Форталеза – Ча Лонг Бей: три четверти длины экватора на надувном катамаране. Бора-Бора - Раротонга

15.10.2012





 


На сегодня у нас выход в сторону южных островов Кука, на главный остров этого архипелага – Раротонга. Сделав небольшую фотосессию на спокойной воде лагуны Бора-Бора, в 16-00 вышли в юго-западном направлении.
У меня не очень лежала душа к Южным Кука. Начинающиеся в 30-х широтах весенние шторма вызывали серьезное беспокойство, маршрут через Самоа казался более безопасным, тем более в этом году пассат дотягивался до самой Новой Каледонии. Но Джек договорился с президентом ассоциации полинезийского каноэ о том, что на Раротонга нас будут ждать очень интересные люди, и мы взяли курс 230. Затихающий циклон подгонял нас свежим южным ветром.


16.10.2012







Просто идиллия – катамаран едет, нигде не скрипит, ветер ровный, волны нет. Даже как-то непривычно.


17.10.2012





 


К закату подошел облачный фронт, заставил немного насторожиться. Взяли на ночь рифы. Появилась волна, скорее всего на юге сильно дует, у нас спокойно – 3-4 балла.


18.10.2012



Ветер отошел до северо-восточного, оставив нехорошую зыбь. Идем фордевиндом, управляемся неважно, подбрасывает. На вахте приходится быть внимательным.


19.10.2012







Мы уже спустились достаточно далеко к югу, нам в спину начинают дышать шторма. Появляется высокая зыбь с юго-запада, трясет еще сильнее. Прогноз пока дает хорошую погоду, до Раротонга уже совсем немного.


20.10.2012



Кажется, провидение сделало все, чтобы мы не прошли мимо. Нас укусил кукикаттер - такая маленькая глубоководная акула, которая живет тем, что выкусывает куски мяса из китов, дельфинов, тюленей и крупных рыб. Ветра было мало, шли мы со скоростью около 2-3 узлов, и эта шальная рыба, подпрыгнув на волне, цапнула нас за третью секцию правого баллона, выше дублирования, как раз под местом вахтенного. Секцию сразу сдуло. Стоявшая вахту Ольга сразу подняла подвахтенного - меня. Выскочив спросонья, я увидел, что мы медленно погружаемся. Следом выскочила вся команда. Третья секция на подкачку не реагировала никак, мы накачали вторую и четвертую до звона, полностью разрифились и рванули в сторону гавани Аваруа на севери Раротонга, до которой оставалось всего 28 миль.
Восходящее солнце отогнало облака на запад и ярко осветило зеленые пики гор. Раротонга будто вставал из моря. Он завораживал так же, как Фату-Хива. Но в отличие от Фату-Хивы, он не был похож на астероид, скорее всего потому, что был более пологим и имел кольцо рифов вокруг, белая пена прибоя на которых и коралловые пляжи за ними придавали ему уютный вид. А когда в нескольких милях от гавани по курсу вынырнул пятиметровый китенок и махнул плавником, как бы приглашая проследовать за ним, в голове неожиданно мелькнуло: «Добро пожаловать домой…»





На острове





 


Начался прием гостей. Для начала неожиданно появившийся харбормастер чуть было не отправил нас гулять в море до понедельника. Джеку пришлось некоторое время поуговаривать его разрешить нам ходить хотя бы до туалета, который находился в полукилометре на рынке. Следующим был капитан соседнего катамарана. Выслушав укороченную до нескольких фраз историю нашего плавания, он ушел и через пару минут вернулся с пятью банками холодного пива. Затем - вице-президент ассоциации каноэ, затем – президент, а по совместительству – главный шаман острова, член королевской семьи, Иэн Карика́. Тогда мы еще не представляли, насколько он интересный человек. Он и помог нам уладить дела с властями и легализоваться в выходной. Нашли отель в хорошем тихом месте, как оказалось – рядом с резиденцией королевской семьи.
Остров оказался очень маленьким – длина автобусного маршрута по берегу около 40 километров, но очень живописным и дружелюбным.


Заботы







По лодке работ в этот раз было непривычно немного – сказалась хорошая работа на Таити. Надо было лишь заштопать кливер и заклеить прокушенную секцию. Зато серьезного ремонта требовал экипаж. У капитана случилось что-то похожее на смещение позвонков в пояснице, от которого он не мог нормально передвигаться и даже нормально спать, у меня что-то случилось с плечевым суставом – я не мог поднять правую руку. На наше счастье на острове оказалась Оксана Махно, русский доктор, родом с Иркутска, живущая в Полинезии с 1993 года. У нее на нас была всего неделя – нас гнал вперед надвигающийся сезон тропических циклонов. Но за неделю она, как мне казалось, сделала невозможное – мы стали нормально двигаться. Попутно она поработала день нашим гидом в горах, рассказала много интересных историй о шаманах Самоа, Кука и Новой Зеландии.

 




Легенда семьи Карика́. Людоеды, шаманы и мореходы.





