День четвертый. Улунга




Ночь с 29 на 30 сентября поставила температурный рекорд экспедиции: в утренние часы столбик термометра показал -4. Зарождавшийся рассвет украсил нарисованную ночными заморозками картину. Серебристый иней с большой аккуратностью покрыл еще не потерявшую в летних красках зелень и листву. Под ним же оказалось все неживое, до чего смог добраться первый мороз. Особой красотой поразила утренняя река Светловодная (Улунга), на берегу которой стоит село. Остуженные холодной ночью ее воды встречали утреннее солнце золотистой дымкой и, дыша этими испарениями, просыпалось все вокруг. Густой туман опустился на вершины сопок, лишь изредка оголяя в своей плотной материи золотистые кроны осенних берез.



В наслаждении этой захватывающей дух картиной и прошло наше утро. Настало время для изучения самого села и его жителей.

Основанное в начале XX века переселенцами-старообрядцами поселение до 1972 года называлось Улунга. Такое же имя носила и река, на берегу которой оно стоит. После конфликта на Даманском, повлекшем, как известно, массовое истребление китайских топонимов в Приморье, и село, и река были лишены исторического названия. Село Улунга стало Охотничьим, река Улунга — Светловодной. Нужно сказать, что у местных новые топонимы не прижились, и они по-прежнему величают и деревню, и реку на старый лад – Улунгой.



Что вам рассказать об Улунге? Поделюсь тем, что успел узнать сам.



Турбаза, на которой мы остановились, принадлежит некоему летчику Титову из Дальнереченска. В былые времена, когда эти края еще были связаны с большой землей регулярным авиасообщением, он летал сюда на самолете АН-2. Когда же регулярные рейсы на Улунгу закрыли за ненадобностью, предприимчивый летчик выкупил у авиакомпании «кукурузник», взял в аренду взлетно-посадочную полосу в 3 км от села и кусок берега, где построил турбазу для рыбаков и охотников, которых сам же сюда и доставляет. Схема такова: из желающих формируется группа из шести человек, которая самолетом из Дальнереченска забрасывается в Улунгу. В течение пяти дней туристы живут в одном из домиков базы, ездят на рыбалку или охоту на транспорте и с проводником турбазы. По истечении времени тура группа самолетом доставляется на большую землю. Цена одной такой поездки — 280 тысяч рублей. С клиентами проблем нет: в разгар рыболовно-охотничьего сезона почти ежедневно ЗИЛ с турбазы наведывается на ВПП, чтобы забрать очередную группу любителей рыбной ловли и охоты, попутно увозя уже отдохнувших.



Сейчас на турбазе Титова имеются пять 3-4-комнатных домиков, баня и нескольких вспомогательных строений. Один из домиков турбазы используется только для размещения вип-гостей, в частности, здесь во время своих нередких визитов в Улунгу останавливается экс-губернатор Приморья, а ныне успешный бизнесмен Сергей Дарькин, заядлый охотник. «Дарькинский» домик, как его называют местные, оборудован камином и прочими атрибутами для вип-отдыха (например, внутренним туалетом и душем).



Всего в селе не больше 20 домов, разбросанных на значительном удалении друг от друга по правому (если идти с Красного Яра) берегу реки. Преимущественно это большие двухэтажные дома, окруженные рядом мелких хозяйственных построек и огородом. Участки разделены лесочками и полянками, заросшими диким шиповником нескольких видов. Большая часть Улунги покрыта этими бесконечными плантациями кустарника с вкусными (поверьте на слово) ягодами.



Что-что, а установить точное количество коренных жителей не удалось. Аборигены называли разные цифры, и мы в итоге сошлись на том, что постоянно живет в Улунге не больше 15 человек. Что удалось узнать точно, так это количество официально работающих селян — их четверо.

«Градообразующим» для Улунги учреждением является метеостанция, которая работает здесь уже на протяжении более 70 лет. На ней трудятся три сотрудника — начальник и два специалиста. Трижды в день они замеряют разные метео,- и гидропараметры и передают их на большую землю. Зарплаты невысокие: начальник получает 14 тысяч рублей, специалисты — по 10 тысяч. Деньги, особенно по местным меркам, небольшие, но метеорологи не жалуются, говорят, что ехали сюда не за длинным рублем, да и тратить заработанное негде: магазинов в селе нет.



