Что мы знаем о тутси и хуту? Руанда

Страна «вечной весны», «африканская жемчужина», «оазис Лунных гор» - это всё Руанда, а уж подтверждением тех слов стало продолжение путешествия по Африке.
11 октября, загрузившись в публичное такси, мы с подругой отправились из Уганды в Руанду, через наземный переход в местечке Gatuna. На заднем сиденье опять шквал народу, но водитель при проезде через полицейские кордоны, отправляет лишнее количество людей на мотоциклах, оплачивая не дорогой проезд, а за кордоном вновь все воссоединяются. Мотоциклисты, зная такой порядок, уже ждут в нужных местах.
Виза в Руанду стоит 30 дол., фото и сертификат о прививках не пригодились, а вот разрешение на въезд в страну спросили. А ещё спрашивали номер компьютера, на котором получено это самое разрешение. На все вопросы мы отвечали непониманием и сотрудники таможенного контроля за нас всё решали, а мы только делали невинные глаза.
Служащие посмеивались над нами, вроде того, что как без знания языков будем передвигаться по стране. А мы тяжко вздыхали и печалились: «Как-нибудь».
Здесь поменяли угандийские шиллинги на руандийские франки. А так как все дороги ведут в Кигали, столицу Руанды, то едем туда и мы.
Именно здесь в Руанде, меня захлестнуло волной восторга от совершенной природы. Здесь было всё красиво!



До Кигали ехали три часа и всё это время не могла отвести взгляд от живописных склонов, засаженных бананами, кофе и чаем.



Вдоль дорог сооружены добротные просторные навесы, под которые складывают уже высушенный кофе, поднятый в мешках с плантаций. А отсюда его вывозят на машинах
В долинах блестели рисовые чеки, залитые водой, горные реки бежали бурными потоками. В горах повсеместно шли дожди, но даже они не смогли затмить всей прелести чудных мест.
Приехав на автовокзал, сразу поняли, что мы в другом мире. Бесконечная череда банков, интернет-кафе, супермаркетов и приличный Hope Guest House прямо у автовокзала. Повсюду высотные строения, а вдалеке виднелись даже небоскрёбы.
Но самым приятным было то, что везде относительная чистота! Пешеходы улыбались! Красивые, стройные, высокие!

-- модная причёска

Замечательно, со вкусом одетые. Просто не верилось, что эта маленькая красивая страна занимает одно из ведущих мест в мире по заболеваемости СПИДом.
Устроились мы в номер с завтраком и горячей водой. Впервые в Африке не захотелось никуда бежать. Я почувствовала себя в полной безопасности и мы решили прогуляться.
Сразу обратили внимание, что в городе, да и в стране, не используют целлофановые пакеты. Мы знали, что на границе у нас их отберут, но всё равно припрятали для себя по парочке. Абсолютно всё и везде пакуется в коричневые не красивые бумажные кульки, но зато экологически чистые.



А для большой тары здесь используют разноцветные бумажные сумки. Пакеты специально искали идя по улице, но к приятному нашему удивлению, не нашли. Всё здесь было какое-то не африканское!.
Национальные платья руандийских женщин повергали в транс.



Яркий ассиметричный и хаотичный рисунок завораживал. За этим платьем можно идти долго и любоваться красками.



Дети за спиной подвязаны кусками тканей в тон платью. Значит мода такая!



На городском рынке продавали уже готовые изделия ядовитых расцветок.



Несмотря на свою яркость и кажущуюся мягкость, ткани оказались очень грубыми на ощупь.



Если изделие из них поставить на пол, то оно стоит и не падает.



Бода – бода, то есть городские мотоциклисты, здесь называются - мотосейко. Они официально числятся работающими, имеют свою униформу и стоят ровными рядами у развилок и перекрёстков дорог.
Центр города очень красив



и здесь мы увидели первых в своей жизни масаи. Красные клетчатые накидки охватывали тела, длинные посохи в руках, как неотъемлемая часть костюма. Масаи считаются одним из самых высоких племен в мире, а пигмеи - самым маленьким, но нам явно не везло, все наши пигмеи и масаи были одного роста.



