Добро пожаловать на остров Возрождения! (Часть 6)

Суббота. 24.10.2015

Я проснулся от нестерпимого холода, и попытался плотнее закутаться в спальный мешок. Как ни тщился согреться, расправляя уложенные внутри спальника в качестве дополнительной теплоизоляции вещи, теплее не становилось. Я потрогал внешнюю поверхность мешка. Ещё сухо. В палатке тоже было необычайно холодно. Я извлёк из рюкзака запасные тёплые носки и тельняшку. Надел их. Не помогло. Тогда я распаковал одноразовую порошковую грелку, встряхнул её и подложил под спину. То ли порошок слежался, то ли вышел срок годности, но грелка едва работала.

Я обратил внимание, что и Макс беспрестанно ворочался. И подумал, что он тоже мёрзнет.

- Эй, Макс. Не спишь? Холодно?

- Да, - послышался короткий ответ. По интонации я понял, что товарищ замёрз не меньше моего.

- Я тоже. Похоже, ударил нешуточный мороз.

Слегка дрожа от холода, я стал думать, как бы согреться.

«Утеплиться больше нечем. Эффект от использования газовой горелки непродолжителен, к тому же газ нам ещё нужен для приготовления пищи. Разжечь костёр? Тогда придётся возиться со сбором дров, и не поспишь толком. Уже проходили: то один бок мёрзнет, то другой – вертишься как шашлык. Остаётся не самый приятный, но зато надёжный метод.»

- Макс, мы рискуем получить переохлаждение. Поэтому будем греться дедовским методом. Залезай в мой спальник. А твоим накроемся сверху. Прижимаемся спина к спине и согреваем друг друга.

Товарища не пришлось упрашивать. Он быстро перебрался в мой спальник. Мы развернулись друг к другу спиной, и укрылись вторым спальным мешком. Согрелись довольно быстро и заснули. Так что метод при всей его неприглядности оказался действенным.

Звонок будильника. Подъём. Зарядка. Завтрак. Сбор.

Морозная ночь всё-таки изрядно попортила отдых, верхний спальник и нутро палатки сильно намокли. Конденсат в виде инея отложился на стенках палатки. Перед тем как свернуть палатку, мы хорошенько протрясли и высыпали изнутри большую часть тонких льдинок. Из выпавшей кучки инея, пожалуй, удалось бы натопить целый стакан воды.



Затем мы неожиданно быстро для самих себя дошагали до схрона в камышах, и безотлагательно приступили к ревизии припасов. Вода и снаряжение сохранились в прежнем количестве и качестве, чего нельзя было сказать о съестных припасах.

В мою заначку с пакетиками гречки и овсянки наведались грызуны и испортили несколько единиц пайка. При том, гречка осталась не тронутой, мыши покусились только на овсянку. Также пострадала пачка галет – половину пришлось забраковать.

Закладка Макса понесла куда больший ущерб. Он лично фасовал порции овсянки и мюслей в целлофановые пакеты, кои гораздо уязвимее, нежели заводская вакуумная упаковка. В результате, мыши испортили почти все порции, а одну выжрали подчистую.

Однако, мы были не в обиде на зверушек. Даже с учётом потерь, еды у нас было предостаточно, и поделиться ею было не жаль. Ссыпав надкушенные галеты и каши возле найденной норки в камышах, мы принялись за уничтожение оставшихся излишков. Ведь нам предстоял повторный бросок через солончак, и не хотелось тащить на себе хотя бы один лишний грамм.

В ход пошли двойные порции растворимых супов и каш, галеты ели безо всякого подсчёта, а гвоздём застолья стала банка с томатным супом.

Ароматный и наваристый супчик, сдобренный изысканными химикатами, после пресных и примитивных по вкусу сублиматов казался истинным нектаром. Знаю, это смахивает на рекламу, но что ни говорите, а хайнцовские консервы великолепны.

Мы уплетали суп и вспоминали, как сидели на этом же месте всего лишь три дня назад. Уставшие, мучимые жаждой, с ноющими от тяжести плечами... Подумать только – три дня назад! Нам же казалось, от того дня нас отделяют месяцы.

Итак, с пищей покончено. Верёвка, чулки ОЗК и дополнительная одежда снова погрузились в рюкзаки, добавив веса. Вышли на солончак.



Вновь под ногами крошится белёсая корка, пахнет илом и в лицо летят частички соли. Мёртвая земля. Красиво… Затрудняюсь объяснить в чём заключается красота. С виду ничего особенного. Мир поделен на две части: снизу – белая с серым, сверху – синяя. Между ними тёмная полоса и эдакий градиент от бледно-голубого до ярко-синего. Всё. Вокруг пустота. И всё равно красиво!



Через три часа на горизонте заблестела протока. Подошли к береговой линии и по знакомому маршруту перебрались на противоположный берег.





А дальше вдоль кромки направились к облюбованному ранее островку камыша.



