Фюрербункер в Берлине: было, да быльём поросло

О том, что я, оказывается, люблю Германию, я узнала в 5-м классе школы. На одном из первых уроков истории учительница дала домашнее задание приготовить небольшой доклад о любой стране, я одной из первых подняла руку и «забила» Германию. Причём мотивов, причин такого выбора не помню, только сам факт. Не осталось воспоминаний и о содержании того доклада. Хорошо помню лишь всплеск новой волны интереса к этой стране всё в том же 5-м классе, когда начались первые обзорные уроки по теме Второй мировой войны и личности её главного «вдохновителя» — Адольфа Гитлера. И интерес этот жив до сих пор.

Здесь стоит сразу пояснить, что моя заинтересованность носила и носит чисто «человеческий» характер, то есть когда персона главного фашиста в первую очередь рассматривается с точки зрения: «Как один человек мог запудрить мозги стольким…?» А если вспомнить историю и то, что партия Гитлера шла к верхам довольно долго, поначалу имела минимум сторонников и вообще мало кто верил в победу национал-социализма, становится ещё интереснее… И это не считая слухов и фактов о мистической стороне жизни и деятельности рейха, а также многочисленных покушениях на фюрера, когда он буквально чудом избегал катастрофы… Одним словом, пытливому уму есть чем интересоваться, есть над чем подумать.



Так же как жизнь, интересна и смерть Гитлера: 30 апреля 1945 года, примерно в 15-30 он и его на тот момент уже законная жена Ева Браун покончили с собой в так называемом фюрербункере — комплексе подземных укреплений, располагающихся под имперской канцелярией в Берлине.

Западные исследователи и журналисты нередко настаивают на версии о том, что фюрер застрелился, однако заключения докторов, производивших в 1945-м вскрытие и исследование останков, однозначно свидетельствуют о том, что Гитлер принял цианистый калий. Вместе с тем выстрелы 30 мая в бункере всё-таки прозвучали, но, по свидетельствам очевидцев, нажимал на курок вовсе не фюрер…

Военный переводчик Елена Ржевская, в дни взятия Берлина принимавшая активное участие как в поисках главного фашиста, так и в его последующем опознании и расследовании обстоятельств смерти, по воспоминаниям о том времени написала великолепную книгу «Берлин, май 1945-го», где подробно рассказала о событиях, развивавшихся в фюрербункере и его окрестностях в дни крушения «третьего рейха». Вот что, в частности, она пишет по интересующей меня теме:

«Гюнше, стоявший под дверью, выстрела не слышал, зато почувствовал сильный запах горького миндаля, когда дверь оказалась немного приоткрытой. Но кое-кто, например секретарша Гитлера Гертруда Юнге, слышала. Она сказала:

«Когда я вышла из кабинета Гитлера и поднялась на лестничную площадку убежища, я услышала два выстрела. Предполагаю, что выстрелы произведены в кабинете Гитлера».

Как бы там ни было, люди решили, что Гитлер застрелился. Раздался ли на самом деле в комнате Гитлера выстрел или лишь почудился тем, кто ожидал за дверьми конца? И если он в самом деле раздался, то кто же стрелял? Встретившиеся мне показания начальника личной охраны Гитлера — Раттенхубера — как будто бы проливали на это свет.

«Примерно часа в 3—4 дня, зайдя в приемную, — пишет он, — я почувствовал сильный запах горького миндаля. Мой заместитель Хагель с волнением сказал, что фюрер только что покончил с собой. В этот момент ко мне подошел Линге, он подтвердил известие о смерти Гитлера, заявив при этом, что ему пришлось выполнить самый тяжелый приказ фюрера в своей жизни.

Я удивленно взглянул на Линге. Он пояснил мне, что Гитлер перед смертью приказал ему выйти на 10 минут из комнаты, затем снова войти, обождать в ней еще 10 минут и выполнить приказ. При этом Линге быстро ушел в комнату Гитлера и вернулся с пистолетом «вальтер», который положил передо мной на столе. По специальной внешней отделке я узнал в нем личный пистолет фюрера. Теперь мне стало понятно, в чем заключался приказ Гитлера.

Гитлер, видимо, усомнившись в действии яда, в связи с многочисленными впрыскиваниями, которые на протяжении длительного времени ему ежедневно производили, приказал Линге, чтобы тот пристрелил его после того, как он примет яд… Присутствовавший при нашей беседе имперский руководитель гитлеровской молодежи Аксман взял пистолет Гитлера и сказал, что он его спрячет до лучших времен».



Раттенхубер не знал, видимо, еще одного обстоятельства, побудившего Гитлера дать этот приказ Линге. Дело в том, что, когда испытывали яд на собаке, отравленный щенок долго боролся со смертью, и в него выстрелили. Это было установлено при вскрытии найденных в воронке умерщвленных собак, хотя поначалу этого не заметили и в акте их обнаружения это не отражено».


Обгоревшие останки супругов Гитлер 5 мая были найдены неподалёку от фюрербункера в воронке от разорвавшегося снаряда. Записи из советских архивов утверждают, что впоследствии их перезахоронили на полигоне НКВД под Магдебургом, затем эксгумировали, кремировали и рассеяли над Эльбой. Бункер же вместе со зданием имперской канцелярии взорвали и засыпали грунтом…

Разумеется, как пытливый исследователь и путешественник я просто не могла не поехать в Берлин и не побывать на том месте, где в числе прочего и вершилась столь интригующая мой ум история.



Официальный адрес, по которому сегодня можно найти место дислокации экс-фюрербункера, — in den Ministergärten, 10117 Berlin. Однако, если не знать этого, район ничем не примечательный — обычный жилой массив, аккуратные многоэтажки, пропускной шлагбаум, парковка для авто — словом, типичный берлинский дворик. Привлекает внимание лишь стоящий посреди него информационный стенд, на котором белым по синему рассказывается, что здесь находилось раньше, приводятся схемы и фото.

Ощущения? Для любителя истории — потрясающие. То, что местность изменилась до неузнаваемости, не отменяет событий, здесь произошедших, и капелька фантазии вкупе с кадрами старых фотографий оживляет воображение до впечатляюще реальных масштабов!



Под натиском нахлынувших чувств я присела на деревянный заборчик возле стенда. «Вам нехорошо?» Как можно было ответить на этот вопрос? Сказать «да» — значит обмануть участливого коллегу-туриста, а «нет» подразумевает объяснения, которые, простите за тавтологию, сложно объяснить. Мне было не просто хорошо, я испытывала состояние абсолютного, спокойного такого… счастья. От того, что наконец-то нахожусь в столь значимом для меня лично историческом месте, вижу всё своими глазами и «чувствую своими чувствами». Безусловно, Гитлер был ужасным человеком и творил чудовищные вещи, но он — часть — и довольно весомая! — истории. А историю — своего народа, страны, планеты… — нужно знать и «трогать» как можно чаще. Мне так кажется. Поэтому я улыбнулась и промолчала и, уверена, меня поняли правильно.
8
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.