вынужденный крепко обнимать водителя и с каждым поворотом опасаться, что очки я все же оставлю на мостовой) довез меня по крутым извилистым улицам к дверям моего хостела.
Признаюсь, при выборе хостела я ориентировалась на такие параметры, как вид из окна, относительная близость к известным пляжам и, конечно, цена, не учитывая при этом специфики самого района размещения. Поэтому утром стало сюрпризом, что оказалась я в самой настоящей фавеле. «Фавела» - это район, населенный беднотой, трущоба, часто криминальная. В фавелах, которые начали появляться особенно массово в 1970-х гг., во время активной индустриализации и урбанизации Бразилии, живет более 10 миллионов человек по всей стране. На тему трущоб Рио снят отличный фильм – «Город Бога».
Утром, с рассветом, удалось оценить окрестности: да, с видом из окна я не ошиблась – прямо под горой Дойз-Ирманс, на которой располагается Видигал, - спуск к морю, бескрайняя водная гладь. В утреннем тумане угадывались старинные призраки португальских кораблей Гаспара де Лемоса, которые в первый день 1501-го года прибыли к берегам Рио-де-Жанейро, первых поселенцев. А вдоль Ипанемы шла, как и много лет назад, девушка - “tall and tan and young and lovely…Moça do corpo dourado do sol de Ipanema”, воспетая Фрэнком Синатрой и Антонио Карлосом Жобимом.



Вечером, когда деловой Рио замирает и центральные улицы пустеют практически полностью, на окраинах жизнь начинает бурлить! Из каждого окна доносятся энергичные афрокубанские мотивы или знаменитая боса нова. Родина боса нова – именно Рио-де-Жанейро.

 


Фавелы есть во всех крупных городах страны, но именно в Рио-де-Жанейро они наиболее известны, поскольку располагаются по склонам гор в непосредственной близости к туристическим районам и деловому центру. В этих трущобах особый микроклимат, туда редко рискуют заглядывать полицейские – такова была ситуация еще совсем недавно, но перед ЧМ по футболу 2014 г. и перед грядущей олимпиадой летом 2016 г. власти города всерьез занялись проблемой преступности в фавелах.



За короткое время они добились, безусловно, довольно впечатляющих результатов: теперь в фавелах считается относительно безопасно жить и даже находиться туристам, там стали появляться бюджетные хостелы. Хостел, в котором я поселилась, как и многие другие постройки в фавелах, - здание средней этажности, хаотичной планировки при очень маленькой площади застройки, с террасой на верхнем ярусе. Объясню проще: рельеф на окраинах, как правило, горный, поэтому дома приходится строить на небольших пятачках земли и развивать их со временем вверх, отсюда и нерегулярность планировки.
Подготовка к олимпиаде ведется не только в социальной сфере, разумеется. Проехав город вдоль и поперек, из окна автобуса я наблюдала весьма живописные здания, доки колониального периода, часть которых и поныне используется как склад, заводы, заброшенные старые здания. Все это находится в довольно печальном состоянии.



Хотя, полным ходом идет строительство метро, расширение дорог, благоустройство городских парков и кварталов. Объем строительных работ, правда, в десятки раз меньше, чем был, например, в Сочи, т.к. многие объекты уже существовали, а из заявленных к строительству для проведения Игр, практически ничего не готово до конца.



Вообще, как и многое в Бразилии, архитектура и общая структура городского пространства в Рио-де-Жанейро, носит весьма эклектичный и спонтанный характер. Живя в Москве, наверное, можно было привыкнуть и не удивляться подобным странностям, но здесь вкусы заказчиков превзошли «хотелки» московских «хозяев жизни».

 


В центре города соседствуют здания разных периодов постройки и, как следствие, разных архитектурных стилей. Есть библиотека в псевдоготическом стиле, тут же рядом – колониальные здания, изящно оформленные барельефами, конные скульптуры конкистадоров, офисные «стекляшки» и много-много всего цветного и разномасштабного.



Примечательно, что в архитектуре офисных зданий башенного типа видны приемы середины 1980-х гг или в крайнем случае – начала 1990-х, не позже. Бразильские архитектурные тенденции не спешат за мировыми.



Прямо в центре города, рядом с центральным автовокзалом и городской администрацией, на нешироких улочках, находится рынок. Здесь торгуют в основном одеждой и товарами для карнавала. О, карнавал - это Событие! Несмотря на то, что было только начало ноября, а карнавал в Рио проводится в конце февраля, подготовка к нему, кажется, занимала горожан гораздо больше, чем грядущая Олимпиада или Новый год с Рождеством. Оно и понятно: этот ежегодный фестиваль - страстный и яркий праздник самбы - собирает гостей отовсюду, и это, со слов местных жителей, – лучшее, что бывает в мире.



План моего визита в Латинскую Америку включал обязательный пункт: посещение Фос-ду-Игуасу - города, расположенного рядом с одноименным национальным парком. Сам парк находится и на территории Аргентины, и на территории Бразилии, а так же рядом с границей с Парагваем. Уже на подлете к городу я обратила внимание на чрезмерность, избыточность густой зелени, на обилие рек.



