День шестой: Все выше и выше




Первая палаточная ночевка прошла довольно комфортно, если сон в палатке вообще может считаться комфортным. Переходная между сентябрем и октябрем ночь выдала свою порцию холода, но будто бы сжалившись над нами, лютовать не стала.



По ощущениям столбик термометра не опускался ниже ноля, но спать все равно было холодно. Временами, очнувшись от тяжелого сна, я горячо желал, чтобы эта ночь поскорее кончилась. Думаю, такого же желания придерживались и мои спутники. Светать начало в 6 часов, однако высунуть свои носы из палаток мы решились только спустя час.



Обычный человек использует утренние часы для чего угодно, только не для работы. Совсем другое дело — фотограф. Для него утро — время лучших кадров, короткий отрезок идеального сочетания света и тени.



Несколько утренних часов при их правильном использовании позволят хорошему фотохудожнику набрать столько шикарных кадров, сколько он не соберет за весь день. Погоне за лучшими кадрами мы и посвятили рассветные часы.



Пара часов ушла на то, чтобы вдоль и поперек исследовать косу, на которой мы накануне разбили свой лагерь. Сколько, оказывается, удивительного можно увидеть, сколько приятных открытий сделать, совершив всего несколько шагов. Случайно выбранная для ночевки коса еще вчера не представляла для нас исследовательского интереса. Но уже сегодня, пройдясь по ней, мы обнаружили, например, совершенно замечательные скалы и красивейший цветной утес, усыпанный великолепной скальной растительностью. Совсем немного отойдя от лагеря мы случайно нашли то, что собирались искать в другом месте.



Плодотворно поработав, позавтракав и свернув палатки, мы двинулись в дальнейший путь. На коротком утреннем совещании было решено завершить подъем по Зеве и вернуться в течение Бикина. Мотивом столь нелегкого решения стал все тот же набирающий силу спад воды.



Уходящая вода практически оголяет многочисленные перекаты на реке, что существенно повышает шансы оставить на них как минимум лопасть винта, а если не повезет совсем, то и редуктор мотора. И даже, если каким-то чудом удастся прорваться через них как можно дальше, то есть опасность того, что водный путь назад будет отрезан до весны.



Конечно, будь наш багаж не столь увесист, а экипаж лодки многочисленнее, с большой долей вероятности мы бы пошли на риск. Наличие лишних рук оставляло бы нам пространство для маневра и, столкнувшись с непреодолимой преградой на воде, мы легко могли обойти ее по суше, протащив по ней же и лодку с грузом. Но, увы, всего этого не было, и мы доверились Константину, однозначно высказавшегося в пользу возвращения на главную реку и продолжения подъема по ней.



Мы оставляли Зеву с тяжелым сердцем, но с надеждой, что жизнь еще предоставит нам шанс вернуться в ее неспокойные воды.



Спустя полчаса пути показалась та самая развилка, где Зева сливается с Бикином. И снова «старший брат» принял нас в свои просторы, и мы, воодушевленные новым свиданием, продолжили подъем к его истокам.



На берегах реки уже серьезно похозяйничала осень: разнородному лесу досталось от нее сочных красок, лишенных полутонов. Стройные березы подставляли свои золотистые кроны под выглядывающее из-за туч яркое октябрьское солнце, чтобы уже через несколько дней сбросить свой парадный наряд под корни и замереть до весенней капели.



Не отставали в этом развлечении и грациозные лиственницы, также готовясь вскоре подтвердить свое реноме единственного хвойного дерева на Дальнем Востоке, сбрасывающего листву к зиме.



Не так повезло деревьям других лиственных пород, которым осень отвела совсем немного времени на красование перед нами парадным нарядом. Совсем голые и одинокие стояли они, завидуя своим более везучим собратьям. И только вечнозеленые ели и сосны, кедры и пихты разбавляли этот парад красок своей сочной темной зеленью.



Посреди всего этого великолепия, называемого бикинским лесом, ждал нас прекрасный подарок: проделавший в береговом склоне выход великолепной красоты ручей. Между поросших мхом огромных булыжников, переливаясь и журча, потоки ключевой воды неслись в Бикин, пытаясь насытить его уходящую полноводность.



Я все больше восхищаюсь этим удивительным природным уголком на севере Приморья, царством, имя которому — Бикин. Глядя на прозрачные воды проток и рек его бассейна, на раскиданные по сопкам нетронутые лесные массивы, на мшистые камни и искрящиеся ручьи, понимаешь, почему так бескомпромиссно и жестко защищали все это местные жители, когда сюда захотели прийти лесорубы. И не только понимаешь, а готов встать рядом с ними, если кто-то вновь соберется зайти в этот лес с топором и бензопилой.



Из наблюдений: Бикин пахнет рыбой. Этот ни с чем не сравнимый запах, знакомый каждому, кто хоть раз держал в руках свежую рыбу, здесь повсюду. Его ощущаешь, когда идешь на лодке, стоишь на косе или берегу, рыбачишь по пояс в воде. Наверно, так и должна пахнуть самая рыбная река в Приморском крае.



Мы поднимались все выше, пока не обнаружили свободное зимовье неподалеку от урочища Санькин залив. В нем и решили остановиться сегодня, чтобы провести будущую ночь в тепле и с крышей над головой. Завтра мы продолжим свой подъем. День за днем желанные верховья становятся все ближе и ближе, и есть надежда, что могучая река позволит нам увидеть места, где берет свое начало в самом сердце первозданной уссурийской тайги.





Продолжение следует...
3
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.