Форталеза – Ча Лонг Бей: три четверти длины экватора на надувном катамаране. Мексика

Канкун



В Канкуне особенных забот у нас не было. Надо было встретить еще одного участника – Ольгу Антонову.



Наличие девушки в экипаже, по мнению наших спонсоров, должно было благотворно сказаться на популярности проекта, а ее знание французского было необходимо нам при прохождении Французской Полинезии. То, что на нашем корабле кроме моря, неба, парусов и полуголых мужиков появилась еще и симпатичная девушка, не могло не радовать глаз.
Быть в краю древних земледельцев майя и не увидеть их знаменитых городов было бы непростительной глупостью, поэтому два дня мы потратили на экскурсии по Юкатану. Затем стали было готовиться к переходу в Веракрус, но… Крюк по Мексиканскому заливу показался нам лишним. Мы наняли фуру, погрузили в нее наши пожитки, и двинулись в порт Салина-Крус, к побережью Тихого океана.

 




Салина-Крус



 


Передо мной из ровной свинцовой поверхности океана низким гулом рождается мертвая зыбь, вздымается трехметровым шипящим пенным гребнем и с грохотом обрушивается на песчаный пляж, отдаваясь эхом в прибрежных скалах, затем с тихим шелестом отступает. Позади меня – низкий лесистый хребет Южных Кордильер, впереди – древний Тихий океан, Великий и грозный, темно-свинцовый под облаками и светло-бирюзовый под солнцем, мощь и непредсказуемый характер которого чувствуется корнями волос. Салина-Крус медленно погружается во тьму. Завтра, завтра, завтра начнется долгий и опасный путь, завтра, а сегодня уже хватит слушать прибой, пора спать…
Завтра на город обрушилась неистовая Катрин - жесткий ураган с нежным именем. Проливной дождь зарядил с утра, и к обеду город превратился в бурлящий поток, в котором плыли к морю припаркованные на улицах автомобили. К вечеру ливень утих, а утром с гор подул сильный порывистый ветер. В северном полушарии начинало серьезно штормить. Несмотря на усталость и жару, необходимо было торопиться.

 


Стройка 2.0 началась с мозгового штурма. Конечно, наш корабль после карибского рейда не выглядел разбитым корытом, а мы далеко не были похожи на мудрецов из таза, но один досадный просчет требовал теперь многих усилий. Дело в том, что фанерная палуба не смогла обеспечить достаточной жесткости для того, чтобы устранить так называемую «луноходность» - перемещения баллонов друг относительно друга. И именно из-за этой «луноходности» половина соединений в наборе необратимо пришла в негодность. От штурмующих требовалось сочинить замену сломанным элементам и обеспечить жесткость конструкции. Для первой задачи в этот же день нашли мастерскую, имевшую необходимый запас полдюймового нержавеющего прутка и крепежа. Через день был готов полный комплект U-образных хомутов для крепления внешних стрингеров, который на следующий же день был установлен.

 


Внутренние и грузовые стрингера закрепили по старому – крестообразными кницами, которых после переборки и восстановления набралось достаточное количество. С жесткостью вышло сложнее. Найти материал, достойный по качеству, оказалось сложным делом. Троса казались свитыми из оцинкованного волоса, коуши – штампованными из консервных банок, а полдюймовые «стальные» болты сгибались пассатижами. Пробегав день по магазинам, нам удалось собрать систему из четырех тросов – два по диагонали под палаткой и два – между второй и пятой балками сверху. Немного крутившуюся корму укротили двумя деревянными укосинами на вязках. На этом творчество закончилось, и еще неделю продолжалась нудная рутина по закреплению оборудования на давно насиженные места. Наконец 8 июля мы сбросили катамаран на воду, традиционно прибегнув к помощи проезжавшего мимо трактора.

 


Капитан гнал нас вперед. Именно гнал, потому что мы были вымотаны местной жарой и амебной дизентерией, подхваченной от местных овощей, которые, как оказалось, надо мыть с хлоркой. В бешеном темпе закупали воду и продукты. Удалось продать оба бразильских мотора. В последний день перед отходом, перед пресс-конференцией, обнаружили, что у нашего нового «Меркури» заело дроссельную заслонку. Местный Кулибин исправил ее за 500 песо. И вот мы, готовые к отплытию, стоим в белой парадной форме перед телекамерами, а Джек на ужасной смеси английского и испанского дает интервью все местным телеканалам. С нами фотографируются все – портовое начальство, пресса, охрана порта, рыбаки, экипаж американской яхты, случайно зашедшей в Салина-Крус. Вокруг – улыбающиеся люди, желающие нам удачи и, кажется, не совсем верящие в то, что мы действительно собрались пересечь Тихий океан…





Доброе утро, Великий океан!



Хмурое утро 12 июля было почти безветренным. Начальница таможни отдала нам документы, проверила emergency devices, обняла нас и пожелала доброго пути. Капитан порта раздал нам форменные футболки и бейсболки «Puerto de Salina Crus», крепко пожал руки. Катамаран заскользил по гладкой воде гавани навстречу пологой зыби. Вопреки прогнозам, ураганы Дэниел и Эмилия отступили к Гаваям, освобождая нам путь вдоль побережья на юг. Это был добрый знак…




Текст: Станислав Березкин
Фото: Евгений Ташкин, Станислав Березкин, Евгений Ковалевский, Ирина Ахметьянова
15
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Татьяна Чулкова
2
Великий респект за ваше великое плавание! И за рассказ о нем. Всегда читаю с упоением:))
Станислав Березкин
0
Спасибо :)
Светлана Чанилова
0
😊 Спасибо за статью. А местное население так разукрашивается для туристов? Или вы попали на какой-то обряд - жуткий)))?
Станислав Березкин
2
Это специальный мужик фотографируется с туристами. Причем он очень веселый, несмотря на жуткий вид :)
Светлана Чанилова
0
👍
Галина Боинчану
0
Супер! Весьма отважно.
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.