Кажется, будто все здесь создано специально для земледелия и скотоводства, что и неудивительно при той высокой влажности и климате. В Бразилии, кстати, нет природных катаклизмов вроде цунами и землетрясений, нет действующих вулканов, а среднегодовая температура колеблется в небольших переделах. Бразилия – один из крупнейших мировых экспортеров говядины, и мне показалось, что в стране самый настоящий культ мяса – его едят все, везде и помногу. Причем, когда я интересовалась, каким образом фермеры добиваются такого потрясающего вкуса говядины, то услышала неожиданный ответ: крупный рогатый скот «гуляет сам по себе», т.е. его не выпасают специально и уж тем более не кормят никакими добавками, не пытаются заставить животных соблюдать какой-то специальный режим. Если каких-то буренок из стада задушит анаконда – не беда, еще наплодятся. Свиноводство и птицеводство, однако, развиты значительно меньше – видимо, эти виды животных требуют большего ухода и внимания.
Катаратас ду Игуасу - комплекс из 275 водопадов, более полноводных и даже более высоких (по некоторым данным), чем Ниагарский водопад . Для туристов сделаны смотровые мостики, тропинки, площадки, чтобы можно было оценить мощь стихии с разных точек, постепенно приближаясь к «Глотке Дьявола» - наиболее эффектным водопадам парка.



Кроме пешеходных маршрутов, существуют удобные автомобильные дороги, что уместно: я встретила там много пожилых туристов, а сами водопады – одно из наиболее часто посещаемых мест в Латинской Америке. Конечно, с ними связаны красивые легенды. По одной из них, водопады возникли так: индейский юноша похитил свою возлюбленную, поплыл с ней на лодке вниз по течению реки Игуасу. Боги воспротивились этому и решили остановить влюблённых. Они разверзли перед ними ущелье, куда обрушилось всё спокойное течение реки. Попав в водоворот, девушка превратилась в один из камней, что находятся при превращении реки в водопад, а юноша превратился в одно из деревьев, которые окружают реку и водопад, который теперь вечно смотрит на свою возлюбленную.
В лесистой местности Национально парка живут носухи, которых для развлечения туристов экскурсоводы приманивают печеньками.



После посещения парка я направилась в хостел, комната в котором была забронирована заранее, еще из Москвы. Меня уже не удивило то, что никто, даже администраторы гостиницы, ни слова не понимали по-английски, по-французски или по-русски. Уже привычно пришлось объясняться на пальцах, некоторую сноровку я в этом деле приобрела, общаясь в Бразилии с местным населением.
Наутро перед вылетом я прогулялась по городу, сходила в Парагвай . Бразильский Фос-ду-Игуасу и Парагвайский Сьюдад-дель-Эсте соединяет мост, основательно забитый автомашинами и автобусами.



После возвращения в Рио, я продолжила свои прогулки по городу, ежедневно спускаясь из Видигала к пляжам Леблон, Ипанема и Копакобана, считающиеся лучшими пляжами мира. Широкой полосой они тянутся по побережью, переходя друг в друга и ограниченные шоссе с одной стороны и океаном с другой. Основные туристические объекты инфраструктуры расположены также в этих районах, одноименных пляжам.



Когда, еще в Москве, меня предупреждали, что в Рио довольно проблематично искупаться в океане, я, немного удивившись, не придала этим словам особого значения. Оказалось, правда: почти все время, за исключением двух последних дней моего отпуска, волны были такими высокими и опасными, что никто из отдыхающих не рисковал в них окунаться. Только группки серферов пользовались крутостью волн для своих тренировок.



Погода почти все время моего пребывания была пасмурной, но теплой. Отдыхающих было не так много, зато невозможно было не заметить, что очень много бегунов: люди совершенно разного возраста и физической формы. Спортсмены бегут по пляжному песку, по дорожкам, в разные стороны и целый день напролет. Замечу, что даже на солнце и даже в +36 по Цельсию.
Как известно, бразильцы – это потомки переселенцев из Европы (в основном, голландцев, испанцев, а позднее – итальянцев), бывших негров-рабов из Анголы и совсем незначительное количество – потомки коренных жителей, индейцев. Бразилия в этонграфическом плане показалась мне огромным плавильным котлом: смешение культур и народов, рас и наций налицо, примерно пополам чернокожего и белого населения. С удивлением, отметила, что здесь меня легко принимали за местную жительницу, т.е. в Бразилии нет какого-то единого типа внешности, который служил бы маркером бразильца или хотя бы помогал отличить их от гостей совсем издалека.
Необычайное разнообразие Бразилии не только во внешних различиях ее жителей, но и в самой сути это страны. Обычно, после поездки, подводя итог, анализируя уроки, полученные из посещения того или иного места, я для себя как-то в целом определяю образ страны, который сохраняется в памяти. Я так и не смогла понять, что же больше всего мне запомнилось, понравилось или наоборот – вызвало возмущение, что вдохновило или удивило, что было бы характерно, а что - нет. Сказать, что это бедная или богатая страна, или что там великолепные леса и полноводные реки - явно недостаточно. Назвать Бразилию «страной контрастов» - незаслуженно повесить штамп, где-то даже обидеть Бразилию и ее жителей. Само это выражение слишком скудное, чтобы выразить все то, что я увидела в течение даже столь короткого, двухнедельного, визита. Две вещи могу завить со всей ответственностью: бразильцы мало кому уступят в жизнелюбии и доброжелательности, и тут бесподобно танцуют самбу!

 
9
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Nathalie Lysenkova
1
Спасибо за отчет, поностальгировала немного :-) Подскажите пожалуйста, как вам Видигал в итоге? Насколько там безопасно? Мои бразильские друзья утверждают, что это самая приличная фавела. Хотим подняться туда и пофоткать город и закат, когда приеду в марте. Вечером безопасно будет спускаться?
Анна М
0
Здравствуйте :) Спасибо за комментарий. Видигал мне сравнить особо не с чем. Но вполне возможно, что это самая безопасная фавела. Грязновато там, конечно, на улицах прямо собачьи фекалии, мусор, все это во время дождя и после, на солнце, начинает пахнуть не очень приятно...Но перебежками перемещаться не приходилось :) Вечером, особенно если Вы не одна - думаю, вполне спокойно там. Я просто соло выступала, поэтому боялась сильнее, чем если бы кто-то был рядом.
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.