Что делали эти «самые высокие люди» в Руанде, сказать сложно. Ведь они жители саванн, прирождённые пастухи. Живут в основном в Танзании и Кении, только по пущей надобности покидают страну.
***
Население Руанды очень молодое, что объясняется низкой продолжительностью жизни и я подумала, что по руандийским меркам, мы с подругой живём уже больше чем надо. Мы здесь были самыми пожилыми.
В Кигали никто из народности хуту нам не встретился. Видимо их здесь не много. После той многолетней гражданской войны, которая, то угасала, то разжигалась вновь, эти два враждующих народа - хуту и тутси, так и не смогли примириться. Борьба за власть всегда приносила смерть.
Слишком свежи воспоминания, когда хуту планомерно, сверяясь со списками, розданными бургомистрами префектур, вырезали всех тутси и даже своих хуту, державших нейтралитет.
В результате с октября 1993 г. по май 1994 г. было уничтожено по всей стране более миллиона жителей. Людей вырезали с ежедневной скоростью в пять раз большей, чем в немецких лагерях пленных, во время нашей войны. Соседи резали соседей, чтоб не погибнуть самим.
Было вырезано всё правительство и их семьи, их охрана и прислуга. Не щадили даже иностранцев, работавших рядом с тутси, несмотря на их неприкосновенность.
Детей уничтожали целыми школами, студентов и преподавателей лишали жизни, врываясь в учебные заведения, верующих не выпуская из храмов, резали.
Святые сёстры в монастырях выдавали тутси на расправу, пытавшихся найти у них убежище.
Причиной той войны стала борьба за власть. Тутси, являлись элитой страны, и в своём меньшинстве занимали все ведущие посты. В аппарате власти появился военный министр из хуту. Приговор для тутси был подписан. Не обошлось и без иностранного подстрекательства.
Такова была цена зависти и жажды власти, борьба за которую велась во все времена ещё более жестокими способами. У нас тоже была, Вторая Мировая.
***
Мемориальный комплекс памяти жертвам геноцида, стоит особняком.



Там звучит тихая траурная музыка. С экранов мониторов рассказывают о тех страшных временах. Сцены ужасны. Столица была засыпана трупами, которые просто сбрасывали в сточные канавы. Уйти никому не давали.
На стендах несчётное количество фотографий молодых счастливых людей. Простые домашние, свадебные, застольные, праздничные, торжественные. Глаза ещё горят живым огнём и влюблено смотрят на мир.
Их больше нет, глаза угасли…
Под стеклом большие и маленькие черепа, кости детей и взрослых, в нишах окровавленная одежда с умерших. Тяжело.
А потому хуту ушли в Уганду, Бурунди, Конго. Там им, видимо, не так постыдно. Власть в Руанде снова принадлежит тутси.
Вход в комплекс бесплатный, а при выходе «подайте, кто сколько может». Подали.
Фотографировать внутри можно, но за 20 дол.
Обратно возвращались пешком и с тягостными мыслями, а оттого заблудились.



Название отеля на этот раз помнили, только это название никому не было известно. Проблема поиска отеля нас преследовала в каждой стране.



По городу стояла полиция с оружием. Кто, как ни они, всё знают? Оказалось, не знают. Полицейский стал собирать народ и у всех выяснять место нашего проживания. Диспут постепенно перешёл в спор, мы уже не знали, как уйти, а народ всё спорил и спорил на нашу тему.
Полицейский несколько раз останавливал для нас мотосейко и недоумевал, почему мы не уезжаем.
-- А нам не надо, мы уже наездились, ты бы с наше поездил! А теперь мы пешком хотим, город посмотреть. Только направление покажите!
И полицейский указал путь ленинским жестом. При этом пояснил, когда пройдём два километра, то надо повернуть направо и пройти ещё пять. Там и будет наш «дом». А мы-то знаем, что пройти надо всего три. Побежали в указанном направлении, а вскоре были уже «дома».
В тот вечер ходили в интернет - кафе, на обратном пути я купила авокадо с килограмм за символическую цену. Пустынный ночной город светился огнями, редкие прохожие улыбались, проходя мимо. Я была совершенно спокойна.
7
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.