Продукты, бытовую химию, предметы быта и прочие товары повседневного спроса попадают в Улунгу через все того же летчика Титова. Раз в месяц каждый двор составляет список необходимых товаров, который вместе с деньгами передает на турбазу, и ждет, когда очередной «туристический» борт доставит сборный груз в село. Учитывая сложную и дорогую логистику, закупки обычно делаются впрок: муку и сахар — мешками, крупу и макароны — коробками, сигареты — блоками. Работникам метеостанции полагается продуктовый паек, который также попадает в Улунгу самолетом Титова.



Наиболее дефицитные товары в селе — алкоголь и сигареты. Ну и, конечно, топливо. Бензином здесь заправляют не автомобили (их, как и дорог, в Улунге нет, за исключением базовского ЗИЛа), а электрогенераторы. Стационарного электричества в селе нет, поэтому большинство дворов обеспечивает себя светом самостоятельно. Бензин можно купить только на базе и стоит он безумно дорого — 100 рублей за литр.



Нет в Улунге и связи: ни мобильной, ни какой-нибудь еще. Известное поручение Медведева в бытность его президентом об обязательном обеспечении связью всех без исключения населенных пунктов страны этих мест почему-то не коснулось.

Дети в Улунге есть, а вот школы нет. Когда ребенок достигает школьного возраста, он вместе с матерью на учебный год перебирается в Красный Яр, где школа есть. Живут, как правило, у родственников или в съемном доме, а домой выбираются только на каникулах и летом.



Нет в Улунге и больницы, да и кому она здесь, в тайге, нужна? Зато есть часовня, правда заброшенная. Интересна история ее появления, которую нам поведали местные.

Около пяти лет назад появился в Улунге облаченный церковным саном не то дьяка, не то клирика, священнослужитель с «миссией» возвести в глухом таежном селе дом для молитв. С одним из улунгинцев, знавшим толк в деревянном домостроении, в несколько месяцев срубили они в уединенном лесочке по центру деревни небольшую бревенчатую избу под будущую часовню. Несмотря на всю абсурдность затеи (ну какая православная часовня в бывшей старообрядческой деревне?), священнику удалось привлечь к богоугодному делу одного обеспеченного туриста, который взялся оплатить изготовление и доставку в тайгу позолоченого купола с крестом и прочего убранства для церковного сооружения. Последний свое слово сдержал и спустя год таежную часовню венчал покрытый золотом купол с крестом, а внутри разместились иконы и прочие необходимые для служб предметы.

Все хорошо в этой истории, если бы в один прекрасный момент религиозный деятель не был отозван церковным руководством обратно на большую землю. Дальнейший церковный путь «миссионера», со слов местных, не заладился, и через некоторое время он был отлучен от церкви за какой-то проступок.

Построенная же им часовня с тех пор находится в запустении — нового настоятеля в Улунгу так и не прислали.



Что еще вам рассказать об Улунге? Здесь очень красиво — как и везде в бассейне Бикина. Здесь очень много собак, которых местные держат в огромных количествах из-за их плохой выживаемости (а какая она еще может быть когда по соседству живет тигр?).



Здесь живут люди, судьбы которых достойны быть описанными в книгах. День, проведенный в таежном селе, дал нам возможность познакомиться с ними. Мы узнали Марилию Петит — 30-летнюю француженку из сельской провинции Пятой Республики, променявшуя свой европейский дом на любовь и бикинскую тайгу.



Много интересного нам рассказал таежный отшельник Алексей Петрович. Эти важные, на наш взгляд, истории мы обязательно расскажем вам в будущих материалах. Точнее, расскажут их сами наши герои.



Завтра мы оставим это удивительное место и двинемся дальше к заветной цели — верховьям Бикина. Следите за обновлениями.



Видео четвертого дня



Промо-ролик нашего путешествия

3
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.