К пяти вечера были на месте. Просушили на ветру спальники и палатку, и не дожидаясь заката, завалились спать. Кто мог гарантировать, что ночь будет спокойной? Ведь здесь, за протокой, вероятность появления людей возросла в разы. Дабы не повторять сценарий минувшей ночёвки, мы сразу забрались в толстый спальник Макса, а мой уложили сверху. Разместились так, что соприкасались только наши ноги ниже колен. Таким образом, удалось избежать тесноты.

- Ну, осталось пережить одну ночь, да завтра день продержаться, - сказал я.

- Надеюсь, машина придёт вовремя, - произнёс Макс.

- Хех, это главная интрига завтрашнего дня.

- Я бы сказал, интрига всего рейда. Представь, мы успешно проделали весь маршрут, а за нами не приехали.

- Не так страшно, как кажется. Если что, дойдём пешком до посёлка. Наймём там мотор, и если повезёт, даже не опоздаем на поезд.

И тут нас пробило на смех. Наверное, сработал какой-то механизм психологической разгрузки. Мы ржали, как кони, не в силах уняться. Стоило кому-нибудь из нас выдавить из себя слово или фразу, как следовал очередной приступ хохота. Насмеявшись до боли в животах, мы успокоились и уснули.

Воскресение. 25.10.2015

Под утро я так устал лежать, что ворочался чуть ли не каждые четверть часа, и был весьма обрадован звонком будильника. Тринадцатичасовой сон – это, конечно, хорошо. Но всё должно быть в меру. Я ощупал опухшее лицо и посмотрел на Макса. Столь затяжная спячка и для него оказался излишеством.

- Утро в китайской деревне, - прокомментировал я. – Ночью не замёрз?

- Нет, было даже жарко.

Я прикоснулся к своему спальному мешку, который мы уложили поверх спальника Макса. Его поверхность была мокрой, однако он не промок насквозь и защитил спальник товарища от влаги, а следовательно и нас.

- Макс, не будем засиживаться. Совершаем моцион, едим, собираем лагерь и топаем на место встречи. Вдруг за нами приедут раньше?

- Да, я тоже хотел это предложить, - сказал Макс, растирая заспанные глаза.

В половину одиннадцатого прибыли в условленное место. Туда, где почти неделю назад нас высадили. Машина должна была приехать ровно в двенадцать.

Я уже много раз упоминал о сильном и холодном ветре, и, наверное, надоел этим. Но о нём невозможно забыть. Мы ходили туда-сюда и размахивали руками, чтобы согреться. Это удавалось с трудом. Непрерывный поток леденящего воздуха не продувал нескольких слоёв одежды, он попросту выстужал её. Солнце стояло высоко и светило ярко, но практически не грело. Вокруг не было ни куста, ни бархана, ни другого укрытия. Ставить палатку на таком ветродуе было рискованно. Я периодически посматривал на часы. Стрелки, словно тоже окоченели от холода, и вяло ползли к двенадцати. Чтобы не мучить себя бесполезными наблюдениями за циферблатом и хоть как-то отвлечь наши мысли холода, я завёл с Максом беспредметный разговор. В этой беседе мы неплохо скоротали время. Я опять задрал рукав на левой руке и глянул на часы.

Они показывали половину первого.

« Что-то долго их нет. Может машина сломалась или… забыли? Ну, нет. Тут ведь не дикари живут, а нормальные люди, прекрасно понимающие, что нам на своих двоих отсюда не выбраться. Но почему их до сих пор нет?»

Волнение росло с каждой минутой. И с каждой минутой я замерзал всё сильнее.

« В любом случае, мы уже не можем просто топтаться здесь и ждать. Даже если машина за нами не придёт, дойдём до посёлка пешком»

- Макс, - окликнул я напарника. – Собирайся, пойдём им на встречу, а то замёрзнем.

Макс подхватил и надел рюкзак. Он поравнялся со мной и спросил:

- Думаешь, не приедут?

Я пожал плечами:

- Всякое может быть. Но мы больше не можем ждать. У нас почти нет еды, и воды осталось только на один день.

- Далеко ли до посёлка?

- Тридцать километров, - соврал я, уменьшив предстоящий путь почти вдвое.

- Это не так много. За день осилим, - спокойно сказала Макс.

- Конечно, осилим, дружище. С чего нам тут с тобой пропадать, когда уже столько пройдено?

Подошвы наших ботинок крошили корку засохшего ила. Движение помогло согреться.

«Дотянем. В конце концов, не умирать же здесь? Это было бы крайне глупо.»

Я снова взглянул на примеченный объект, и заметил, что рядом с ним по небу стелется странное облако. Остановился. Впился взглядом в едва заметное облако, и понял, что это шлейф пыли, тянувшийся за движущейся серой точкой.
Я скинул рюкзак и стал разминать плечи. Напарник с некоторым удивлением посмотрел на меня. Я кивнул в сторону разраставшегося пыльного шлейфа:

- Наша карета подана. Рейд окончен.
2
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.