 


27 поколений назад, в начале второго тысячелетия от Рождества Христова, три семьи прибыли на трех больших каноэ с Самоа на прекрасный остров Раротонга. Убив всех мужчин и мальчиков и взяв в жены женщин, они поделили остров на три части. С тех пор началась новая история народа Раротонга. Кто были те, кого уничтожили самоанцы? Мы этого никогда уже не сможем узнать.
Из уст Иэна этот рассказ звучал как лекция с кафедры истории какого-нибудь местного колледжа. Потомок тех самых людоедов выглядел нетипично для полинезийца – небольшого роста, с абсолютно европейским лицом, совершенно без татуировок, говорящий на безупречном английском. Звание главного шамана совершенно не ассоциировалось с его добродушным выражением лица. Наше обезьянье любопытство немного забавляло, но не обижало его. Он был всегда открыт по отношению к нам. Он любил остров, на котором родился, бережно хранил его традиции и с радостью делился с нами тем, чем считал нужным поделиться. Особенная гордость чувствовалась в нем, когда он рассказывал нам о возрождении полинезийского мореходного искусства, показывая реплику древней ваки – двухкорпусного полинезийского каноэ-катамарана.

 


Методы полинезийской навигации тысячелетней давности вызвали у меня удивление и восхищение. В южном полушарии практическая астрономия имеет свои особенности, связанные не только с движением звезд, но и с особенностями жизни. Первая особенность - здесь нет звезд, не перемещающихся по небосводу, таких, как Полярная. Вторая – до прихода европейцев здесь не было часов. Это совершенно естественно - в раю нет необходимости считать минуты, и даже часы. Полинезийцы определяли время днями, делили время на времена года, о возможности определить широту по положению Солнца в полдень они, скорее всего, не догадались. Но у них помимо этого было много способов определить свое положение в пространстве, более сложных, чем у жителей северного полушария, но не менее эффективных. Они запоминали траектории и положение наиболее ярких звезд для каждого дня года. Они знали наизусть направления ветров и течений. Они ориентировались по волне и ветру. Этому непростому искусству, не науке, а именно искусству, древние шкиперы учились годами, наблюдая за морем и небом и запоминая, запоминая, запоминая… А потом они успешно преодолевали сотни, тысячи морских миль, читая море и небо, как опытный охотник тайгу.



На этом фото - члены ассоциации полинезийского каноэ Раротонга



Королева Маргарет





 


Маргарет, глава одной из тех трех самоанских семей, не принимала никого, кроме родственников, уже пятнадцать лет. Она жила в небольшом доме, спрятанном от посторонних глаз большим немного запущенным парком.
- Иэн, а как нам к ней обращаться – Ваше Величество?
- Просто Маргарет. А лучше как мы – Мама.
93-летняя Маргарет долго и внимательно слушала Джека. Казалось, что наш визит не представляет для нее особого интереса – она слушала то, что переводил ей Иэн, иногда кивала, казалась по стариковски отстраненной от происходящего, и вдруг… Она с совершенно искренней радостью обняла каждого из нас. И потек непринужденный разговор, будто мы с Карика́ были соседями по улице, и вдруг по случаю праздника зашли к ним в гости. Улыбка Мамы говорила: «У вас все будет хорошо!». У нас все будет хорошо…


27.10.2012







В субботу, 27 октября, когда катамаран уже был полностью готов к выходу, мы с капитаном сидели в «Вака-баре», слушали блюз-концерт небольшой команды с Таити и беседовали с капитаном новозеландского катамарана. Завтра нам предстояло выйти навстречу летним ураганам Южного моря. А сегодня со сцены звучал «Led Zeppelin», под балконом ласково шумел прибой, а капитан Питер приглашал нас зайти в самый русский порт Новой Зеландии – Нельсон.


28.10.2012





 


Иэн устроил нам проводы по обычаям полинезийских мореходов. И конечно же в стране колдунов без мистики не обошлось. Двумя месяцами раньше Джек прихватил на память из городища Тааоа, что на Хива-Оа, небольшой круглый камень. Я нашел его, прибираясь в ящиках, и, как человек, не очень склонный обзаводиться сувенирами из мертвых городов, выбросил его здесь же, на пляже у «Вака-бара». Но этот камень за день до нашего отхода попался Иэну, который определил, что это именно наш камень. Камни, которые берут в плавание полинезийцы, шаманы называют именами местных птиц, потому что птицы всегда находят землю в океане. Наш камень получил имя Курири – птицы, живущей в Сибири, а зимующей здесь, на южных полинезийских островах. Мы снова получили его в подарок, на этот раз в качестве талисмана на удачу, а мне пришлось пересматривать свое отношение к подобным «сувенирам из прошлого». В 8-00 Иэн надел на нас пальмовые венки, мы прочитали вместе с ним местную молитву на дорогу и под проливным дождем отвалили от пляжа. Дождь в дорогу здесь считался хорошим предзнаменованием…
О том, как нам пройти зону штормов, мы решили подумать позднее, когда доберемся до Фиджи. Сейчас наш выход был рассчитан так, чтобы в минимальный промежуток между циклонами оказаться вблизи Тонга или Ниуэ и успеть нырнуть в убежище, чтобы переждать непогоду. Сезон циклонов начинался с 1 ноября, но на самом деле мы начинали игру в рулетку с погодой уже сегодня. Низкие облака закрыли жаркое весеннее солнце, а прогноз не обещал потоянства.



Текст: Станислав Березкин
Фото: Евгений Ташкин, Станислав Березкин
7
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.